Рус
Eng

"Пятая колонна" республики. Почему Татарстан теряет стабильность

"Пятая колонна" республики. Почему Татарстан теряет стабильность
"Пятая колонна" республики. Почему Татарстан теряет стабильность
15 ноября 2017, 23:19ОбществоАлександр Ерин
Татарстан, один из наиболее благополучных регионов России, в последнее время всё чаще фигурирует в федеральных СМИ с негативной повесткой: обрушение крупных региональных банков, аресты депутатов, скандал вокруг языковой политики... "НИ" пытаются разобраться, почему «республика-отличник» теряет лидерство.

Команда Минниханова: молодые технократы в окружении ретроградов

Рустам Минниханов возглавил Татарстан в 2010 году по назначению Президента России Дмитрия Медведева. В 2015 году Минниханов выиграл прямые выборы главы региона, набрав более 94% голосов избирателей. Татарстан за 7 лет его руководства вошёл в число наиболее экономически развитых и благополучных регионов России. С 2010 года двукратно вырос ВРП – с 995 млрд до 1,9 трлн рублей в прошлом году. Начиная с 2015 года, регион занимает первое место в рейтинге инвестиционной привлекательности субъектов РФ, который готовит Агентство стратегических инициатив. В 2012 году в Верхнеуслонском районе РТ заложили Иннополис – первый за последние 40 лет новый город в России. Казань встретила Универсиаду-2013, договоренность о которой достигли еще при Шаймиеве, однако готовила её команда Минниханова.

Кадровая политика Минниханова характеризуется стремлением главы работать с молодой командой. В правительстве Татарстана 19 из 30 членов – люди, существенно моложе 50 лет. Большинству обладателей «ключевых» портфелей 40-45 лет. Примерно такой же возрастной расклад и среди помощников Минниханова. Команда главы республики периодически поставляет кадры для федеральных властных структур. Один из ярких примеров – министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров, который в возрасте 28 лет возглавил министерство информатизации и связи Татарстана, а спустя 2 года - уже федеральное министерство.

Однако «молодые прогрессоры» в правительстве республики находятся если не под контролем, то в плотном окружении людей старой закалки из аппарата главы. Каждому, кто более-менее знаком с основными принципами устройства российской бюрократии, хорошо известно, что исполнительный аппарат может легко погасить или, наоборот, подтолкнуть любую инициативу, в том числе, и собственного руководства. Именно поэтому ключевую роль в окружении главы региона принято приписывать не «молодым технократам», а людям первого президента РТ Минтимера Шаймиева.

Руководит аппаратом главы республики с 2013 года Асгат Сафаров. Он известен как сторонник «жёсткой линии» и контроля не только работы, но и частной жизни сотрудников органов власти региона. Сафаров с 1998 по 2012 годы возглавлял министерство внутренних дел Татарстана и покинул пост на фоне скандала с гибелью под пытками задержанного в отделе полиции «Дальний» в 2012 году. Эта смерть вскрыла неединичные случаи изуверских пыток в системе республиканского МВД. Примечательно, что до того, как стать министром, Сафаров был телохранителем первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева.

Руководит аппаратом главы республики с 2013 года Асгат Сафаров

В Татарстане руководитель аппарата главы, по традиции, контролирует и работу государственных СМИ республики, возглавляя совет директоров АО «Татмедиа». Позицию властей региона выражают 98 газет – районных, городских и республиканских, 15 журналов, 17 телеканалов, 11 радиостанций, 87 сайтов и ИА «Татар-Информ». Штат сотрудников составляет 2000 человек. Эффективность этой пропагандистской машины, мягко говоря, сомнительна, подписные тиражи печатных изданий постоянно падают. Несмотря на призывы Минниханова переходить на современные форматы подачи информации, руководство «Татмедиа» не желает отказываться от бумажных носителей. Ежегодно на финансирование гос. СМИ бюджет выделяет порядка 2 млрд рублей.

Еще один выходец из команды Шаймиева – заместитель Сафарова Александр Терентьев, в чьих руках сосредоточены внутренняя политика, взаимодействие с религиозными организациями, работа с политическими партиями и частично – с медиасредой, в частности, соцсетями и мессенджерами. Как и его шефа Сафарова, Терентьева принято считать сторонником «жёсткой линии». Он контролирует религиозные и национальные объединения, создал «карманные» общественные организации, которые, правда, пока не имеют серьёзного веса в обществе.

Еще один выходец из команды Шаймиева – заместитель Сафарова Александр Терентьев

Госсовет РТ: те, кому за 50

В Госсовете Татарстана из 50 депутатов парламента региона только 11 ещё не отметили полувековой юбилей. Спикеру Фариду Мухаметшину в этом году исполнилось 70 лет, столько же – главам комитетов по законности и правопорядку Шакиру Ягудину, образованию, культуре и нацвопросам Разилю Валееву. Парламент в абсолютном большинстве состоит из выходцев из советской управленческой системы, чьи ценности только однажды претерпели серьёзные изменения - в эпоху парада суверенитетов, и с этим багажом они и живут по сей день. В этом смысле связка аппарата и парламента очень логична. Тем более, что списки будущих депутатов, формируются, опять же, в аппарате. Любые попытки кого-либо из депутатов провести в жизнь нечто выбивающееся из общего тренда не только терпят фиаско, но и встречают бурное противодействие. Например, осенью 2017 года депутаты раскритиковали и отклонили законопроект по отмене «абонентской платы» за детсады, который предложил 34-летний представитель фракции КПРФ Артем Прокофьев.

Депутаты регулярно оказываются в центре различных скандалов или курьёзных ситуаций. Например, в СМИ вылилось противостояние депутата Леонида Барышева с мэром Елабуги Геннадием Емельяновым. По данным прокуратуры, компания депутата Илдара Гимадеева накопила миллионные долги по зарплате. Депутат и бывший предправления «Татфондбанка» Роберт Мусин стал фигурантом уголовного дела о мошенничестве с более чем 50 млрд рублей ущерба. Депутат Равиль Зиганшин, глава стройкомпании «ПСО «Казань», регулярно оказывается в центре скандалов то о срыве сроков возведения объектов, например, стадиона к ЧМ-2018 в Самаре, то о незаконном строительстве. Немногим лучше ситуация с представителями Татарстана в Госдуме. В конце октября депутат Фатих Сибагатуллин возмутился неуважением сотрудников ДПС к народным избранникам. Он назвал остановившего его и попросившего открыть багажник инспектора «шпингалетом» и «маленьким лейтенантиком».

Лицом к народу через соцсети

Жители РТ для решения своих проблем предпочитают обращаться не к депутатам, у которых работа с населением входит в обязанности, а напрямую к главе региона: просьбы о помощи Минниханову пишут в социальных сетях.

Просьбы о помощи Минниханову пишут в социальных сетях

В соцсети чиновники Татарстана потянулись вслед за Миннихановым. Например, в Instagram аккаунты ведут министр здравоохранения Адель Вафин, главы минэкономики Артем Здунов, информатизации и связи Роман Шайхутдинов, глава Госкомитета по туризму Сергей Иванов, помощник главы Наталия Фишман и другие.

Сам глава Татарстана Рустам Минниханов является активным пользователем социальных сетей. В 2013 году он зарегистрировался в Instagram. На данный момент у него более 9 тысяч публикаций и свыше 260 тысяч подписчиков. Ежедневно глава региона публикует снимок с пожеланием доброго утра на двух языках – татарском и русском. Плюс – отчеты о поездках, поздравления с праздниками и днями рождения коллег-губернаторов. В 2015 году у него появился аккаунт «ВКонтакте». Соцсети оказали положительное влияние на имидж главы Татарстана, которого жители и раньше ценили за умение общаться с населением. Минниханов показал себя, как человек старшего поколения, который следит за прогрессом и умеет пользоваться его новинками, а также демократичный политик, поддерживающий курс федерального центра. Летом 2016 года Минниханов написал «ВКонтакте» пост в поддержку школьника из Москвы Степана Савельева, мать которого рассказала в соцсетях, что одноклассники высмеивают сына за его увлечение динозаврами. Минниханов пригласил мальчика в Казань на открытие динопарка.

Закат эры стабильности

Татарстан долгое время был образцово стабильным регионом. Последний экономический кризис принёс республике замедление роста ВРП – до 2% вместо 5,5% в 2013 году, проблемы на некоторых бюджетообразующих предприятиях, в первую очередь, на «Камазе» из-за падения рынка грузовиков в РФ и мире, увеличение безработицы. Однако в республике ещё была сильна эйфория от Универсиады и предвкушения международных чемпионатов. Минниханов вёл переговоры о различных субсидиях для нивелирования последствий кризиса с федеральным центром, преимущественно успешно. Например, на поддержку работников «Камаза», в общей сложности, направили около 1 млрд рублей из регионального и российского бюджетов.

К концу прошлого года на фоне относительно стабильной экономической ситуации республику начало лихорадить: во втором по величине банке региона - «Татфондбанке» - ввели временную администрацию, 3 марта уже 2017-го он остался без лицензии. Банковская система РТ начала рушиться, как карточный домик: за считанные месяцы вслед за ТФБ без лицензии остались еще 4 банка. После краха «Татфондбанка», где совет директоров возглавлял премьер-министр Ильдар Халиков, татарстанская общественность впервые начала не просто критиковать действия властей, а требовать отставки лично Минниханова.

Вкладчики "Татфондбанка" штурмуют Кабмин

Медвежьи услуги аппарата

Именно в этот момент сыграла негативную роль склонность аппарата главы делать ставку на закрытость и кулуарное, административное решение важных и резонансных проблем. Обычно открытый Минниханов в ситуации с ТФБ хранил молчание, пресс-служба практически не давала развернутых комментариев СМИ. Протестная активность росла. В некоторых СМИ прозвучало, что Татарстан пытается с помощью угрозы народных волнений шантажировать федеральный центр, лоббируя санацию «Татфондбанка». Однако регулятор занял принципиальную позицию, лицензию у ТФБ отозвали, и власти региона остались один на один с возникшими проблемами. После отзыва лицензии у ТФБ, «Интехбанка» и «Анкор-банка», вкладчики устроили штурм кабмина, попытавшись прорваться к премьеру Халикову на приём. С весны каждую неделю бывшие клиенты «Татфондбанка» и «Интехбанка» проводят в Казани митинги. С недавних пор акции начались и в Москве.

Казалось бы, ситуация с ТФБ показала, насколько республика, несмотря на всё свое благополучие, зависима от федерального центра и нуждается в поддержке. Но местная этнократия, проглотившая в свое время «столько суверенитета, сколько сможете взять», слишком отяжелела от съеденного и оказалась не готова адаптироваться к новой реальности. Аппарат и Госсовет РТ в своё время сделали много, чтобы Минниханов втянулся в стратегически невыгодную ему дискуссию о наименовании его должности – президент или глава. Получив от руководства страны свободу выбора в этом вопросе, татарстанские парламентарии продолжают регулярно выступать в защиту института президентства в РТ, в то время как руководители других регионов добровольно отказались от статуса президентов. В подконтрольных региональному правительству СМИ Минниханова не только называют президентом, но и пишут эту должность с заглавной буквы.

Летом 2017 года на фоне дискуссии о судьбе договора о разграничении полномочий с Россией, депутаты Госсовета вновь подняли тему с президентством. В июле парламентарии написали письмо на имя Владимира Путина, в котором просили не пролонгировать или перезаключить договор, а сохранить должность «президент» в регионе. Когда стало ясно, что федеральный центр не намерен подписывать договор, депутат Шакир Ягудин, зачитывая доклад к 25-летию Конституции РТ, заявил, что уверен – Татарстан и РФ ещё вернутся к вопросу о договоре. Заявление депутат сделал, можно сказать, демонстративно, после того, как Минниханов, выступая с посланием к Госсовету РТ 21 сентября, заявил, что для отношений с федеральным центром важен не формат, а содержание.

Языковой конфликт: новая Украина в Поволжье?

В 2017 году татарстанский Госсовет включился в дискуссию вокруг татарского языка. После того, как Владимир Путин заявил, что недопустимо заставлять кого-либо учить неродные языки, чиновники Татарстана стали высказываться в духе «это не нас имели в виду». Когда прокуратура начала проверки в школах, Госсовет фактически вынудил Минниханова выступить против прокурора Татарстана Илдуса Нафикова, который, проводя проверки, исполнял, по сути, поручение Кремля.

Языковой конфликт как-то некстати обострился как раз тогда, когда на Украине был принят дискриминационный закон о языке, что создало, конечно, очень неприятные аналогии. Если на Украине преподавание на русском в школах было просто запрещено, то татарские национальные активисты, по сути, требуют от руководства республики продолжать заставлять русских в регионе учить татарский язык, который им в реальной жизни, разумеется, просто не нужен. В обоих случаях это оправдывается защитой национального языка, хотя всем совершенно понятна реальная цель - демонстративно «указать место» русскому населению в регионе.

Руководитель Ассоциации электронной электоральной политики Александр Серавин: «Языковой конфликт в Татарстане - это, конечно, серьёзный удар по авторитету власти в регионе. Понятно, что если не заставлять русскоязычных школьников учить татарский насильно, никакой угрозы языку на возникает. Скорее наоборот - навязывание обучения только вызывает реакцию отторжения и провоцирует вполне реальный, пусть пока и тихо тлеющий межнациональный конфликт. Для руководства республики это в глазах Кремля, конечно, жирный "минус".

Руководитель Ассоциации электронной электоральной политики Александр Серавин: «Языковой конфликт в Татарстане - это, конечно, серьезный удар по авторитету власти в регионе".

При этом общественная дискуссия в республике по языковой теме приобретает все более конфликтные формы, а некоторые представители региональной элиты в публичных выступлениях уже позволяют себе реплики «на грани фола». Так директор местной телекомпании «ТНВ» и депутат Ильшат Аминов назвал родителей русскоязычных школьников, протестующих против обязательного обучения татарскому «малограмотными людьми, которые не могут поднять голову от своей миски», а затем, не размениваясь на мелочи, добавил, что молодежь республики «готова, несмотря на все давление и угрозы репрессивных структур встать грудью на защиту Конституции Татарстана» в противостоянии с федеральным центром. Нельзя не признать, что при такой «поддержке» со стороны своего окружения главе региона уже и никаких врагов не надо.

Политолог Аббас Галлямов: «В результате Минниханов оказался между двух огней. Пространство для манёвра сужается и, скорее всего, Минниханов вынужден будет подчиниться Москве. Это приведёт к снижению его легитимности в Казани. Беспрекословным лидером он быть перестанет».

Политолог Аббас Галлямов: «В результате Минниханов оказался между двух огней".

Понятно, что главным виноватым в этой ситуации перед Кремлем выглядит сам Минниханов. С одной стороны, он не может полностью игнорировать давление местной этнократии, претендующей на сохранение контроля за отвоеванными ещё при Ельцине властью и активами, с другой – прекрасно понимает, что имидж республики как устойчивого стабильного региона при таком уровне конфликтности стремительно разваливается.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter