Рус
Eng
Трусы на голове и мешок соли у дома: как COVID-19 сказался на психике россиян

Трусы на голове и мешок соли у дома: как COVID-19 сказался на психике россиян

15 октября , 13:17ОбществоPhoto: autogear.ru
Пандемия коронавируса спровоцировала ухудшение психического состояния людей, в некоторых случаях это привело к различным расстройствам. К такому выводу пришла профессор, д.м.н., автор статьи «Амбулаторные случаи психических нарушений в период коронавирусной пандемии COVID-19» Софья Осколкова.

Дарья Вознесенская

Человечество пережило несколько пандемий чумы, холеры, натуральной оспы, эпидемий тифа и полиомиелита. Все из них, так или иначе, отразились на психике людей, так как вызывали стресс. Во времена эпидемий увеличивалось количество самоубийств, люди презирали законы и пренебрегали правилами приличия. У отдельных личностей самоизоляция способствовала творчеству, но это было редкостью. Например, Александр Пушкин писал стихи в Большом Болдине, пережидая эпидемию холеры.

Пандемия коронавируса не стала исключением и оказала влияние на психическое состояние граждан. По предварительным данным, расстройства кардинально не отличаются от тех, что были выявлены при других эпидемиях и ЧС. Но патогенное значение при пандемии коронавируса могла приобрести длительная социальная изоляция и постоянные объяснения ее необходимости. Также не исключается, что немалую роль в таких обстоятельствах играют и имеющиеся у человека психические и личностные особенности — внушаемость, эмоциональная зависимость, переживание одиночества, наличие соматических заболеваний и др.

Кроме того, на фоне пандемии коронавируса у многих снизилось качество жизни. Дистанционная работа также нередко негативно влияла на отношения в семье — одни раздражались от этого, другие были недовольны тем, что не могут работать также. «Таким образом, изоляция психологически часто дополнительно увеличивала контакты, иногда нежелательные, усиливала механизмы взаимной индукции, становилась дополнительным стрессором», — говорится в статье.

Нередко первичное бредовое расстройство или истерическая депрессия развивается у пожилых людей, имеющих различную соматическую патологию или отличающихся авторитарными проявлениями в поведении. Минимальные соматические симптомы трактуются ими как признаки заражения вирусом. Затем другие члены семьи начинают разделять их идеи. Это сопровождается усиливающейся паникой, звонками знакомым с просьбами купить как можно больше лекарств, вызовами скорой помощи. Независимо от возраста развивается синдром хронической усталости. В таких случаях могут возникнуть расстройства психики. Также нередко происходит резкое усиление религиозного чувства, поиск оберегов, мер защиты от вируса. При этом поведение человека может обретать нелепые формы.

«В период изоляции и фиксации на информации о коронавирусе участились суицидальные мысли и аутоагрессия, семейная гетероагрессия, появляется нетерпимость к близким людям», — отмечается в статье.

Вместе с тем в период пандемии люди стали больше употреблять алкоголя. А он часто утяжеляет течение психических заболеваний. Кроме того, алкоголь может влиять на иммунную систему, особенно ослабленную стрессом.

Специалистам ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского» удалось провести экспериментально-психологическое онлайн-обследование только у 13 человек. Это связано со сложностью передвижения в период карантина и отсутствием технических возможностей, а также желанием пациентов, сосредоточенных на проблеме инфекции.

Случай 1

53-летний профессор университета, проводя занятие онлайн, во избежание заражения коронавирусом надела на голову трусы мужа. При этом супруг разделял правильность таких действий.

Психиатр университета выяснил, что анамнез женщины психопатологически не отягощен. Замуж она вышла после 30 лет, детей нет, живет в маленькой квартире с мужем, во всем его слушается, так как он, по ее мнению, не может ошибаться. Расстаются супруги только на время работы.

При этом муж, являющийся по профессии физиком, неоднократно высказывал предположение о близости биологических вирусов и «вирусов» в интернете, допускал возможность заражения онлайн.

Предварительный диагноз: «индуцированное бредовое расстройство».

Случай 2

Во время лекции профессора один из студентов закутался в одеяло. Свои действия он пояснил тем, что коронавирус может соединяться с компьютерными «вирусами», что усиливает вероятность заражения.

По словам преподавателей и студентов, ранее у этого студента отчетливых отклонений в поведении не отмечалось. Однако он часто был встревожен и обеспокоен своим здоровьем. Специалисты оценили состояние молодого человека как «реактивное с эмоционально-лабильной структурой личности и интернет-зависимостью».

Предварительный диагноз: «ипохондрическое расстройство».

Случаи 3 и 4

При постоянных панических опасениях заразиться вирусом у некоторых людей актуализируются архетипы памяти, связанные с древними оберегами, мистикой. Например, понятие «мой дом — моя крепость» обретает особое значение. Значительная часть населения во время пандемии коронавируса выбрала самоизоляцию на даче.

Так, супруги 60 и 65 лет, живя на даче, поставили перед дверью домика мешки с солью. Соседям они сказали, что таким образом защищаются от воров. Но о мистическом значении соли на Руси известно давно (считалось, что она помогает от недугов и неприятностей).

В разговоре с психиатром супруги жаловались на различные невзгоды — недостаток денег, невнимание детей. При этом у них на глаза наворачивались слезы.

Психопатологические расстройства у пенсионеров не выявлены, но оба они наблюдаются у кардиолога и терапевта. Во время осмотра признались, что часто засыпают у телевизора, боясь пропустить важные новости, пристально следят за информацией о коронавирусе, испытывают тревогу, ухудшение памяти и нередко просыпаются от страшных снов.

Предварительный диагноз: «смешанное тревожное и депрессивное расстройство, неуточненное».

Случаи 5 и 6

Супруги 55 и 60 лет во время самоизоляции на даче начали проявлять поведение, близкое к языческим формам. Они регулярно произносили заклинания с просьбами пощадить их и «защитить от новой чумы», стоя перед можжевельником. Приносили растению фрукты, гладили его.

Психиатру супруги рассказали, что живут душа в душу 30 лет. При этом мать женщины была знахаркой, делала обереги от разных проблем из трав. Но сами супруги не были религиозными на протяжении жизни. Психопатологических расстройств у них не выявлено.

Однако жена, по мнению мужа, в последние годы «немного нервная, часто плачет». При этом она пояснила, что ей жаль уходящей молодости. Оба повторяли, что коронавирус ругать нельзя: «люди стали неправильно жить, и он пришел».

Предварительный диагноз: «смешанное тревожное и депрессивное расстройство, неуточненное», «индуцированное бредовое расстройство».

Случаи 7 и 8

У пациентов в период пандемии проявились или усилились обсессивно-компульсивные расстройства (невроз, навязчивые состояния — прим. редакции). По наблюдениям врачей, такие расстройства наблюдались у людей разного возраста — от подростков до инволюционного возраста (до 55 лет).

Случаи 9 и 10

В диспансер обратилась мать подростков. 16-летний сын постоянно протирал ручки дверей в квартире, закупил всевозможные обеззараживающие средства, а также тер руки щеткой до появления ссадин. Затем его поведение переняла 14-летняя сестра. Вместе они стали постоянно мыть кота различными средствами — у питомца выпала шерсть, он перестал есть, но подростков это не остановило. Более того, они начали высказывать предположение, что кот тоже может являться переносчиком коронавируса. Официальной статистике по заболеваемости брат и сестра не верят. Перестали прислушиваться к близким. Твердили, что им нельзя болеть, надо во всем надеяться на себя.

Воспитывались подростки матерью и бабушкой по типу гиперопеки, отец ушел из семьи. Отмечается, что до пандемии брат и сестра были отдалены друг от друга.

Предварительный диагноз: «обсессивный синдром» у брата, у сестры — «индуцированного генеза».

Случаи 11 и 12

Мать и дочь (54 и 26 лет) вместо работы попеременно «несли вахту» у лифта, опрыскивая входящих дезинфицирующими средствами. Это происходило и ночью, женщины почти не спали. Входящих также спрашивали, часто ли те молятся.

В беседе со специалистом женщины говорили, что рады видеть любого врача, «даже психиатра», а также что многое испытали в жизни, и пандемия их не обойдет. Кроме того, повторяли, что «вирус инопланетный и не щадит людей». Считают соседей бездушными и враждебными. Из анамнеза известно, что мать и дочь всегда были склонны к «тревожной ажитации».

По словам соседей, мать всегда была негативно настроена к окружающим и с такими установками воспитала дочь. Внушала, что дочь без нее пропадет.

Предварительный диагноз: «смешанное тревожное и депрессивное расстройство, неуточненное» в обоих случаях; у дочери, возможно, «индуцированного генеза».

Случай 13

66-летняя женщина выпрашивала у соседей и знакомых парацетамол, утверждая, что без него умрет от коронавируса сразу, а они — нет. Свое мнение ничем не аргументировала или прямо заявляла, что они так ужасны, что «и вирус не возьмет». При этом не замечала нелепости, что обращается за помощью к «ужасным людям».

Родственники, живущие в соседней квартире, охарактеризовали пациентку как очень эгоистичную, часто утверждающую, что тяжело больна. Жаловались, что у нее бывают «истерики» с плачем и стонами, иногда специально ударяется головой о стену. Утратив возможность гулять, стала «невыносима» — стучит по ночам в стену, бросает предметы, чтобы родственники пришли к ней.

У женщины выявлено «органическое расстройство личности, связанное с церебрально-сосудистыми изменениями, начальный этап деменции», «смешанное тревожное и депрессивное расстройство».

Отмечается, что несколько молодых людей (от 18 до 23 лет) в процессе клинического интервью изменили отношение к обследованию. Их отличала фиксация на возрасте родственников — «старше 60 лет», у некоторых возникали истерические реакции при тактильных контактах с родными, суицидальные мысли. Порой они отказывались от разговора, чтобы «не долетела слюна с коронавирусом».

«Полноценный клинический анализ описанных случаев пока не представляется возможным: больные соглашались на беседу максимально с двумя врачами или с психиатром и психологом, что явно недостаточно для традиционного разбора. Заочные клинические разборы с участием группы врачей в период очень неблагоприятной динамики заболеваемости коронавирусом в Москве не проводились. Клинические разборы планируются после окончания эпидемии и более полного обследования больных и получения катамнестических сведений», — говорится в статье.

Кроме того, необходим системный анализ данного явления и его последствий с точки зрения психиатрии, нейрохимии, иммунологии и общественных воззрений.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter