Рус
Eng

На птичьих правах: беженец из Донбасса восемь лет не может получить гражданство РФ

На птичьих правах: беженец из  Донбасса восемь лет не может получить гражданство РФ
На птичьих правах: беженец из Донбасса восемь лет не может получить гражданство РФ
15 сентября, 12:44ОбществоФото: tass.ru
Беженец из Донбасса не может получить российский паспорт, живя в России с 2014 года. За это время ФМС угрожали ему тюрьмой и депортацией, силовые ведомства без судебных санкций обыскивали дом, а спецслужбы искали нацистские татуировки на теле (не нашли). Рассказываем историю украинца, который хочет стать россиянином.

Виктория Павлова

Оговоримся сразу, что беженец из Донбасса попросил не раскрывать его настоящее имя. С 2014 года мужчина проживает с женой в небольшом селе в Иркутской области. Сейчас ему 40 лет. Пару лет назад они приобрели дом в ипотеку, в прошлом году у них родилась дочь.

Опасения собеседника вызваны, как он сам говорит, страхом быть депортированным обратно на Украину. В 2014 году он, владелец малого бизнеса, пересекал границу, в чем был. Дом в родном Краматорске сожгли «неадекватные люди в военной форме» (как он сам их идентифицирует), ни одного подтверждающего личность документа на руках не осталось. По этой причине легализоваться в России ему не удается, в ФМС даже для начального статуса беженца требуют набор документов.

По словам мужчины, за восемь лет он пару раз обращался официально в миграционную службу в Иркутской области, но оба раза сотрудники ему отказали, заявив, что в историю его не верят, грозились посадить в тюрьму для иммигрантов, а затем выслать в Украину. Делу не помогли даже российские корни. Мужчина родился в Якутске в 1983 году, где прожил до двух лет, после чего мать увезла его на постоянное жительство в Украину.

Дважды мужчина заплатил посредникам – адвокатам, которые обещали ему решить вопрос, но оба раза, получив деньги, пропадали.

- На тот момент мне было 32 года. В Краматорске я построил дом. Там же работал - у меня была своя фирма. Грузоперевозки, два грузовика и два бензовоза. Удалось купить франшизу от Киева. Живешь своей жизнью, и вот наступает 2014 год. На пороге появляются люди в форме с автоматами наперевес, запугивают семью, заставляют работать на них. Ну, то есть эти люди хотели использовать мою технику в своих целях. Говорили, к примеру, везешь свое мороженое-колбасу, заранее нам сообщаешь маршрут, и если нам нужно что-то догрузить, то мы догружаем. Насколько я знаю, с такими предложениями пришли тогда ко всему бизнесу, ко всем, с кого было, что взять. После моего отказа, мне спалили только что достроенный дом. Вывозили в лес. Полиция бездействовала, ничем не помогала. После этого я принял решение уезжать. Сначала в Харьков (но через полгода выяснилось, что и там не сильно лучше), а после - в Россию, - рассказывает Артем А.*

В Харькове мужчина познакомился с будущей женой, она к тому времени тоже бежала в Харьков из Донецка.

Отец девушки некоторое время находился на заработках в Иркутске и предложил им приехать к нему, поскольку в Сибири оставались «квоты на беженство».

Так семья и оказалась в России.

- К декабрю 2014 года уже весь Донбасс превратился в линию соприкосновения. На границе Харьков-Белгород стояли огромные очереди. Многие, как и я, пересекали границу в одних штанах. Людей даже не останавливали. Ко мне подошли российские пограничники, спросили, кто я и где документы. Я ответил, что всё сгорело. На меня, можно сказать, махнули рукой – мол, пересекайте, а дальше уже в России со всем разбирайтесь, - рассказывает мужчина.

Супруга Артема получила российское гражданство в 2018 году (у нее сохранился украинский паспорт и другие необходимые документы). После этого она смогла официально устроиться на работу в рекламное агентство, и в 2020 году банк одобрил ей ипотеку на небольшой дом в селе в Иркутской области. В 2021 году у супругов родилась дочь.

Сам мужчина все эти годы работает, где придется. На стройках, курьером...

Из-за отсутствия документов с работодателями постоянно возникают неприятные ситуации.

На официальную работу мужчину не устраивают, а, зная, что человек в нелегальном статусе, некоторые начальники и кидают на деньги.

- За одни и те же работы из всей бригады могут заплатить вдвое меньше только мне, так как знают, что обратиться в полицию или суд всё равно не смогу, потому что официальные органы тоже просят паспорт для регистрации заявлений. Некоторые компании и вовсе бросают, не заплатив ничего. А если со стройки что-то пропадает, крадется, первым делом обвиняют и допрашивают меня. А на кого еще подумать, когда вот он я, невнятный гражданин, без имени-отчества, без документов. Обо всех сложностях, с которыми мы с женой столкнулись, говорить очень тяжело. Помню, и как бежали с Украины, и как уже здесь в России полгода жили с двумя пачками макарон, оставались на улице в 42-градусный мороз после того, как нас выгоняли с арендованной квартиры. И все унижения начальников и должностных лиц, - рассказывает собеседник.

С вопросом об обретении официального статуса в РФ сам Артем обращался в миграционную службу в 2016 году.

- Сотрудницы миграционной полиции просто сказали, что не верят, что мои документы сгорели, что я вообще выходец из Донбасса. Сказали, что, если буду возмущаться, посадят в тюрьму для нелегалов, отсижу там, а потом буду депортирован, - рассказывает мужчина.

На все обращения в полицию с просьбами выдать хотя бы какую-нибудь временную справку, подтверждающую личность, приходили отказы. Логика официальных ведомств: сначала постоянные документы, и только потом справки на любой вкус.

За всё время попыток легализоваться Артем писал обращения и в различные общественные организации. Там ему дважды рекомендовали адвокатов, которые якобы могут «порешать вопрос». Семья наскребла на посредников в общей сложности 120 тысяч рублей (немаленькие деньги для провинции), однако, получив вознаграждение, «рекомендованные люди» переставали выходить на связь.

Весной 2022 года семья вышла на Ассоциацию адвокатов России «За права человека». Благодаря правозащитникам мужчине удалось восстановить через ЗАГС справку о рождении на территории Якутской АССР. После подачи Ассоциацией обращений в различные правоохранительные органы, Госдуму РФ и Общественную палату РФ, правда, последовал парадоксальный эффект.

Помимо множества звонков с предложениями о помощи, о существовании которых даже не подозреваешь, объявились и те, кто Артема с супругой захотели пристрастно «попроверять».

- Во-первых, позвонили люди, не представились и в очень грубой форме заявили, что мы обязаны, вот прямо обязаны явиться в назначенный час и дату по указанному адресу. На вопросы – а кто вы, а куда нас просите идти и главное зачем – не отвечали. Мы забивали адрес в интернете и только так понимали, что это нас приглашают в миграционную службу. В кабинетах нам тоже совершенно ничего не разъясняли. Заполните формы с личными данными и на этом всё! Даты в анкетах заставляли оставлять незаполненными. Также попросили привести двух свидетелей, которые бы подтвердили, что я нахожусь на территории России с 2014 года. Я привел мать и приятеля. Для чего эти формы, для чего свидетели, на что я вообще таким образом подаюсь, что за процедура и когда будет известен результат – гробовое молчание. Тишина длится вот уже четыре месяца… Общаются так, как будто мы никто.

В течение последних месяцев в дом к супругам также не раз заявлялись сотрудники МВД, Следственного комитета, ФСБ. Проводили «проверочные мероприятия». В чем конкретно подозреваются супруги, им толком не объясняли. Но обыск жилища провели, причем без предъявления соответствующего постановления.

- Сказали, что причина обыска – проверка на причастность к террористическим действиям. Искали татуировки. Брали слюну. Раз десять, наверно, брали отпечатки пальцев, отпечатки ступней. Фотографировали раз сто. Обыскивали вещи, просматривали компьютеры, телефоны. Бесконечные допросы, пояснения. Все время намекали на какие-то дальнейшие проверки. «Мы всё равно узнаем, зачем вы сюда на самом деле приехали», - говорили офицеры. Неприятно, мало сказано…

Из всех допрашивающих только один молодой сотрудник Следственного комитета выразил семье искреннее сочувствие, рассказывает Артем:

- Сотрудник сказал, что все эти проверки – парадокс, и что рано или поздно мне уже должны дать статус беженца. Но даже те, кто нам сочувствует, в итоге нам не помогает. Я, конечно, устал прятаться, устал бояться, устал, что меня в чем-то постоянно обвиняют. Либо помогаете стать гражданином России, либо выгоняйте, потому что эта неопределенность убивает.

Тем не менее, как замечает наш собеседник, после подключения правозащитников дело, похоже, сдвинулось с мертвой точки. Однако сам процесс обретения российского гражданства многоступенчатый и не быстрый. Сначала нужно получить временное убежище, потом податься на статус беженца, только затем можно получить разрешение на временное проживание, затем вид на жительство и только потом российские гражданство и прилагающиеся права.

"Новые Известия" направили запрос в Главное управление по вопросам миграции МВД России с просьбой разъяснить процедуру получения беженцами из Донбасса, утратившими документы, гражданства Российской Федерации. Ответа по истечении семи дней, отведенных по закону, редакция не получила.

* Имя героя публикации изменено по его просьбе.

Председатель Ассоциацию адвокатов России «За права человека», правозащитница Мария Архипова (Баст):

- Поток переселенцев из Украины в Россию после 2014 года значительно увеличился — и это уже были не трудовые мигранты, а действительно беженцы, люди, которые бросали всё и зачастую в спешке: свои дома, хозяйства, документы, многие оставались без денег. Наш подзащитный один из многих, кто оказался под давлением в Донецкой области в 2014 году, таким давлением, что едва смог перебраться на территорию России. Он потерял весь бизнес и дом (его жилье в буквальном смысле слова был сожжено), даже номер паспорта оставался только в электронной переписке. Дальше, с 2014 года, он жил в Иркутской области без документов. Человек страдал буквально от всего: работал на строительстве домов — ему могли не заплатить, документов же нет, значит, судиться такой человек не пойдет. Медицина — обращался в больницы, но нет документов нет лечения. Просить о чем-то официальные учреждения, даже банки он тоже не мог. Даже свидетельство о рождении он смог получить только в этом году, когда его мать, тоже бежавшая из Украины, только на территорию Европы, смогла въехать в Россию и сходить в ЗАГС за справкой о том, что ее сын действительно родился в Якутии еще в советские годы! Съездить в посольство Украины в России в Москве, чтобы попробовать восстановить украинские документы, элементарно не хватало денег. Сейчас мужчина прошел освидетельствование, первичные документы для дальнейшей выдачи удостоверения беженца получены, с ними уже можно претендовать на получение российского паспорта. Что касается в целом проблемы беженцев в России — с 2014 года ежегодно мы обрабатываем порядка нескольких тысяч жалоб от людей. Звонят по всем вопросам — начиная с того, что негде переночевать, и заканчивая с просьбой о помощи по выплатам на детей. Кто-то пытается найти и свою выгоду, а есть те, кому нужна просто жизненная поддержка — вот за тех, кому нужна реальная помощь, мы беремся.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter