Рус
Eng

Даже едят по очереди… Украинские беженцы в Москве по-прежнему бедствуют

Даже едят по очереди… Украинские беженцы в Москве по-прежнему бедствуют
Даже едят по очереди… Украинские беженцы в Москве по-прежнему бедствуют
15 сентября, 11:16ОбществоФото: Соцсети
Спецоперация длится уже больше полугода, а люди, бежавшие от боевых действий в Россию так и не обустроены.

Известная активистка, учредитель детского хосписа «Дом с маяком» Лида Мониава с самого начала боевых действий в Украине стала помогать украинским беженцам, приехавшим в Москву. «Новые Известия» уже не раз писали о различных нюансах этой непростой деятельности, и сейчас с удивлением узнали, что беженцы продолжают жить в малопригодных бытовых условиях несмотря на то, что с начала спецоперации прошло уже столько времени. Вот, что пишет по этому поводу Мониава:

Каждый срывается на чем-то своем, меня выбил из равновесия разговор с беженцами про утюг. Я ежедневно просматриваю все заявки от беженцев, которые приходят к нам в фонд. По каждой заявке надо найти куратора-волонтера, но если я вижу в потребностях названия противоэпилептических препаратов, беру заявку себе. За время жизни с Колей, я неплохо разобралась в теме терапии эпи приступов, и теперь всех «эпилептиков» стараюсь брать себе.

На прошлой неделе пришла заявка, где просят депакин. Это лекарство от эпилепсии. Позвонила уточнила, зачем им депакин? Семья из Северодонецка, 45 дней в подвале, двое детей, взрослая (18 лет) дочка и парень 13 лет. Говорят, что их знакомые и знакомые знакомых, кто пытался выехать из подвала, «взрывались». Поэтому они боялись, сидели в подвале ждали. В подвале было очень тяжело, у мамы постоянно болела голова, потом ее начало постоянно рвать. А у сына начались эпи приступы. У парня 13 лет сквозь сон сводило челюсти, начинало дергаться лицо, руки, ноги. Все это в грязном подвале во время бомбежек. Родители решили, что хуже быть уже не может и под обстрелом приняли попытку эвакуироваться. Им повезло, их машина не взорвалась.

И вот они в Москве. Я спросила, что им сейчас нужно? Еда нужна? Мама – да нет спасибо справляемся еда есть. - Мясо едите? – Нет. –Овощи? – Нет. - Фрукты? – Яблоки в августе по скидке покупали. - Может вам еды купить? – Да не надо, мы не переборчивые, манку на воде в подвале ели, может кому сейчас нужнее? Ну ладно, говорю, а что вам надо? Мама – УТЮГ. Хочет гладить мужу на работу одежду. Муж работает рабочим. В РФ сменил уже 2 работы. Обещали одну зарплату, заплатили в итоге гораздо меньше. А на нынешней третьей новой работе какую зарплату обещают? Мама – я не знаю, они не говорили, вот получим первую зарплату, узнаем.

Про утюг. Она короче гладит мужу одежду на работу. Чайником. Говорит плохо получается, но она старается. Чайником, Карл. На работу, которая еще неизвестно, нормальная работа или рабский труд, за которую уже 2 раза на предыдущих местах нормально не заплатили.

А потом пришла заявка на табуретки. В доме 2 табуретки, а в семье беженцев 4 человека. Они едят по очереди. Спрашивают, можем ли мы купить им еще 2 табуретки, чтобы они ели вместе?

Куча заявок на «теплое одеяло» от беженцев, которые обходились без одеял летом, а сейчас начали мерзнуть и простужаться. Одеяло стоит 1 тысячу рублей. Они мерзнут, болеют, но не покупают сами себе одеяло за 1 тысячу рублей, потому что им не хватает денег. Мы спрашиваем, не хотите еще обогреватель? Они отвечают не спасибо, он же электричество тратит, а чем мы платить будем? Можно нам просто теплое одеяло?

Мама просит для сына-школьника письменный стол за 2 тыс р, потому что у них в квартире нет стола, и ребенок делает уроки на полу.

Я хотела написать этот текст, чтобы объявить – ура, у нас заработал фонд помощи беженцам, теперь можно жертвовать деньги на счет. Но он никак не заработает (сделать юридически грамотный, прозрачный, правильный фонд – долгая история. Вот уже месяц мы согласовываем с поставщиками проекты договоров, чтобы мы могли покупать товары не себе на склад, а сразу беженцам домой. Это бессмысленная трата ресурсов – выгрузить, оприходовать, рассортировать, хранить, собрать, списать, отгрузить, доставить товары через наш склад, когда все это можно сделать сразу в семьи домой. Заключить договоры с 1300 семьями (4 тыс. чел) тоже целый процесс. И сайт, где можно было бы подписываться на пожертвования парой нажатий мышки у нас еще не готов.

P.S.

Это надеюсь последний раз, когда я собираю средства «волонтерским» способом. Пишите в вотсап -7 966 140-82-43 сумму, которую вы готовы пожертвовать. Я ночью сяду разбирать заявки от беженцев, все эти утюги, табуретки, теплые одеяла, а можно ли нам не только макароны, но один кусочек сала и т.д и т.п. Закреплю за вами семью беженцев, которой надо что-то на эту сумму. С вами свяжется куратор семьи (волонтер, у нас в фонде 400 волонтеров-кураторов, которые помогают 1300 семьям) и расскажет детали, как оплатить. Можно купить, передать семье лично. Заказать им с доставкой. Перевести деньги на карту, если нет времени заниматься заказами.

Надо как-то протянуть до 1 октября, когда Фонд помощи беженцам заработает в полную силу официально. Если вы готовы помогать беженцам адресно напрямую (или через куратора) напишите в вотсап сумму, которую вы готовы потратить. Разово или ежемесячно? Мы пришлем вам заявки. 7 966 140-82-43 вотсап (Катя Чистякова, фандрайзер будущего фонда помощи беженцам «Дом с маяком»).

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter