Рус
Eng
С широко закрытыми глазами

С широко закрытыми глазами

15 августа 2008, 00:00
Общество
АННА СЕМЕНОВА, ИРИНА ВЛАСОВА
Вооруженный конфликт в Южной Осетии официально закончен. Военные подсчитывают боевые потери, прокуроры допрашивают очевидцев происшедшего, общественники собирают деньги на помощь беженцам и восстановление Цхинвали, а психотерапевты ждут небывалого наплыва пациентов.

Дело в том, что за неполную неделю войны на растерянных россиян из телевизора, газет и Интернета вылился небывалый поток негатива – фотографии окровавленных тел, кадры расстрелов и бомбежек, лица изуродованных болью и горем раненых… По данным экспертов, по крайней мере у каждого пятого россиянина есть риск возникновения нервного расстройства – так называемого посттравматического синдрома. Но что интересно: пока одни мирные люди пытаются оправиться от ужасов войны, другие к ним тянутся. Психологи отмечают: у все большего числа россиян возникает патологический интерес к смерти. Чем привлекают людей лики смерти и как обезопасить свою психику тем, кто не желает упиваться человеческой жестокостью, выясняли «Новые Известия».

Война в Южной Осетии длилась всего несколько дней, но ликвидировать ее последствия придется еще долгие месяцы. Речь идет не только о восстановлении разрушенных городов и реабилитации беженцев. Помощь понадобится и тем, кто видел бои только по телевизору. «Особенно негативно телевизионные «страшилки» влияют на склонных к депрессии и страдающих тревожными расстройствами людей, – рассказал «НИ» психолог Марк Сандомирский. – Нагнетание страха на телеэкране приводит к обострению этих расстройств, что чревато невротическими срывами».

Доказано, что после печальных событий в Москве – обрушения крыши аквапарка, взрывов в метро и в жилых домах – за психологической помощью обращались в основном жертвы кошмаров, услышанных через СМИ, а не участники самих трагедий. «После теракта 11 сентября в США резко увеличилось число посетителей религиозных сайтов, – пояснил «НИ» заведующий отделом клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов. – А после теракта на Дубровке более 20% москвичей имели посттравматические симптомы, хотя сами в этих трагических событиях не участвовали». После войны, которую в интерактивном режиме наблюдали миллионы россиян, цифры заработавших нервное расстройство могут быть еще выше. Всем им поможет только одно – квалифицированная помощь специалиста.

Но если даже взрослому человеку со сформировавшейся психикой пережить такую информационную атаку нелегко, то, что будет с ребенком? По словам г-на Ениколопова, у некоторых малышей после просмотра выпуска новостей с кадрами войны может появиться ощущение враждебности всего окружающего мира и, как следствие, – агрессивность. На кого эта агрессия потом выльется – не ясно. «Дети до 5–6 лет реально не осознают, что такое смерть, даже если в семье умерли, например, бабушка или дедушка, – говорит Марк Сандомирский. – Просто малыши реагируют на эмоции взрослых людей и начинают им автоматически подражать. Если мама или папа сидят перед телеэкраном и нервничают, то у детей начинается обострение их страхов: темноты, одиночества, вымышленных чудовищ».

Психологи рекомендуют посильно ограничить детей от просмотра сцен насилия. Но если уж малыш увидел тревожный выпуск новостей, то его надо успокоить, убедить, что родители всегда будут с ним и не дадут его в обиду, что бы ни случилось. По мнению психологов, на данный момент это все, что в силах сделать мамы и папы. «У нас только учатся правильно показывать трагические события, – отметил г-н Ениколопов. – Я не говорю, что сюжеты о войне, терактах и катастрофах надо запретить вообще. Их просто надо снимать и подавать несколько по-другому: без истерик, несколько отстраненно и конечно, соблюдая такт. Ведь основной эффект дает не видеоряд, а комментарии к нему».

Рейтинг на прощании

Впрочем, далеко не все россияне болезненно восприняли страшные военные кадры. Многие к кровавым сценам были готовы и даже ждали их. По данным опроса, проведенного социологами из Фонда «Общественное мнение», смотреть криминальную хронику любят 45% населения страны, а передачи с показом ужасов, катастроф и трагических происшествий предпочитают 18% наших соотечественников.

Кадры из «горячих точек» в последние дни были самым популярным иллюстративным материалом.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН

Психологи считают, что это не что иное, как новая социальная тенденция. В обществе появляется патологический интерес к теме смерти. На этой самой страсти уже начали спекулировать отдельные телеканалы, выпуская в эфир передачи, посвященные последним 24 часам из жизни знаменитостей. Ведущие выискивают всевозможные знаки судьбы в самых безобидных словах еще недавно живой звезды. Ну а уж к передачам, изобилующим кровавыми подробностями дорожных аварий, кажется, уже привыкли все. Иностранцы даже называют это явление как «труп к завтраку».

Не отстают от коллег и радиоведущие, хотя выразительных средств у них намного меньше, чем у телевидения. На одной из московских радиостанций два года шла передача с говорящим названием «Смерть замечательных людей». В коротком выпуске там рассказывалось, каким образом завершили свой жизненный путь исторические деятели, писатели, актеры и музыканты. «По популярности передача была на втором месте после выпуска новостей, – рассказала «НИ» бывшая ведущая «СЗЛ» Евгения Кузнецова. – Готовились к выпуску капитально: приходилось перелопачивать тонну литературы на тему. Но со временем я поняла, что воспринимаю смерть как «что-то интересненькое», только как тему для очередной передачи».

Предчувствие вечности

Впрочем, выпусков радио- и телепередач все-таки надо ждать. Для нетерпеливых любителей «ужастиков» Интернет – настоящий клад. В Сети есть сборник блогов погибших людей и даже два интернет-сообщества, посвященные умершим. Предмет наиболее пристального внимания в «мертвых дневниках» – последняя запись, сделанная автором за недели, дни и даже часы до смерти. «Когда я начал исследовать тему, мне было интересно искать в дневниках упоминание о «предчувствиях» смерти, – рассказал «НИ» создатель собрания «мертвых дневников», сотрудник одного из московских онкологических центров. – Существует ряд теорий, что якобы сигнал о смерти человек получает за 10 лет, за три года и за год до «часа Х». В открытых дневниках проследить эти записи достаточно просто».

Комментарии к последней записи начинаются с вопросов «куда пропал?», а продолжаются долгим, на 10–20 страницах, виртуальным прощанием. Во Всемирной паутине встречаются и свои кладбищенские вандалы. Так, буквально на следующий день после гибели известного радиоведущего Геннадия Бачинского в автокатастрофе некий циничный блоггер завел «ЖЖ» gena_bachinsky. В нем, в частности, встречались такие опусы: «А в аду ужин… макароны». По числу комментариев запись, кстати, побила все рекорды.

«Люди, занятые глумлением над мертвыми, в отличие от простых любопытствующих, мстят остальному миру, – убежден руководитель службы блогов компании «СУП» Антон Носик. – Такие пользователи ощущают, что до их существования остальному миру нет никакого дела. Адекватный человек решит в такой ситуации заняться самореализацией: карьеру строить, привлекать друзей интересными текстами. А неадекватные, как энергетические вампиры, любыми способами пытаются спровоцировать в свой адрес сильную эмоцию. Легче всего это сделать, задев самых уязвимых людей – родственников погибшего».

Впрочем, в Рунете есть сайты и «пожестче»: например, виртуальная страничка, целиком и полностью посвященная кровавым подробностям катастроф и терактов. Сайт пользуется популярностью: ежедневно туда заходят до 30 тыс. посетителей. Любопытно, но психологи ничего опасного в таких страничках не видят. «Некоторым виды трупов, картины казней, жестоких убийств людей и животных помогают пережить катарсис, – рассказала «НИ» сотрудник психологического центра «Мой тренинг» Олеся Морозова. – В такие моменты происходит гормональная встряска организма, которая может оказаться даже полезной для психики, но только в том случае, если с ней все в порядке и нет никаких патологических нарушений».

«Основная аудитория портала – молодые люди 18–35 лет (на сайте действует возрастное ограничение. – «НИ»). Это вполне сложившиеся личности, без каких-то психических отклонений, – рассказал «НИ» администратор сайта deadhouse.ru Дмитрий Дмитриев. – Руководствуются они, прежде всего, любопытством. Склонность к созерцанию смерти – это свойство человеческой натуры, и с этим ничего не поделать. Все мы в детстве разбирали игрушки на части и смотрели, что у них внутри, а тут «разобранные» люди»...

Путешествие на тот свет

Если простого наблюдения за смертью со страниц газет, веб-страничек или экрана телевизора недостаточно, современным любителям «ужастиков» предлагается почувствовать дыхание старухи с косой на собственной шкуре. Для старшеклассников новокузнецкой школы № 62, например, в прошлом году были организованы экскурсии в местный морг. Правда, делалось это с благими целями: привить выпускникам отвращение к выпивке, сигаретам и наркотикам. Таким же образом заставить вести здоровый образ жизни попытались в Калининградской области. В гости к патологоанатому отправились девять школьников из школы № 9 Светлогорска.

Люди постарше выбирают более экстремальные развлечения. Несколько лет назад таиландская туристическая компания World Class On Tour организовывала трехдневные туры по местам Андаманского побережья, наиболее пострадавшим в результате цунами в Юго-Восточной Азии. Туристам предлагали не только исследовать развалины домов, но и покормить рисом и консервами местных жителей, потерпевших бедствие. После этого экскурсанты посещали буддистский храм, временно превращенный в морг, и наблюдали за церемонией прощания с умершими.

Впрочем, стихийные бедствия все-таки не каждый день происходят. И ждать катастрофы не каждому любителю «ужастиков» по душе. Для них есть запасной вариант, действующий всегда: экскурсия в зону отчуждения Чернобыльской АЭС. «В первый раз я туда поехал полтора года назад, – поделился с «НИ» москвич Андрей Гольцов. – Просто договорился с такими же энтузиастами, как я, взяли билеты, закупились защитной одеждой, противогазами, дозиметрами и рациями – и поехали. Конечно, страшно было. На земле валяются обычные вещи, например, куклы или посуда, и от этого еще страшнее. С тех пор я никак не могу забыть это место. Уже два раза съездил, и в следующем году поеду опять. Отличный способ избавиться от депрессии».

Страх и ненависть по-русски

Тема смерти, по словам экспертов, была актуальна во все времена. «Отношение общества к этому явлению всегда являлось показателем культуры нации, уровня развития цивилизации, – пояснил «НИ» руководитель отдела социологических исследований Института национального общественного проектирования Михаил Тарусин. – Сейчас мир находится в той стадии, когда люди не знают толком, как относиться к смерти. И пытаются эту модель поведения в себе найти, посещая определенные сайты, смотря передачи или рассматривая фотографии. Кроме того, «темная» часть человеческой натуры требует впечатлений, и одним из самых ярких из них может стать наслаждение чужой смертью».

Страсть к «ужастикам» проявляется еще в младшем возрасте: достаточно вспомнить, что самые популярные истории в детском саду или пионерском лагере были про оживших мертвецов и отрубленные руки-убийцы. Интерес только подогревался тем, что тема смерти была табуирована. Однако дети в своих рассказах еще не осознают полностью, что это такое, и поэтому воспринимают такие истории легко. Кроме того, психика малышей еще не сформирована, они не знают, что такое хорошо, а что такое плохо. Вот они и «отрывают мишке лапу», жгут лягушек и мучают котов – просто из любопытства.

Максимума стремление наблюдать за смертью достигает в подростковом возрасте. Перестройка психики, конфликты с окружающими и желание противостоять обществу выливаются в страстное желание хотя бы одним глазком взглянуть, что делается на том свете. В лучшем случае такие намерения приводят к просиживанию часами за чтением блогов умерших людей, в худшем – к вандализму на кладбищах и даже суициду. «На 14–18 лет приходится пик размышлений о смерти, это важная стадия формирования психики человек, – рассказал «НИ» Сергей Ениколопов. – Однако существует реальная опасность суицида, если подросток столкнется с сайтом самоубийц с провокационным содержанием. Он начинает задумываться: «Если не я один так думаю, значит, в этом что-то есть...»

В ПОЛЬШЕ ВЫЧИСЛИЛИ ЦИКЛЫ УВЛЕЧЕНИЯ «УЖАСТИКАМИ»
Польские социологи бьют тревогу: в стране стремительно увеличивается категория людей, любящих пощекотать себе нервы просмотром репортажей с войн и фильмов ужасов. Правда, польский телекодекс запрещает показывать в передачах кадры с насилием и людскими страданиями, однако на звуковое сопровождение эти ограничения не распространяются. Еще один повод для беспокойства социологов – сайты, появившиеся недавно в Польше, которые рассказывают, как безболезненно свести счеты с жизнью. Как правило, посетителями таких интернет-страничек являются неизлечимо больные люди и молодежь до 18 лет. В варшавской полиции планируется создать специальный отдел, который будет отслеживать такие сайты в Сети и уничтожать их. Как рассказала «НИ» социолог Эва Копач, в истории человечества любовь к «ужастикам» возникает циклически, примерно раз в сто–двести лет. По ее словам, «мода» на смерть и все, что с ней связано, пришла в Польшу из Западной Европы. Страсть к насилию, уверена пани Копач, возникает, когда человек чувствует себя невостребованным винтиком системы. В глубине души он думает о суициде и, чтобы узнать, что его ждет по ту сторону, интересуется ликами смерти.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

В ГЕРМАНИИ ЗАПРЕЩАЮТ ПОКАЗ ЖЕРТВ ВОЙНЫ
Немцы – нация чрезвычайно жизнелюбивая. Большинство бюргеров хотят задержаться на земле подольше. Поэтому о смерти говорить здесь принято исключительно… с экономической точки зрения. Невероятно популярны сайты, рассказывающие, в какой европейской стране кремация тела обходится дешевле, а также странички компаний, предлагающих необычные похороны. Так, например, оказывается, немца можно похоронить в лесу или даже развеять его прах с воздушного шара. В остальном в Германии все, как в других европейских странах: законом запрещено показывать телекадры и фотографии с окровавленными телами, в том числе и в Интернете.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter