Рус
Eng
Депутат Чечни от ЕР Магомед Ханбиев заявил о нелюбви к русским

Депутат Чечни от ЕР Магомед Ханбиев заявил о нелюбви к русским

15 марта 2019, 15:21ОбществоPhoto: pxhere.com
Депутат парламента республики Чечня от фракции «Единая Россия» Магомед Ханбиев заявил, что не любит русских. Он признался в этом во время трансляции в Instagram.

Как передает СНЕГ.TV, экс-министр обороны Ичкерии заявил, что никогда не разговаривает с русскими людьми. И отметил, что «падишах своего народа — чеченец».

Магомед Ханбиев является членом партии власти в чеченском парламенте, а также входит в комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности.

Он выступал за идею создания независимой светской Чеченской Республики с 1992 года. В ходе первой чеченской кампании возглавлял батальон имени Байсунгура Беноевского. После был назначен командующим Национальной гвардией Ичкерии. В 1998-м году занял должность министра обороны республики Ичкерия.

В 2005 году Магомед Ханбиев давал интервью изданию "Южный репортер", в котором, в частности, сказал:

— Вы две войны активно воевали на стороне сепаратистов, как так получилось?

— В 95-м году к нам в село приехали люди из Грозного. Собрали митинг. Все пришли: и старики, и молодежь. Я тоже пришел, заинтересовался и поехал с ними к Джохару Дудаеву. Ну, у меня же был хороший опыт, как никак командир специального подразделения вооруженных сил СССР. Вот и в Грозном я создал отряд «Байсунгура Бенойского» — слышали, наверное? Ну а потом просто воевал без страха за свою землю, за свой народ. Знаете, первая война она была настоящая. Мы знали, что так надо и дрались. Нас просто нельзя было победить — над нами было наше небо, под ногами наша земля, горы, а главное мы знали, за что умираем … И нам помогали все. Только из Беноя ежедневно приезжал грузовик с провиантом, оружием, одеждой.

— Почему Ваш отряд назывался «Байсунгур Бенойский»?

— Это известный чеченский герой, его у нас все знают. Воевал без глаза, руки и ноги — его веревкой к седлу привязывали. После того как Имам Шамиль перестал воевать с русским царем последний остался... Когда он узнал что Шамиль собирается сдаваться, об одном попросил его: уходя обернуться на секунду, но Шамиль не обернулся. Знал, что чеченцы в спину не стреляют, вернее, тогда не стреляли… Ну а потом Байсунгур с тремя сотнями всадников дал свой главный бой… последний.

— А Вы уже дали свой главный бой? Каким он был?

— Я всегда сражался только за народ и не перестаю этого делать и сегодня, но если вас конкретное боестолкновение интересует, то в 96-м году это было, 6 августа. В течение недели мы не давали федералам деблокировать Грозный, воевали и ночью, и днем. Там армия из Ханкалы шла, окружила нас, и мы держались, не спали и не ели, одной бронетехники 37 единиц подбили, но не дали пройти. В тот момент это было самое главное место на фронте, Басаев собирался приехать, помочь, но не приехал… Вот и держались.

— Ваши отношения с Басаевым?

— Мы общались… когда-то. Он жил у меня, советоваться приезжал. Но после первой войны Басаева как будто подменили. Я не знаю, что повлияло. Он стал вести себя так заносчиво, неправду говорил, изменился очень. А потом похищения, грязные деньги, ваххабиты, которые вокруг него крутились — все это не делало ему чести. Масхадов все ему отдал — нефть, оружие… Все чтоб тот был с ним. А Басаев предал. Он был не за народ, и всем доказал это… Басаева еще Джохар невзлюбил. Дудаев мне про Басаева говорил: «Ну что эта мокрая курица здесь бродит. Выпрашивает то денег, то «министра обороны», ходит, ноет — дай, дай, дай…» Мы с Шамилем поссорились на предвыборной кампании, когда он первый раз облил Масхадова грязью. Стал брать деньги не только от ваххабитов, а вообще ото всех. И постепенно сам превратился... Он ведь не религиозный человек, ничего не боялся. После Буденновска жил здесь, у меня в Беное и ни разу намаз не делал. Я к нему в захваченный им Буденновск с тогдашним министром Куликовым летал, уговаривал… В марте летели, а Куликов в самолете мне огурцы и помидоры подсовывал, а я делал вид что ем, но не ел — боялся что отравят. Басаев от Буденновска только славы хотел, себе славы… Потому и не договорились тогда. А потом, с ним все тяжелее и тяжелее становилось… Мы, когда во вторую войну из Грозного выходили, я недалеко шел, когда он на мине подорвался… И даже, ну как сказать, не волновался — не любил я его… Басаев постоянно за себя вперед лез, звезды достать хотел, славы, денег, но ни о ком не думал… Ни о народе, ни о политике. Его в Дагестане попросту обманули, использовали за деньги. Березовский два миллиона Шамилю занес и Дагестан случился.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter