Рус
Eng
Семьи с инвалидами рискуют лишиться детей из-за коронавируса

Семьи с инвалидами рискуют лишиться детей из-за коронавируса

14 октября , 17:46ОбществоPhoto: Медиахолдинг 1Mi
В редакцию «Новых Известий» обратился подполковник запаса, ветеран боевых действий Петр Илюшкин. Он заявил, что чиновники Минздрава подвергают семьи с лежачими инвалидами смертельной опасности.

Дарья Вознесенская

Сын подполковника запаса — инвалид-колясочник с тяжелой формой церебрального паралича. Еще в роддоме ему сделали прививку, после которой он оказался на ИВЛ и стал инвалидом первой группы. В июне ему исполнилось 18 лет. По законодательству, сын Илюшкина стал самостоятельным гражданином. Но он не может ни ходить, ни говорить. В связи с этим по суду он был признан недееспособным. Теперь семье предстоит оформить опеку над сыном. Но для этого необходимо пройти «круги ада»… то есть, получить медицинское заключение о том, что родители не больны СПИДом, сифилисом и прочей заразой, а также пройти флюорографию, осмотр инфекционистом и многое другое.

Что же это значит в условиях пандемии? А то, что родители инвалида, которым, к слову, больше 50 лет, должны ходить в медицинские учреждения, рискуя не только заразиться, но и принести вирус в дом, где находится их сын-инвалид, у которого иммунитет отсутствует вообще. То есть, мало того, что родители вынуждены подвергать опасности свое здоровье, так они и могут поставить под угрозу жизнь ребенка.

«Врачи — убийцы?! Они заставляют ходить в те места, где наиболее опасная концентрация коронавируса — в поликлиники и стационары. Больные коронавирусной инфекцией проходят, прежде всего, рентген, флюорографию, сдают различные кровяные анализы. И минздрав, находясь в уме и ясной памяти, посылает туда же родителей инвалидов!», — недоумевает Илюшкин.

Семья Илюшкиных называет ситуацию абсурдной. Родители 18 лет находились рядом с ребенком, ухаживали за ним, реабилитировали. За это время они неоднократно лежали вместе с ним в больницах, сдавали анализы, проходили каждый год флюорографию. И ничего опасного выявлено не было. Кроме того, офицер запаса Илюшин имеет разрешение на оружие, водительские права. То есть, его как минимум дважды проверяли и признали вменяемым и здоровым. Почему же сейчас родители вынуждены в условиях пандемии доказывать, что могут и дальше находиться рядом со своим же собственным сыном? «С 18 лет мы — никто! Любой бомж с улицы имеет одинаковые права на нашего сына!», — возмущается Илюшкин.

Кстати, если родители не получат медицинское заключение, то их ребенок-инвалид может оказаться, скорее, не в чужой семье, а в психоневрологическом интернате.

Кроме того, по словам Илюшкина, с наступлением 18-летия сына Пенсионный фонд прекратил выплату пенсии. «А что если бы ребенок был один? Он бы умер с голода», — говорит офицер. Он посчитал, что таким образом был нарушен федеральный закон и подал жалобу в прокуратуру. Однако там ее переправили тому, на кого пожаловались заявители — Пенсионному фонду. «Бред полный!», — отметил Илюшкин. Он напомнил, что в условиях пандемии продлили даже водительские удостоверения, а об инвалидах забыли…

Родители писали обращения и в администрацию президента, и премьер-министру Михаилу Мишустину, и зампреду комитета Совета Федерации Елене Мизулиной. Но никто помочь не смог. В частности, Мизулина направила обращение в Минтруд, откуда Илюшкиным пришел ответ, который они охарактеризовали как «никакой».

Также у семьи была надежда, что постановление о прохождении медобследования относится только к опекунам детей-сирот. В связи с чем родители отправили запрос в Минздрав. «В Минздраве сказали, что к нам это тоже относится. Помимо этого Минздрав еще и утвердил необходимость абсурдного медицинского заключения, издав приказ [от 10 августа 2020 года, вступил в силу 19 сентября]. А мы просили сделать исключение для родителей. Пускай чужих проверяют, но мы с ним 18 лет были, если бы у нас что-то было, то это бы проявилось. Мужу бы не дали разрешение на оружие — он офицер погранслужбы ФСБ в запасе», — говорит мать ребенка-инвалида.

Семье оказывают противодействие в опеке над собственным ребенком, как будто тем, кто берет инвалидов, платят несусветные суммы ежемесячно. «Но вообще ни копейки не платят!», — заявил Илюшкин.

Сейчас семья стоит перед непростым выбором. Если это вообще можно назвать выбором. «Эта зараза [коронавирус] может убить нашего ребенка. А если мы не пройдем это медобследование, то его будут вправе отправить в психоневрологический интернат», — сетуют Илюшины.

Тут также стоит отметить, что это не проблема одной отдельной семьи. Это проблема федерального масштаба.

«Факт: родители, ухаживавшие 18 лет за тяжелобольным, прикованным к инвалидной коляске ребенком, вмиг становятся совершенно чужими! Это же бред и издевательство! Нам что же, браться за вилы, как в 1917 году?!», — возмущается Илюшкин.

Семья Илюшкиных, обращаясь от лица всех родителей детей-инвалидов, осуществляющих уход за ними, просит «исключить из постановления правительства РФ № 927 от 17.11.2010 „медицинское заключение“ — для родителей недееспособного инвалида».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter