Рус
Eng

Наш человек в Африке: как тверянин чуть не стал президентом Ганы

Наш человек в Африке: как тверянин чуть не стал президентом Ганы
Наш человек в Африке: как тверянин чуть не стал президентом Ганы
14 июня 2018, 23:19Общество
Сексуальные связи с иностранцами, о которых так беспокоится депутат Плетнева, пойдут только на пользу России

Депутат Госдумы Тамара Плетнева явно погорячилась, призвав россиянок «не вступать в интимные связи с иностранцами во время чемпионата мира по футболу», - пишет обозреватель "Новых Известий" Людмила Бутузова.

Хотя как мать и председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей ее понять можно: нарожают безотцовщину, бросят в детдоме, а народ – корми, обувай-одевай. Даже если залетный болельщик впоследствии и женится, Плетнева знает, что «ничем хорошим это не закончится». На особом подозрении депутата женихи неславянской наружности: «Хорошо, если одной расы, а если другой – то вовсе. Мы своих детей должны рожать. Я не националист, но тем не менее».

Девушки, не слушайте тетю! Своей дремучестью она подрывает генофонд России и препятствует установлению родственных связей с Африканским континентом. В свое время так не поступало даже КГБ. Наоборот, в 60-е годы, закрыв глаза на внебрачную связь тверской девушки и африканского студента, комитет не просто дал жизнь будущему детдомовцу, но и вырастил из него принца для одного аристократического клана республики Гана.

Сироту зовут Котов Сергей Сергеевич. Через тридцать лет после рождения он и в самом деле оказался принцем, и даже кандидатом в президенты Ганы. Выбрали бы за милую душу – родня у него авторитетная, своими руками творят современную историю Африки. Например, Джон Дарти, родной дядя Сергея Сергеевича, - адмирал, командующий военно-морским флотом Ганы, дядя Вилли - руководитель экспортной компании, дядя Клеменс - профессор в США, папа Фануэль– медицинское светило в Лондоне, принимал роды у принцессы Дианы – это чтоб вы понимали уровень профессионализма прародителя и силу генов, доставшихся его русскому сыну. Надо сказать, что о генах Сергей Сергеевич раньше не подозревал, как-то само собой получилось, что к 30 годам стал четырежды доктором наук и возглавил два Тверских филиала крупнейших российских вузов.

Так вот, о президентстве в Гане.

- Куда мне со своим менталитетом? - Там всё не по-нашему... Я же русский до мозга костей, - объяснял корреспонденту «НИ» Котов.

На самом деле, кто он, Сергей не имел понятия очень и очень долго. Было известно, что мать бросила его в роддоме. Об отце-африканце он догадался сам, сличив в детстве свое отражение в зеркале с портретом одного африканца в журнале "Огонек".

В дальнейшем судьба его складывалась так.

В начале шестидесятых Советский Союз открыл вузы для иностранцев, в Калинин (так тогда называлась нынешняя Тверь) за медицинским образованием повалили африканцы. С одним из них встречалась Нина Котова, дело шло к свадьбе. Семья не захотела родниться с чернокожим студентом и практически силой выдала девушку за первого попавшегося, но "своего" парня. В 66-м Нина пошла в роддом. Там и появился на свет негритенок. Муж в ярости чуть не удавил обоих. Ребенка пришлось отдать в детдом, вскоре от побоев скончалась и сама Нина. Одно доброе дело для сына женщина все-таки сделала - шепнула соседке по палате имя его настоящего отца. Через 36 лет Сергей Сергеевич узнает, что его папу звали Фануэль Дарти. А папа впадет в ступор от известий, как его сын продирался по жизни.

Да ничего особенного – нормальная русская жизнь человека с другим цветом кожи. Вырос в Некрасовском детдоме под Тверью, окончил Козловское СПТУ по специальности "тракторист и шофер", гонял молоковоз по разбитым дорогам Конаковского района, служил в Советской армии в авторембате, получил диплом ученого-агронома в Тверском сельскохозяйственном институте. Еще он работал в комсомоле, в районной и областной администрации, занимался бизнесом (для заработка) и наукой (для души). В 22 года стал директором районного Центра детского и юношеского творчества, депутатом районного совета. Сейчас - ректор Института эргономики и социально-экономических технологий и директор Тверского филиала Московского государственного социального университета. Профессор права, доктор психологических, юридических, экономических и политических наук. "Сам себя сделал" в полном смысле слова. Женат на обаятельной блондинке Злате. Трое детей. Квартира, машина, общественный статус. Все замечательно. О жизни и собственной внешности вспоминает с юмором: «Работал шофером в совхозе –приезжаю на дальнюю ферму, выходит скотник с бодуна, видит за рулем негра и в ужасе роняет вилы: "Всё, допился!"

Еще смешней было в Гане: «Когда меня короновали, надо было садиться на трон. Ужасно неудобное сооружение, еле вскарабкался. Подданные ниц падают – я слез, поднимаю – ну неудобно же, что народ на карачках, а у меня диссертация по правам человека. Не успею на трон залезть, они опять упали, и я опять - вниз. Родня угорает. Они, конечно, продвинутые, но ритуал есть ритуал».

Вообще-то, говорит он, Гана - президентская республика. Но демократическая форма правления в Африке прекрасно уживается с традиционными родоплеменными отношениями. Род Дарти - один из самых знатных в центральном регионе страны. Занять региональный трон суждено было папе Фануэлю, но политике он предпочел медицинскую карьеру. Однако место за ним осталось, и, по закону, оно должно наследоваться старшим сыном. Старшим у Фануэля оказался гражданин России Сергей Сергеевич Котов. Покопавшись в своем детдомовском прошлом, Сергей припомнил посещавшие его желания однажды проснуться принцем и решил, что это не случайно. Судьба.

А ведь поначалу, когда Котов стал разыскивать отца, тот отнесся к соискателю с недоверием. Фотографии сынка посылал родне для опознания. Родня только глянула и сразу опознала: «Наш человек!» Потом Фануэль приехал в Тверь, вспомнил Нину, сходили с сыном на ее могилку. Но вытащить Сергея в Гану не получилось. Сошлись на том, что Котов будет руководить родовым кланом из Твери. Но в общем-то, по его словам, работа не пыльная – «у них там и без меня все налажено, мне свою родину надо поднимать.».

Вот такая история про интимные связи с иностранцами. А депутат Плетнева боялась… Все, кто хотел, ее уже успокоили. Но умнее всех, по-моему, высказался в Фейсбуке публицист Владимир Мамонтов:

«Плетнёва не понимает, что главная опасность чемпионата не всплеск рождаемости, а его полное отсутствие. Что противоречит политике партии, меж прочим. И дело не только в доступности контрацептивов. Боюсь, к нам приехали не веселые повесы, а толпы ненормальных, которые будут пить пиво, орать на непонятных языках "оле, оле", сами с собой обниматься и целоваться после забитых голов, не есть от русского каравая, потому что таким отравили Скрипалей, и всё в таком духе. Нашим девчатам придётся приложить максимум усилий, чтоб обратить на себя внимание этой оравы. Но я в них верю».

Даже и не сомневайтесь! Когда это наши девушки подводили Россию!

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter