Рус
Eng
Заслон оппозиционера

Заслон оппозиционера

14 июня 2013, 00:00
Общество
Владимир МАШАТИН, фото автора
«Новые Известия» продолжают публикацию субъективного взгляда фоторепортеров газеты на «Объективную историю» нашей страны. В своем очередном фотовоспоминании Владимир МАШАТИН рассказывает о многолетнем трудовом конфликте в Театре зверей Дурова и уникальной забастовке дрессировщика Александра Терехова, устроенной им пару

В начале 1992 года Театр зверей имени Дурова был упразднен правнучкой великого дрессировщика. Наталья Дурова, посвятившая свою жизнь потомственному увлечению и делу семьи – дрессировке животных и выступлениям с ними перед зрителями, придумала новое название своему коллективу. Вместо «Уголка Дурова» появился Московский театральный комплексный центр «Страна чудес дедушки Дурова». Смена вывески позволяла, как ей казалось, реорганизовать театр зверей, который имел «в штате» более 200 животных, и оптимизировать человеческий трудовой коллектив, уволив некоторых строптивых сотрудников.

Но не тут-то было! Началась знаменитая тяжба артистов, работников сцены и дрессировщиков с Натальей Дуровой. В судебных сражениях, растянувшихся на годы, участвовали по воле дрессировщиков даже четвероногие артисты театра. Судя по дальнейшему развитию событий, длительная забастовочная борьба, видимо, изменила не в лучшую сторону характер некоторых животных, добавив им неожиданную агрессию на сцене, что привело к трагическому результату.

Наталья Дурова обожала Игоря Голембиовского, главного редактора газеты «Известия», а впоследствии – и «Новых Известий». Душевное тепло и радушие хозяйки звериного театра распространялось также и на репортеров издания. Поэтому я, фотокорреспондент-известинец, двадцать лет назад получил разрешение в единственном числе вынести «сор из театральной избы» Натальи Дуровой. 30 января 1993 года Александр Терехов, дрессировщик слонихи Даши и главный оппонент дирекции, расширил мировой инструментарий политической борьбы за права трудящихся. Александр, для выполнения своих требований, не стал захватывать в заложники пассажиров автобусов и самолетов. В этот день дрессировщик просто закрылся к клетке у слонихи и заявил, что не выйдет оттуда, пока не будут восстановлены на работе его товарищи.

Слониха Даша, подаренная еще в 1982 году Леониду Брежневу, политических требований не выставляла и уступила часть клетки для раскладушки своего бессменного товарища. Слониха, как и сам Терехов, просто не знала, что дирекция театра после предполагаемого увольнения упрямого артиста решила передать Дашу на десять лет Киевскому зоопарку для получения потомства.

Наталья Юрьевна хоть и вела непримиримую борьбу со своими главными оппонентами – дрессировщиком медведей Андреем Комиссаровым и Александром Тереховым, в то же время понимала уникальность протеста в слоновнике и значимость его для прессы. Разрешив снимать забастовку в клетке, Наталья Юрьевна просила только не снимать – в целях моей же безопасности – освобождение слонихи-заложницы силами московского ОМОНа.

К счастью, милицейские начальники отказались решать силовыми методами проблему звериного театра, сославшись на неточность формулировок – кто заложник, а кто террорист. Другие дрессировщики театра не были столь активны в конфликте с начальством, но тоже поддерживали уволенных товарищей, объявив администрации «итальянскую забастовку». Все они делали вид, что работают по правилам безопасности и служебным инструкциям дрессировки диких животных. Трудовая деятельность коллектива была сразу парализована и превратилась в бесконечный перекур, за время которого даже театральный козел Василий Васильевич пристрастился к дорогим фирменным сигаретам.

Пользуясь радушием хозяйки театра, я часто бывал в знаменитом кабинете династии Дуровых. Это был небольшой семейный музей с пожелтевшими фотографиями в золотых рамах, картинами известных художников и мраморными статуэтками. Среди этого антикварного великолепия визжал и прыгал, как сумасшедший, шимпанзе Яша – любимый «ребенок» Дуровой. Удивительно, но все старинные вещи в этом кабинете оставались целыми! При мне, с Яшкой на коленях, Наталья Юрьевна часто вела бесконечные телефонные разговоры с адвокатами о ходе судебных процессов и с чиновниками московского правительства о судьбе семейного особняка, памятника архитектуры XIX века.

В 1993 году Останкинский суд признал, что увольнения дрессировщиков были неправомерными. Дурова упрямо не выполняла решения судов и оспаривала их в высших инстанциях. Разбирательства затягивались на годы. За это время жалобы 23 уволенных дрессировщиков рассматривались в нескольких районных судах, Мосгорсуде, арбитражном суде, в столичной и Генеральной прокуратурах. Уволенные дошли даже до Верховного суда России, дополнительно требуя отобрать у театра их питомцев, купленных на деньги дрессировщиков для работы в «Уголке Дурова». Все судебные инстанции вынесли одинаковые вердикты: увольнения прошли незаконно. За неисполнение судебных решений Театр зверей был оштрафован на 162 миллиона рублей! Наталью Дурову это не смутило, штраф она выплатила, но уволенных артистов на работе не восстановила, утверждая, что видела их выступления с животными на Арбате за деньги. Такое, жаловалась мне Наталья Юрьевна, артисту театра Дурова не должно прощаться!

К своим оппонентам на судебных процессах Дурова относилась всегда жестко и часто упрямо несправедливо. Но в человеческих отношениях вне судебных стен она выглядела добрейшей женщиной, прощавшей сразу всех своих противников. Конец «звериному противостоянию» наступил в июне 1998 года. Не было бы счастья, да несчастье помогло...

Бессменный лидер театральной «оппозиции» Александр Терехов, успешно совмещавший дрессировку слонихи Даши с борьбой против администрации, неожиданно на сцене сломал колено. Узнав об этом, Наталья Юрьевна, позабыв обо всех увольнениях, судах и кассационных жалобах, приняла деятельное участие в спасении ноги оппозиционера. Одной фразы покаянного письма Людмилы и Александра Тереховых было достаточно, чтобы Наталья Юрьевна простила семью опальных дрессировщиков: «Ваши опыт и мудрость победили нашу глупость!»

Только слониха, даже через годы, не простила своему наставнику политические пикеты в своей клетке. Всем дрессировщикам известно, что у слонов идеальная память. Можно только догадываться, что случилось на репетиции 22 февраля 2001 года, но внезапно взбесившаяся слониха Даша мгновенно растоптала своего дрессировщика, выкормившего ее из соски и прожившего рядом все ее двадцать лет...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter