Рус
Eng
Перетерпеть людоеда: почему Сталин плохой образ для будущего России

Перетерпеть людоеда: почему Сталин плохой образ для будущего России

14 мая 2019, 11:13Общество
Стране, которая хочет вернуть уважение всего мира, не нужны тираны.

Не секрет, что истоки возрождения культа Сталина лежат в сегодняшнем экономическом и психологическом состоянии общества. Однако, как выясняется, далеко не все в России это осознают. Именно поэтому противникам сталинизма, искренне радеющим за возрождение России приходится снова и снова акцентировать свое внимание на преступлениях сталинского режима.

Чудовищные цифры напомнил аналитик Дмитрий Милин в своём посте, посвященном сталинским репрессиям, проводимым непосредственно во время войны:

«157 тысяч солдат и офицеров расстреляно в РККА с 1941 по 1945 годы...»

В комментариях к этим цифрам выделяется этот, Сергея Кочевых:

«Мой родственник воевавший на передовой рассказывал, как его друга расстреляли за опоздание на построение, потому что командир послал его за водкой, а тут начальство приехало и устроило построение, а он опоздал, его тут же вывели и застрелили перед строем. Так что штрафбат это еще вариант выжить, хоть малый но шанс...»

А другой блогер, Дмитрий Бородин констатировал:

«Сталин истреблял свой народ. И был бездарным управленцем. Огромные потери населения его вина. Сталин и его система преступны. Оправдывают это только умственно отсталые или клинические уроды и социопаты...»

***

О цинизме советского командования очень хорошо написал в своих мемуарах командующий войсками союзников во Второй мировой войне генерал Эйзенхауэр, которые привел в ФБ блогер Иван Иванов. Вот что пишет американец о своем советском коллеге маршале Жукове, который хотя и критически отзывался о Сталине, был плоть от плоти сталинистом:

«...Во время нескольких часов проведённых в самолёте, маршал Жуков и я часто обсуждали военные операции... Большим откровением оказалось для меня его описание русского метода наступления через минные поля. Немецкие минные поля прикрытые оборонительным огнём противника были тактическим препятствием принёсшим нам многочисленные потери и вызвавшим многие задержки. Пробиваться сквозь них было всегда трудным, несмотря на то что наши инженеры изобрели все вообразимые механические устройства для безопасного уничтожения мин. Маршал Жуков буднично заметил мне: «Существует два вида мин: противопехотные и против машин и танков. Когда мы упираемся в минное поле, наша пехота продолжает наступление так, словно бы его там не было. Мы рассматриваем потери понесенные от противопехотных мин как равные тем, которые мы бы понесли, если б немцы решили защищать данный участок плотным сосредоточением сил вместо минных полей. Наступающая пехота не детонирует противомашинных и противотанковых мин, поэтому после того как она проходит минное поле и укрепляется на противоположной стороне, за ними идут сапёры и боронят проходы, по которым могут пройти машины...

Мне представилась отчётливая картина того, что произошло бы с любым американским или британским командующим, который попытался бы прибегнуть к подобной тактике, и еще более яркая картина того, что заявили бы люди в любой из наших дивизий, если б мы попытались сделать подобную практику частью нашей тактической доктрины...

Американцы измеряют цену войны человеческими жизнями, а русские - общими расходами нации.

Насколько я мог видеть, Жукова мало заботили методы, которые мы считали жизненно важными для поддержания духа американских войск: систематическая ротация подразделений, условия для отдыха и развлечения, краткосрочные отпуска, но прежде всего- выработка методов позволявших избегать подвергания людей боевым рискам, не являющимся необходимыми. Всё это, бывшее обычной практикой в нашей армии, было преимущественно неизвестно в его армии.

...Фундаментальное различие американских и русских взглядов на обращение с людьми проиллюстрировалось также и в другом случае. В беседе с русским генералом я упомянул о трудной проблеме необходимости заботиться о большом количестве немецких военнопленных — проблеме, с которой нам приходилось сталкиваться в различные периоды войны. Я упомянул, что мы выдавали немецким пленным тот же самый рацион питания, что и нашим собственным солдатам.

«Зачем Вы это делали?» — с изумлением воскликнул Жуков.

Я ответил, что во-первых, моя страна обязывалась к тому условиями женевских соглашений. Во-вторых, в немецком плену находились тысячи американских и британских военнослужащих, и я не хотел давать Гитлеру предлога обходиться с ними хуже, чем он это уже делал.

Жуков был поражён этим ответом еще больше и воскликнул: «Но что вам за забота до солдат захваченных немцами?! Они попали в плен и уже всё равно не могли дальше сражаться!»

Отрывки цитируются по Dwight D. Eisenhower, "Crusade in Europe", The John Hopkins University Press, 1997 (первоизд. 1948), стр. 468-470.

Что интересно, в российском переводе мемуаров Эйзенхауэра (2000 года издания!) эти отрывки, казалось бы особенно интересные российскому читателю, изъяты.

Всем, кто кричит "можем повторить", надо помнить, что их отправят воевать методами и традициями Жукова...»

***

Эту, крайне злободневную тему поднял в своем блоге дальневосточный бизнесмен Дмитрий Алексеев, попытавшись объяснить причины такого, на первый взгляд, странного всплеска поклонения перед Сталиным:

«Для меня вообще удивительно, что тема Сталина имеет резонанс, а еще удивительнее, что есть люди, которые серьезно называют себя “сталинистами”. Даже погрузился и попробовал понять логику этих людей. Честно сказать, не понял:

- “Принял с сохой, а оставил с атомной бомбой”, не выдерживает никакой критики. Во-первых, Россия и до Сталина строила линкоры и великие сибирские железные дороги, а во-вторых, за 30 лет, для такой страны как Россия, прогресс практически неизбежен. Ну а то, что это сопровождалось жестокими репрессиями и голодом 32-го и 48-го года, говорит о полной бездарности руководства. В Европе не бывало голода со второй половины 19 века! Прогресс вперед двигали чудом выжившие в сталинских тюрьмах Королев, Глушко, Ландау. А Вавилов вот не выжил, зато Лысенко трижды лауреат сталинской премии;

- “Сталин победил в войне”. В войне победил российский многострадальный народ. “Эффективность” руководства вылилась в какие-то совершенно немыслимые человеческие потери. Знаете, почему британцы благодарны Черчиллю? Потому что во Второй Мировой у них погибло в два раза меньше людей чем в Первую. И то, эффективного во время войны премьер-министра, предпочли заменить в мирное время. Ну и почитайте доклад Жукова о роли Сталина в войне;

- Люди, имеющие опыт в управлении, прекрасно знают, что жестокость – это признак непрофессионализма. Грамотному менеджеру не нужны показательные увольнения и штрафы для завоевания авторитета. Харизматичный лидер ведет за собой людей не потому, что он окружил себя теми, кто заглядывает в рот, а потому что ему верят, и его уважают за справедливость и грамотность;

- Это как нужно не уважать русский народ, чтобы приписывать достижения сотен миллионов людей человеку, который отличался только жестокостью и бесчеловечностью в борьбе за собственную власть. Тем, кому нужна “сильная рука”, рекомендую записаться в кружок БДСМ.

***

Мне вот тираны не нужны, для того чтобы обустраивать свою страну. Но почему же эта тема так актуальна? Мне кажется, что через нее проявляются проблемы сегодняшнего времени и дело вовсе не в Сталине:

- Неудовлетворенность запроса на Величие. Причастность к великому, нормальное стремление человеческой натуры, а у нас оно еще и разогнано пропагандой. Однако так получается, что самое великое, что можно сейчас предъявить, что не имеет обратной стороны, это Победа в Великой Отечественной. Через нее образ Сталина – это как символ Величия, символ Великой Страны. И уже не важно, насколько это правда;

- Неудовлетворенность госуправлением. “Нет на вас Сталина” – это посыл нелюбимым чиновникам, которым в сердцах хочется пожелать попасть в Гулаг. И не важно, что репрессии это не про справедливость, а про борьбу за власть. Не важно, что на одного репрессированного чиновника придется 10 работяг и 50 голодающих, эмоция ищет выхода здесь и сейчас;

- Раздражение расслоением. “Молодые деньги”, феномен изменившегося экономического уклада в России. Люди, получившие какие-то деньги, иногда даже благодаря везению, пытаются демонстрировать свою избранность через потребление. Как правило счастья это не добавляет, зато добавляет раздражения окружающим. Особенно на фоне падающих реальных доходов населения. Удивительно, но на образе Сталина сконцентрировался и запрос на социальную справедливость. Всплывают мифы про оставшиеся после него единственные сапоги и шинель с фуражкой.

Так вот, Сталин плохой образ для будущего России, нужно думать и говорить именно о будущем, а не ворошить могилы мертвецов. Давайте будем терпимее, люди разные, ничего страшного в том, что среди них встречаются “сталинисты”. Давайте лучше решать проблемы величия страны, эффективности госуправления и социального расслоения.»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter