Рус
Eng
Экстренное торможение

Экстренное торможение

14 января 2015, 00:00
Общество
ДИАНА ЕВДОКИМОВА
На днях жителям одного из дворов Казани пришлось вызывать платный эвакуатор для иномарки, из-за которой к дому, где находилась больная девочка, не могла подъехать «скорая». Сообщения о том, что пожарные или врачи не смогли подъехать к зданию из-за припаркованных во дворе машин в крупных мегаполисах появляются с пугающе

Ольга Кузнецова живет в доме № 10 по Олимпийскому проспекту. «У нас увеличилось и количество машин, и хаотичность их постановки. Появилось подозрительно много больших бизнес-микроавтобусов, занимающих по два парковочных места. Появились новые знаки «Остановка запрещена», а зона платного паркинга раз в десять меньше потребности в местах. В итоге машины втыкаются везде, где возможно, становясь впритык к воротам. Они затрудняют въезд во двор, и, конечно, ни скорая, ни пожарные оперативно проехать к нам не могут. До всего этого безобразия с платной парковкой места хватало всем», – жалуется «НИ» г-жа Кузнецова. Ведь если у ее семьи возникают проблемы с въездом во двор, то что говорить о массивной спецтехнике?

В Москве, по оценкам различных экспертов, на 4,5 млн. автомобилей приходится только 2 млн. парковочных мест. А после ввода платной парковки и появления все большего количества знаков «Остановка запрещена» многие автомобили переместились в московские дворы, заполонив все свободное пространство. В итоге сегодня к столичным жителям зачастую не может пробраться спецтехника, а жизнь и здоровье людей оказываются под угрозой.

«У нас на Самокатной улице во дворе домов 6 и 8 мест вечером не было и до введения платной парковки, а теперь стало еще хуже: пытаются парковаться таксисты», – рассказала «НИ» москвичка Мария Литвиненко. По ее словам, во дворе есть пара узких мест, где пожарная машина, если она понадобится, проедет с большим трудом.

«Двор моего дома – как раз один из тех, куда в будний день в рабочее время точно не сможет проехать ни «скорая», ни пожарные, ни любая другая спецтехника. Все место с момента появления зоны платной парковки занимают офисные работники», – рассказывает «НИ» координатор общественного движения «Автомобилисты Москвы» Леонид Антонов, который живет в Среднем Каретном переулке. «У нас после введения платной парковки машины во дворе стали парковаться в 2–3 ряда. Проезд если и есть, то он минимальный», – жалуется «НИ» жительница улицы Юлиуса Фучика Татьяна Штыркова.

Люди, пытаясь найти свободное место для своего автомобиля, зачастую забывают, что перекрытый проезд может стоить кому-то жизни. Между тем, согласно требованиям пожарной безопасности, подъезд пожарных машин должен быть обеспечен с двух продольных сторон здания, если дом выше 9 этажей, и с одной стороны – для домов пониже. «Ширина проездов для пожарной техники должна составлять не менее 3,5 метров при высоте зданий до 13 метров, 4,2 метра – при высоте здания от 13 до 46 метров, 6 метров – при высоте здания более 46 метров», – напомнил в конце декабря сайт МЧС РФ. Кстати, загородивший проезд житель может понести административную ответственность по ст. 20.4 КоАП РФ. Штраф составляет 1,5–2 тыс. рублей для граждан, 7–10 тыс. рублей для должностных лиц и 120–150 тыс. рублей для юридических.

Фраза «жертвы платной парковки» подчас обретает буквальный смысл.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА

В департаменте здравоохранения Москвы в беседе с «НИ» подтвердили, что проблема подъезда машин скорой помощи во дворы существует, но более подробную информацию согласились предоставить только по официальному запросу от редакции.

Неудивительно, что ситуация порой приводит к плачевным последствиям. Так, в феврале прошлого года жители дома по 11-й Парковой улице тушили огонь с помощью ведер с водой, поскольку пожарные из-за припаркованных во дворе машин не смогли подъехать к квартире. Им пришлось растягивать пожарные рукава длиной более 100 метров. «НИ» в начале декабря рассказывали о случае на улице 9 мая Химках, где пожарные, быстро оказавшиеся на месте происшествия, долго искали подъезды к дому в заставленном автомобилями дворе. В результате девушка в загоревшейся квартире, не дождавшись помощи, выпала из окна.

«Дворы действительно забиты по всей Москве. Причину я вижу в отсутствии многоуровневой системы парковки в столице: подземной и наземной», – отмечает в разговоре с «НИ» координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов. Он приводит в пример Париж, где машин в два раза больше, чем в Москве, но все они помещаются в многоуровневых паркингах. «Многие люди уже сами готовы строить эти паркинги, но город постоянно вставляет палки в колеса. Люди не могут просто взять и избавиться от автомобиля, ведь для многих он жизненно необходим. У нас же вместо развития парковочного пространства появляется система платных парковок, сокращаются места для стоянки за счет запрещающих знаков», – уверен активист.

«Машин за последние два года существенно больше не стало, а дворы забились сильно. Конечно, я вижу причину в появлении платных парковок. Люди не понимают, за что платят, и бегут в бесплатные дворы. Ко мне поступает множество жалоб от людей, которые не могут пройти к своему подъезду или выйти с коляской. Даже участковые зачастую отказываются штрафовать автовладельцев, понимая, что им некуда деть свои машины», – прокомментировал ситуацию в разговоре с «НИ» автомобильный правозащитник Виктор Травин.

«Во дворах становится все больше машин в последние лет 10. Сейчас в наш двор в Бирюлево пожарная машина вряд ли проедет. Не спасают ситуацию даже построенные дополнительные парковочные карманы», – сказал «НИ» руководитель проекта Probok.net Александр Шумский.

Сегодня в отдельных районах Москвы свою лепту вносит и бездумная расстановка знаков «Остановка запрещена», отметил г-н Шумский. Проект Probok.net собрал 252 адреса по всей столице, где синий знак с красным крестом можно легко снять, не ухудшив транспортную ситуацию на дороге. «В итоге Центр организации дорожного движения (ГКУ «ЦОДД») ответил нам, что убрать знаки можно лишь по 9 адресам, а все остальные якобы установлены верно. При этом знаки часто меняют. Например, на Большой Тульской улице была в течение трех месяцев запрещена остановка, а потом ее опять разрешили. Те машины, которые оттуда эвакуировали в течение трех месяцев, кому-то мешали только в этот период? Наши чиновники привыкли сначала запрещать, а потом думать, где можно разрешить», – посетовал г-н Шумский.

В ГКУ «ЦОДД» «НИ» ответили, что знак «Остановка запрещена» сегодня устанавливают для увеличения пропускной способности городских магистралей, обеспечения соблюдения режима выделенных полос, а также в целях антитеррористической безопасности вблизи метро, детских образовательных учреждений и других объектов. «Для решения проблемы недостаточности парковочных мест мы предложили организовать одностороннее движение на ряде улиц для последующего структурирования парковочного пространства. У нас появится возможность увеличить число парковочных мест без ущерба для движения автомобилей экстренных служб (пожарные, «скорые», МЧС)», – заметили в пресс-службе ГКУ «ЦОДД».

Немцы часто паркуются неправильно, но только не в пожарных проездах

В Германии штраф за перегораживание пожарного проезда выше, чем просто за неправильную парковку. Если припарковаться в неположенном месте стоит 20 евро, то оставить машину на пути экстренных служб – все 35. На специальном знаке, запрещающем парковку, так и написано: «Пожарный проезд».
Водители исключительно редко нарушают запрет на парковку в пожарных проездах, тогда как обычная неправильная парковка – едва ли не самое распространенное водительское прегрешение.
Что же касается наличия самих пожарных проездов при планировке будущих зданий, то за этим бдительно следят утверждающие архитектурные проекты комиссии при муниципалитетах. Ширина проезда с учетом габаритов пожарных машин должна быть не меньше трех метров, а если проезд пролегает сквозь арку, то сама арка не должна быть ниже трех с половиной метров. Поэтому зданий, к которым не могла бы подъехать пожарная машина, просто не существует «в природе».
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter