Рус
Eng
Этот безумный, безумный взрослый мир

Этот безумный, безумный взрослый мир

13 августа 2015, 00:00
Общество
ДИАНА ЕВДОКИМОВА
Вчера прокуратура Саратовской области сообщила о бездействии и волоките в региональной службе судебных приставов, сотрудники которой не торопятся помогать детям-сиротам получать законное жилье. Новости о различных нарушениях, допущенных чиновниками при обеспечении ребят из детских домов положенными квадратными метрами,

Буквально вчера прокуратура Саратова сообщила результаты проверки деятельности службы судебных приставов по исполнению решений судов о наделении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жильем. К 29 июля на исполнении оставалось 1540 исполнительных производств о том, что министерство строительства и ЖКХ Саратовской области обязано выделить недвижимость. Прокуратура обнаружила «волокиту и бездействие» в работе судебных приставов. «Производства не окончены длительное время. Периоды бездействия судебного пристава-исполнителя достигают 3–4 месяцев. Вопрос о привлечении к уголовной ответственности в рамках исполнения ряда производств не решался. Уголовно-правовая оценка бездействию должностных лиц министерства строительства и ЖКХ области не давалась», – сказано в сообщении региональной прокуратуры.

Согласно данным аудитора Счетной палаты Юрия Росляка, которые были озвучены им в апреле 2015 года, очередь из детей-сирот, не обеспеченных жильем к моменту окончания школы, увеличилась с 2013 года на 40% и составляет 122 тыс. человек. При этом государство обязано дать квартиры 208 тыс. ребят, но эти 122 тыс., по сути, уже должны были их получить.

Из них 18 тыс. даже имеют на руках решение суда о необходимости выделить им квадратные метры, но добиться его выполнения не удается. К 2015 году долги по предоставлению жилья сиротам увеличились в 61 регионе. Каждый второй не обеспечен недвижимостью в Сибирском и Приволжском федеральных округах. Более того, рост задолженности отмечен также в регионах, считающихся «благополучными», – Чукотском автономном округе, Камчатском крае, Магаданской области, Карелии, Москве и Санкт-Петербурге.

К сожалению, такие случаи, как в Саратове, далеко не единичны. Например, 95 сирот в Ямало-Ненецком автономном округе к августу 2015 года смогли получить жилье только после вмешательства местной прокуратуры. Надзорное ведомство, в частности, сообщило о молодом человеке, который воспитывался в детском доме в поселке Тазовский. Он поступил в ГБПОУ «Ямальский многопрофильный колледж» и в марте 2014 года обратился с заявлением о предоставлении помещения в Салехарде. Суд города посчитал, что получить жилье молодой человек может только там, где он зарегистрирован. «Так как решением суда было ограничено право молодого человека на свободу выбора места жительства, прокуратура обжаловала решение суда в апелляционном порядке», – сообщило ведомство. В итоге сирота получил квартиру.

В Тамбове 21-летняя девушка, имеющая статус ребенка, оставшегося без попечения родителей, с 2012 года находилась на учете людей, нуждающихся в помещении. Вопрос решился только после вмешательства региональной прокуратуры, о чем ведомство и сообщило 6 августа.

Заметим, что даже выделенное жилье зачастую бывает недостаточно пригодным для жизни. В Бурятии, например, из-за массовой постройки специализированного жилья появились целые кварталы, где живут только бывшие воспитанники детских домов. Подобные места иначе как «сиротскими гетто» не назовешь, ведь расселение ребят в одном месте негативно сказывается на их адаптации к обычной жизни. «Такие граждане полностью оторваны от социализации, – подчеркнул в мае на заседании Совета республиканского парламента и.о. председателя Народного Хурала Владимир Павлов. – Мы проводили рейд в одном из таких «общежитий» в Заиграевском районе и видели своими глазами, как живут дети-сироты: из детского дома они попадают в ту же среду обитания». Указал г-н Павлов и на проблему качества выделенного жилья, которое оставляет желать лучшего.

О похожем «сиротском гетто» в поселке Лоста Вологодской области «НИ» уже писали неоднократно (материал «Точечное давление» в номере от 27 июля, «Дом раздора» – от 21 июля). Жители борются против строительства 120-квартирного социального дома в их и так неблагополучном районе. В Лосте почти нет инфраструктуры: есть проблемы с водоснабжением, автобусным сообщением, нет поликлиники, огромная очередь в детский сад, никаких рабочих мест. Жители не понимают, почему власти хотят поселить сирот в такое место, тем более наличие новых жильцов только усилит существующие проблемы. Сейчас мэр города пообещал перенести место строительства с Профсоюзной улицы, 26 на улицу Пионерскую. «Данный перенос проблем не решает. Новый участок не подходит для строительства. Инфраструктуры в Лосте также нет, да и «сиротское гетто» в виде социального дома нас не устраивает. Мы просили власти селить сирот отдельно, а не вместе», – сказал «НИ» председатель общественного правозащитного движения «Вместе» Евгений Доможиров, который поддерживает протест. Жители небезосновательно опасаются роста социальной напряженности в Лосте после того, как многоэтажку построят. Похожий социальный дом уже возник в поселке в 2013 году, и теперь туда каждый день наведываются «скорая» и полиция – таковы результаты самостоятельной жизни вчерашних детдомовцев, которые в таких условиях даже не пытаются адаптироваться к нормальной жизни.

Есть в России и другая проблема – часто ребенок попадает в детский дом, имея за собой закрепленное жилье. Однако наличие собственной квартиры проблему не решает. Иногда в это жилье невозможно заехать по разным причинам. Например, в квартире могут все еще жить пьющие родители и другие родственники, с которыми находиться вместе никак нельзя, или же квартира полностью разрушена. За жильем сирот, которые содержатся в детдоме, государство часто не следит. Так, вчера прокуратура Брянской области сообщила о подобных нарушениях, выявленных в ходе проверки. Например, в Навлинском районе контроль за сохранностью квартир органом опеки и попечительства осуществлялся формально. «Закрытые жилые помещения, закрепленные за детьми-сиротами, фактически не обследовались, производился лишь визуальный осмотр окон и входной двери помещений», – говорится в сообщении.

Согласно российскому законодательству, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, государство должно обеспечить жильем. Средства на него выделяются как из федерального, так и из регионального бюджета. Согласно появившимся с 1 января 2013 года поправкам, субъект Федерации заключает с сиротой договор найма специализированного жилого помещения на пять лет. В течение этого срока нельзя ни продать, ни обменять, ни сдавать жилье. Это своего рода защита от «черных риелторов». Квартира может предоставляться и тем, кто в детском доме имел за собой какое-то закрепленное жилье в том случае, если последующее проживание там невозможно.

«Сегодня нет четкого прописанного механизма о том, какое ребенок получает жилье. Ему могут дать все что угодно: и «вторичку», и общежитие. Получить качественное жилье очень сложно», – рассказывает «НИ» руководитель проекта «Успешные сироты» Александр Гезалов. Он также поясняет, что введенный пятилетний контроль за жильем сироты многих проблем не решил: ребята теряют свои квадратные метры через эти пять лет. К сожалению, ребята из детских домов часто не адаптированы к жизни вне этих учреждений. «В Москве дети живут по 20 человек в одной квартире, а свое жилье сдают через риелторов. Затем эти же риелторы находят через пять лет способ обмануть ребят и заполучить помещение», – объясняет Александр Гезалов. Он говорит, что некоторые агентства специально выясняют, где поселился сирота, а затем его «обрабатывают». «Знаю случай в Петрозаводске, когда мальчик получил квартиру. Ему дали подписать нужные бумаги, а затем убили», – рассказывает г-н Гезалов. На сайт созданного им проекта «Успешные сироты» постоянно приходят различные просьбы помочь с жилищными проблемами. Сейчас Александр Гезалов помогает девочке, которую после детского дома отправили в квартиру, где ее тетя ведет асоциальный образ жизни. Помещение не имеет даже дверей и окон. И это только один пример из множества, который может привести эксперт. Следит он и за парнем, который, имея на счету миллион рублей и две квартиры, просто скитается по знакомым – молодой человек не знает, как жить вне детского дома самостоятельно.

Конечно, неадаптированность детей-сирот приводит к печальным последствиям. Например, на днях министерство ЖКХ Астраханской области начало процедуру изъятия квартир у 206 местных сирот, которые не пользуются предоставленным жильем. Хозяева квартир проживают в другом месте или работают в другом городе, а квартиры сдают в аренду или оставляют без присмотра, накапливая долги по коммунальным счетам.

«Ребят в детском доме никто не учит на практике, как расходовать деньги, своевременно оплачивать коммунальные услуги. Учитывая, что растут они потребителями, самый легкий способ привлечения средств – это сдавать пустую квартиру», – рассказывает «НИ» руководитель адаптационного центра для сирот региональной общественной организации волонтеров Самарской области «Домик детства» Станислав Дубинин. Он добавляет, что ребят после детского дома нельзя селить вместе, как это сделали в Бурятии и Вологодской области – они воссоздают интернатские порядки: иерархия, скандалы, драки, пьянки и так далее.

«Решение одно – ребенка уже в детском доме надо готовить к самостоятельной жизни. Также необходимо организовать жесткий контроль за прикрепленным к сиротам жильем, чтобы, когда они вселялись, оно было в нормальном состоянии и без миллионов коммунальных долгов. Нужен ребятам и их личный наставник, который бы в течение первых пяти лет после выхода из детского дома помогал им осваиваться в мире», – заключил Александр Гезалов, который сам является выпускником детского дома.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter