Рус
Eng
Неслучившийся юбилей

Неслучившийся юбилей

13 июля 2015, 00:00
Общество
Валерий ЯКОВ
Его не стало пятнадцать лет назад. Трагическая авиакатастрофа самолета ЯК-40 в Шереметьево 9 марта 2000 года оборвала его яркую жизнь на самом многообещающем этапе ... О нем уже все знали не только как об успешном бизнесмене, но и как об одном из самых эффективных антикризисных управленцев России. А узкий круг друзей и

Зия был моим другом. Поэтому мои слова о нем в этот несостоявшийся юбилей могут восприниматься как субъективные или излишне эмоциональные. Но мне нет дела, как они воспринимаются ровно потому, что я пишу о друге. О человеке, который трагически погиб, или которого целенаправленно убили.

В 1995 году о Зие Бажаеве в России широкая общественность ничего не знала. Он жил к тому времени преимущественно в Швейцарии, управлял там своей весьма успешной нефтетрейдинговой компанией Lia Oil и погружаться в бурлящую российскую действительность той поры не собирался. Хотя и очень переживал по поводу войны, которая была в самом разгаре на его малой родине в Чечне. Но как раз в разгар этой войны правительство России решило начать восстановление нефтепромышленного комплекса республики и стало искать человека, у которого хватило бы мужества, энтузиазма и авторитета для того, чтобы поехать в Грозный и, не смотря на продолжающиеся боевые действия, создавать там государственную компанию «ЮНКО». Виктор Черномырдин остановил свой выбор на Зие Бажаеве. Его характеризовали как человека исключительно надежного, достойного, обладающего и отличными знаниями, и опытом, и безупречной репутацией. Но главное – по своим взглядам и убеждениям – как человека с государственным мышлением.

Для Зии это предложение было совершенно неожиданным. Но он практически не раздумывал. Судьба подарила ему шанс принять личное участие в восстановлении разрушенной войной республики, шанс прийти от имени российского правительства в Грозный с миром, с желанием созидать, а не разрушать... Отказаться от такого шанса Зия не мог. Оставив свой успешный швейцарский бизнес, он полетел в Грозный. Он сутками пропадал на объектах «ЮНКО», он вел бесконечные переговоры с командованием федеральных сил, с представителями боевиков, согласовывая все это с Москвой и делая все ради единственной цели – сохранить нефтекомплекс Чечни от разрушения. И запустить его в самые кратчайшие сроки, не смотря на продолжавшуюся войну. Мало кто верил, что Зие это удастся. Но уже через несколько месяцев компания «ЮНКО» запустила производство. Ее объекты обходили стороной и федеральные войска и боевики. Зия сумел убедить все стороны конфликта в том, что война-войной, а нефтекомплекс должен работать. И он работал.

Год спустя Зию Бажаева пригласили в Москву возглавить компанию «Сиданко». К тому времени это было рыхлая разваливающаяся структура с неясной перспективой. И снова, буквально за несколько месяцев работы, молодой президент резко повышает капитализацию доверенной ему компании, заставив говорить о себе весь деловой мир страны.

Передав спасенную и заметно набравшую вес компанию ее владельцам, Зия в 98-м году создает уже свою собственную структуру, предложив рынку уникальные к тому времени услуги по антикризисному управлению активами. Авторитет Зии Бажаева был столь весомым, что соучредителями его компании «Группа Альянс» стали администрации целого ряда российских регионов и руководители нескольких крупнейших предприятий страны. А услугами только что созданной компании одним из первых воспользовалось правительство России – Зию Бажаева пригласили антикризисно спасать компанию «Роснефть». И он снова справился...

Зия буквально на глазах набирал управленческую мощь, колоссальные связи и уже почти политический вес... Ему доверяли, его слово ценили, его дружбой дорожили... И его начинали опасаться... У него были очень добрые отношения с Владимиром Путиным, с которым они познакомились еще в Питере, где Зия некоторое время работал председателем совета директором Питерской топливной компании. Зия эти отношения очень ценил. Мало того, он стал готовить для путинской команды концепцию вертикально интегрированной государственной энергетической компании и был готов целиком погрузиться в работу этой команды. Зия был твердо уверен, что ради энергетической безопасности страны основные энергетические ресурсы должно контролировать государство. Некоторые могучие олигархи от таких идей напряглись...

Программную статью с этими идеями он опубликовал в конце февраля 2000-го года в «Новых Известиях». А две недели спустя – снежным утром 9 марта его самолет рухнул на взлете...

Его трагическая и загадочная гибель стала шоком не только для родных и друзей. Она стала шоком буквально для всех, кто его знал. Даже в те, первые драматические дни после катастрофы, многие понимали, что не просто «Группа Альянс», и не просто Чечня, а Россия потеряла очень ярую и очень перспективную личность. Многие значимые процессы в нашей стране совершенно наверняка пошли бы другим путем, если бы Зия остался жив, и если бы ему удалось реализовать его идеи. Меньше было бы допущено ошибок, меньше совершено предательств, меньше пролито крови... Мне почему-то думается, что и Чечня была бы сегодня более цивилизованным регионом страны с более свободным и счастливым народом, если бы не погиб Зия...

Его не стало в неполных 40, в самом расцвете и сил, и дел, и планов. За пятнадцать минувших лет никто из тех, кто знал его, или хотя бы слышал о нем, не забыл ни его имени. Ни его дел. Ни его фантастического обаяния. За эти минувшие годы его фамилия, благодаря в том числе уже и его братьям, его семье – стала своеобразным символом безупречной надежности, обязательности и достоинства. Сегодня слово Бажаевых дорогого стоит. Просто слово. И просто потому что – Бажаевы. Как мой друг Зия. С которым мы все в минувшую субботу могли бы отметить его 55. Если бы он долетел...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter