Рус
Eng

Туризм в национальных парках: что можно Австрии, Германии и Канаде и нельзя России

Туризм в национальных парках: что можно Австрии, Германии и Канаде и нельзя России

Туризм в национальных парках: что можно Австрии, Германии и Канаде и нельзя России

13 апреля, 15:20
Общество
Фото: skibig3.com
В Канаде самый большой горнолыжный курорт находится в национальном парке
Вокруг проекта нового круглогодичного курорта на Кавказе разгорается скандал. Greenpeace в очередной раз обвинил Россию чуть ли не в уничтожении уникального природного ландшафта. В мире есть множество национальных парков, где есть курорты. «Новые Известия» попытались разобраться, почему одним странам можно, а нам нет

Сегодня на сайте международной некоммерческой организации Greenpeace появилось заявление о том, что Greenpeace не допустит строительства нового круглогодичного санаторно-курортного комплекса «Долина Васта» на Западном Кавказе. Организация ссылается на закон, принятый в 2018 году, по которому в Российской Федерации запрещено строительство капитальных спортивных объектов и инфраструктуры на территориях национальных парков.

Интересно, что проект еще даже не был представлен общественности - ВЭБ и инвесторы только заявили, что намерены развивать курорт. При этом Greenpeace уже трубит поход против "разрушителей природы". Подобные действия больше напоминают фандрайзинговую кампанию, чем внимательное изучение и изложение аргументов за и против. Сначала нужно создать как можно больше шума, получить финансирование, а потом разбираться что к чему - так выглядит стратегия Greenpeace.

На лифте в горы

Сам проект находится на стадии разработки, которая займет не менее полугода, говорят в ВЭБе. Государственный банк очень внимательно относится к этому проекту, поэтому он пройдет экологическую экспертизу и общественные слушания. И корпорация развития, и инвестор - Интеррос - намерены пройти все этапы проектирования в строгом соответствии с с законодательством об особо охраняемых природных территориях и режимом охраны земель.

Есть и другая сторона медали: в России не хватает санаторно-курортных центров мирового уровня. Есть курорты Северного Кавказа, но они были построены еще в советское время и не отвечают современным требованиям к подобным центрам. Здесь же создается современный центр природного туризма и санаторно-курортного лечения с использованием естественных источников и достижений бальнеологии. Сюда, а не только Карловы Вары смогут приезжать на отдых и лечение тысячи россиян.

Greenpeace уже не первый раз борется с любыми планами построить туристические кластеры на Кавказе. Вспоминается подзабытый скандал 2011 года. 10 лет назад был план строительства курортов на территории 4 заповедников. На встрече большой восьмерки Франция и Россия даже подписали соглашение. И тогда экологи из Greenpeace кричали о «невосполнимом ущербе» и о «химкинском лесе на Кавказе». В силу других обстоятельств тому проекту не суждено было сбыться. Однако вопрос остается: можно или нет строить туристические объекты в национальных парках и других охраняемых территориях? Ответ, основанный на мировом опыте, звучит однозначно – можно. Если не отклоняться от темы зимнего горнолыжного отдыха, примеров разумного сосуществования охраняемых территорий и достаточно массового отдыха есть множество – как в Европе, так и в Северной Америке.

Не нужно быть журналистом-расследователем, чтобы обнаружить предложения об отдыхе на территории национальных парков. Например, в Альпах.

Высокий Тауэрн – самый большой национальный парк не только в Австрии, но и во всех Альпах. Мало того, это один из самых крупных парков во всей Западной Европе. Никому не придет в голову обвинить австрийцев в грабительском отношении к своей природе. Про нападки Greenpeace на австрийские власти тоже не слышно. Может быть, в высоком Тауэрне нет туристов? Отнюдь.

20 деревень и городков, расположенных на территории национального парка, предлагают разнообразнейшую туристическую программу зимой и летом. Здесь построены 4 горнолыжных курорта с общей протяженностью лыжных трасс в 150 км.

Вот, например, лыжный курорт Гросглокнер-Хайлигенблют. Здесь построены 4 современных лифта и проложены 55 км спусков, а для фрирайдеров есть арена общей площадью 1500 га.

На глетчере Мельталер лифтов уже 9, и кататься там можно 333 дней в году. Туристы селятся в 50 гостиницах. В каждом из городков есть постоялый дворы, места для кемпинга, пансионы, хостелы, частные комнаты…

За 2018 год 5,5 миллионов человек приезжали на отдых в Высокий Тауэрн. И это не предел. В Высоком Тауэрне существует план развития региона до 2025 года. О предусматривает освоение других территорий и строительство новых объектов инфраструктуры.

В немецком Шварцвальде, который известен не только своим тортом, но и нетронутой природой, есть множество объектов туристической инфрастуктуры. Если кто забыл, после Фукусимы Германия приняла решение о закрытии всех атомных электростанций в стране, чтобы избежать экологических катастроф. До пандемии практически каждую пятницу по крупным городам страны проходили многотысячные демонстрации школьников за более активную политику в борьбе против изменения климата. Другими словами, в Германии очень серьезно относятся к защите окружающей среды. Тем не менее, национальный парк Шварцвальд – не только природоохранная территория, но и любимое место отдыха немцев и других европейцев.

В предгорьях Северных Альп на территории национального парка построены и действуют 12 горнолыжных курортов. Около 800 тысяч человек приезжают сюда ежегодно. Из-за пандемии немцы могли отдыхать в 2020 году, за редкими исключениями, только в Германии, поэтому в Шварцвальде количество посетителей только с апреля по июнь 2020 года удвоилось. Представители парка говорят, что именно в пандемию стало ясно, насколько национальные парки важны для людей.

Главный национальный парк Канады располагается на 6,6 тысячах квадратных километрах в сердце канадских Роки маунтиз – пишет сайт самого большого горнолыжного курорта Северной Америки, который ЮНЕСКО включила в число объектов всемирного наследия. На территории в 1,7 тысяч га для горнолыжников построены 143 спуска. Здесь есть буквально все – от простых гондол до вертолетов, которые сбросят любителей фрирайда в нетронутые снега Роки маунтинз.

Тут же построены центры спа, бассейны и множество гостиниц. 3,6 миллионов человек приезжают сюда каждый год.

И нигде не слышно ни о каких-то претензиях со стороны Greenpeace. Местные защитники природы также волнуются за сохранность многообразия. «Человек всегда оставляет после себя следы», - говорит министр экологии федеральной земли Баден-Вюртемберг, во главе правительства в которой стоят политика партии Зеленых. «Эти следы нужно минимизировать».

Минимизировать означает не запрещать совсем, а помочь людям лучше понимать природу. В России Greenpeace предпочитает тактику всеобщего запрета. Почему уважаемые экологи настолько по-разному относятся к разным странам, остается только догадываться. Хотелось бы напомнить, что курорты на Кавказе в том же Кисловодске или в Сочи возникли задолго до революции и до появления Greenpeace. Возникает закономерный вопрос: почему в Альпах, с молчаливого согласия Greenpeace, люди могут отдыхать в национальных парках, а в России, по мнению экологических активистов, нет? Как показывают только несколько примеров, люди давно научились совмещать охрану природы и отдых, и не только на Западе, но и в России.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter