Рус
Eng
Берега уходят из-под ног

Берега уходят из-под ног

13 февраля, 00:00
Общество
Яркий пример гражданской активности и мужества можно наблюдать в эти дни в Псковской области. Местный пенсионер объявил войну предпринимателям, взявшим в аренду берег Жижицкого озера. Новые хозяева земли даже перекрыли шлагбаумом доступ к колодцу, из которого раньше все могли черпать воду. Теперь же сельчанам приходитс

Возведение чего-либо кроме объектов, связанных со спортом и рекреацией, в прибрежно-защитной полосе водоемов запрещено Водным кодексом РФ. Ширина этой полосы от 30 до 150 метров. Однако нелегальное строительство на берегах стало весьма распространенной напастью.

В Ленинградской области жители просят губернатора спасти от застройки берег Большого Симагинского озера – уникального рекреационного объекта региона. В Астрахани люди протестуют против уничтожения полуострова Пролетарский – живописные места там облюбовали местные коммерсанты. Краснодарский край – это вообще отдельная «горячая точка». По свидетельству экологов, именно здесь едва ли не активнее всего сейчас ведется неприкрытый «распил» береговой зоны.

Дошло до того, что одна из общественных организаций создала в Интернете «Карту захваченных берегов», на которой в режиме он-лайн можно увидеть, как исчезают некогда свободные прибрежные зоны. При этом любой пользователь может поучаствовать в обновлении импровизированной карты. Нетрудно заметить, что география этих процессов расширяется буквально с каждым днем.

Член-корреспондент РАН, эколог Алексей Яблоков подтверждает: проблема стоит крайне остро по всей стране. «Сообщения о незаконной застройке берегов смахивают на сводки с мест боевых действий. Бороться с этим явлением необходимо всеми доступными способами», – заявил «НИ» ученый. По его данным, не менее 70% прибрежной территории на подмосковных водохранилищах уже застроено. «Как правило, речь идет либо о самозахватах, либо о незаконно выданных разрешениях. Если имеет место самозахват, когда какой-то чиновник или бизнесмен просто занял привлекательный кусок земли, то все возведенные там строения надо уничтожать», – уверен эколог. В случае с неправомерно выданными разрешениями все сложнее. Алексей Яблоков полагает, что в такой ситуации государство должно возмещать ущерб собственнику строений, после чего все равно сносить их.

Однако зачастую у экологов складывается впечатление, что их работа – сизифов труд. Не успевают они отстоять один участок, как поступают сообщения о новой застройке. Встает резонный вопрос: а можно ли вообще остановить этот конвейер?

Отдельная история, о которой неоднократно рассказывали «НИ», связана с подмосковной деревней Похлебайки. Захвату полукилометрового берега Истры (единственного незастроенного участка водоохранной зоны, обеспечивающего жителям доступ к реке) местные жители противостоят второй год.

В январе здесь была предпринята новая попытка незаконного захвата водоохранной зоны с целью ее застройки. Однако жителям Похлебаек пока удается держать оборону. В конце января они отправили письма с просьбой вмешаться в ситуацию премьеру Владимиру Путину, а также председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину и генеральному прокурору Юрию Чайке. Лакомый участок берега входит в ведение Соколовского сельсовета Солнечногорского района Подмосковья.

В течение двух дней «НИ» пытались связаться с главой сельсовета Алексеем Красавиным. Однако он так и не нашел времени на то, чтобы прояснить ситуацию. Его заместитель Иван Иванов от комментариев отказался, отметив лишь, что среди тех, кто протестует в Похлебайках, «местных людей нет».

Вместе с тем ситуация в Похлебайках для Московской области не редкость. Вчера в подмосковных Химках прошел пикет против застройки природного парка «Долина реки Сходня в Куркино». Как рассказал «НИ» активист и местный житель Евгений Сидоров, минувшей осенью было вырублено шесть гектаров парка для того, чтобы построить здесь 17 восьмиэтажных домов. Сейчас этот участок огорожен, и забор подходит прямо к воде. Разрешение на строительство, по словам г-на Сидорова, дала администрация мэра Химок Владимира Стрельченко. Между тем, как сказано на официальном сайте департамента природопользования Москвы, «Природный парк «Долина реки Сходни в Куркино» – особо охраняемая территория, имеющая природоохранное, историко-культурное и рекреационное значение».

9 февраля у здания Мособлдумы движение «В защиту Химкинского леса» провело пикет против застройки правого берега Москвы-реки. По словам экологов, проект, одобренный подмосковными чиновниками, называется «Правый берег» и предполагает строительство 60 домов в охранной зоне Канала имени Москвы в Химках.

А жители деревни Ишино в Чеховском районе Подмосковья уже семь лет пытаются вернуть себе берег руслового пруда реки Бобровка. По словам местной жительницы Ларисы Яковлевой, в 2005 году участок «с захватом береговой полосы» получила семья Жихаревых. Свою дачу Жихаревы огородили так, что остальные жители с тех пор не могут подойти к воде, чтобы искупаться или порыбачить. Незаконность действий Жихаревых в 2008 году признал Чеховский районный суд. Но жизнь в Ишино легче не стала и после того, как судебные приставы снесли забор. «Местные власти не реагируют на наши требования освободить земли общего пользования, – писали жители. – Чиновники, не желая реагировать на обращения, отправили нас в суд, где мы понесли судебные издержки на оплату услуг адвоката, выездную экспертизу, снос забора Жихаревых... Теперь участок Жихаревых вновь обнесен забором, и нам вновь предлагают с ними судиться и проходить все круги бюрократического ада, причем за наш собственный счет. Администрация Чеховского района завалена нашими письменными обращениями с 2005 года и продолжает демонстративно бездействовать».

«Идет большая распродажа»

Необычный случай до сих пор обсуждают в Ульяновской области. Недавно суд Мелекесского района отменил сделку по продаже предпринимателю крупного участка земли с частью реки Письмирь и водохранилищем.

Как сообщил «НИ» старший помощник прокурора области Василий Зима, районная администрация передала по итогам аукциона в собственность жителю Тольятти земельный участок, расположенный в селе Старый Письмирь. Участок площадью более 2,6 тыс. га был продан всего за 600 тыс. рублей. Помимо него бизнесмену отдали реку и водохранилище. «Закон запрещает приватизацию земельных участков в пределах береговой зоны, а также в границах территорий общего пользования. Это означает, что любой гражданин имеет право доступа к таким водоемам», – отметил г-н Зима.

Руководитель регионального Госэкоконтроля Константин Долинин признает, что такая ситуация – отнюдь не исключение. По его словам, «идет большая распродажа береговой зоны». При этом чиновник приводит факты, которые красноречиво говорят о том, что пресловутая распродажа ведется не без помощи чиновников из органов местного самоуправления. «Когда человек готов заплатить полтора миллиона рублей за шесть соток на берегу Волги, неужели он не сумеет договориться с местным чиновником?» – говорит глава Госэкоконтроля.

Недавно в Сенгилее, одном из городков области, завершилось судебное разбирательство. Чиновники выделили местному предпринимателю под застройку земельный участок на волжском берегу. В результате коммерсант, недолго думая, перекрыл доступ жителям к воде. «Вернуть землю в муниципальную собственность удалось после многочисленных судов и жалоб местных жителей», – сообщил г-н Долинин. Впрочем, процент возвращаемых участков на самом деле невелик.

По оценкам Константина Долинина, в области застроено около 20% береговой зоны. Но эта цифра, уверен он, будет стремительно расти. «Например, Юрманский залив Волги, который облюбовали многие обеспеченные ульяновцы, в основном застроен с нарушениями законодательства», – отметил собеседник «НИ».

Руководитель территориального управления Росприроднадзора Александр Каплин долго рассказывал «НИ» о том, что его ведомство борется с захватчиками волжских берегов, что инспекторы регулярно проводят рейды, владельцев особняков в прибрежной зоне заставляют убирать ограждения, чтобы граждане имели свободный доступ к воде. Однако на просьбу привести примеры наиболее ярких случаев захвата прибрежной зоны чиновник отзывается неохотно: «С фамилиями вам надо сказать?». И сразу же признается, что «не хотел бы называть фамилии».

«С такими людьми судиться бесполезно»

Проблема застройки прибрежных зон – по сути, лакмусовая бумажка, наглядно демонстрирующая водораздел между узкой обеспеченной прослойкой и всей остальной страной.

Казанский журналист Александр Удиков говорит, что яркие примеры соседства блеска и нищеты можно наблюдать в Татарстане. «Мне приходилось неоднократно бывать на полуострове Щурячьем под Казанью. Это престижный дачный поселок с отличными пляжами, – рассказывает Александр «НИ». – У моих знакомых, в отличие от большинства соседних громадин, дача была скромненькой. Да и ее хозяева – своего рода старожилы этих мест. И, кстати, у них был прямой выход к воде – по узенькой тропинке мимо двух других скромных дачек».

Однако спустя несколько месяцев после первого визита в поселок молодой человек многое не узнал. «Меня водили по полуострову и показывали местные достопримечательности: здесь супермаркет, здесь дача родственника президента, здесь теннисный корт, здесь просто красивый дом с лепниной и псевдопитерскими львами, – продолжает Александр. – А здесь у нас вода... выход к воде... был. Гуляем по берегам и местами утыкаемся в глухие заборы с воротами – они уходят далеко от берега. Хотя здесь еще в прошлом году можно было гулять». По его мнению, чем богаче регион, тем в нем больше проблем со свободным доступом к берегам водоемов. «Там такие люди, с которыми судиться бесполезно. Думаю, и самих судей немало, – предполагает Александр Удиков. – Во всяком случае, у моих знакомых в планах этого точно не было».

Доктор биологических наук, академик РАЕН Михаил Шустов соглашается: владельцами шикарных особняков на берегах рек и озер являются главным образом чиновники и бизнесмены. «Ставят липовые шлагбаумы, закрывают проходы к воде. Во многих деревнях люди десятилетиями ходили купаться на берег, а тут приехали какие-то ребята, выставили охрану, огородили забором и развесили предупредительные таблички», – рассказал г-н Шустов «НИ». Зачастую в ходе разбирательств выясняется, что к застройке береговой зоны имеет отношение то или иное ведомство. «Был случай, когда в московском регионе МВД загородило целый кусок берега, – отмечает эколог Алексей Яблоков. – Лишь после длительных разбирательств и обращений в прокуратуру ограждение снесли».

У воды и не напиться

В деревни Подозерье Псковской области пенсионер Михаил Иванович Павлов вышел на тропу войны. По его словам, прибрежную землю (деревня находится на берегу Жижицкого озера) отдали одному из бизнесменов в долгосрочную аренду, что обернулось для старожилов целым рядом сюрпризов.

Во-первых, как рассказал «НИ» Михаил Павлов, перекопали наиболее удобную дорогу, ведущую через лесной массив. Эта дорога короче, и ее не заметало зимой. При этом официально все обставлено как ремонт, на что имеются соответствующие ответы чиновников. Однако этот ремонт длится уже несколько лет. Во-вторых, новые хозяева земли перекрыли шлагбаумом доступ к общественному колодцу, построенному несколько лет назад. По официальной информации, колодец на балансе не числится. Проблема в том, что местные жители берут из него воду. Михаил Иванович – человек пожилой, к тому же инвалид II группы. Единственная возможность доставить домой воду – на лошади, а вот с этим при закрытом шлагбауме – большая проблема. «К колодцу не пускают воды набрать, где мы ее веками брали, – жалуется «НИ» пенсионер. – Я взял топор, обухом сбил замок, и мне теперь угрожают, что отвечу за это. А где закон? Где кодекс, который говорит, что береговая линия всем доступна?». Теперь пенсионер, несмотря на поступающие ему угрозы, намерен объехать все близлежащие деревни и организовать сбор подписей против застройки береговой зоны.

По словам руководителя лесной программы «Гринпис России» Алексея Ярошенко, пик скупки прибрежных земель пришелся на период вступления в силу нового закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, когда практически за бесценок скупались земельные паи бывших колхозов. В итоге теперь берега живописнейших рек и озер плотно утыканы теремами за высокими заборами. На излюбленных в прошлом местах отдыха сегодня шлагбаумы, запрещающие аншлаги, охранник и сторожевые псы. Академик Михаил Шустов уверен, что для кардинального изменения ситуации требуется значительное расширение водоохранных зон.

Смущает и позиция государственных ведомств в «береговом вопросе». К примеру, в том же Пскове общественная организация «Свободный берег» давно и с переменным успехом борется с коммерческой структурой, огородившей берег забором в деревне Островцы. А Росприроднадзор не торопится вмешиваться в ситуацию. «Организация свободного доступа граждан к береговой полосе водных объектов... должна в полном объеме обеспечиваться органами местного самоуправления, а в случае их бездействия по данному вопросу следует обращаться в органы прокуратуры», – отмечается в письме руководителя местного Росприроднадзора активисту «Свободного берега» Игорь Батову.

Все опрошенные «НИ» эксперты сходятся во мнении: массовая застройка берегов лишь набирает обороты. «Наиболее тяжела ситуация в тех регионах, где уже сегодня ощущается дефицит земель», – констатирует Алексей Ярошенко. Экологи полагают: для того, чтобы кардинально изменить положение дел, необходимо начать соблюдать хотя бы действующее, пусть и далеко не совершенное законодательство.

В подготовке материала участвовали Светлана БАШАРОВА и Алексей НИКОЛАЕВ

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter