Рус
Eng

Корпоративный Емеля

Корпоративный Емеля

Корпоративный Емеля

12 ноября 2004, 00:00
Общество
АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА, АЛЕКСАНДР БОГОМОЛОВ
Проведенный недавно социологический опрос дал неожиданные результаты: более 70% выпускников МГУ хотели бы работать за границей. Однако мало кто из респондентов представляет себе, что значит трудиться в западной компании. Между тем многие россияне, устроившиеся на престижные места в иностранных фирмах, вынуждены быстро

Петь по утрам всем коллективом гимн компании, никогда не упоминать имя конкурента, мыть голову раз в два дня, приносить клятву верности главе фирмы – все это часть загадочного пока для большинства россиян понятия «корпоративная этика». Однако пришедшая с Запада новинка постепенно обживается на бескрайних просторах дикого отечественного бизнеса. Началось все лет 10–12 назад, когда представительства крупных иностранных корпораций в Москве стали учить новых русских «белых воротничков» не опаздывать на работу и вежливо здороваться с коллегами и посетителями. А сейчас доходит до того, что даже небольшие фирмы официально утверждают свои кодексы корпоративной этики.



Откуда она взялась на наши головы?

Корпоративная этика на Западе появилась еще в начале прошлого века. Одним из первых этико-экономических кодексов частной корпорации считается концепция легендарного американского предпринимателя Генри Форда. Многие из его принципов сохраняют свое практическое значение и сейчас. Фордовская этика гласила, что производство продуктов – это способ создать из мира вещей источник радости. Автомобильный магнат считал, что высокопроизводительным может быть только рабочий, который чувствует себя хозяином на предприятии.

Именно эта теория и положила начало первым американским кодексам корпоративной этики. В первой половине XX века появились красиво оформленные Миссии и Ценности крупнейших корпораций. Пытаясь найти определение этому явлению, французский философ немецкого происхождения Альберт Швейцер писал, что корпоративная этика – «это культура поведения сотрудников компании, их убеждения и ценности, традиции, уровень взаимоотношений между руководителями среднего звена – менеджерами и рабочими, между компанией, ее клиентами и партнерами».

«Многолетний опыт менеджмента показал, как можно способствовать достижению успеха, – считает Галина Ширинова, менеджер по персоналу кадрового агентства Kelly Services. – Сейчас основные компоненты кодекса этики – миссия и ценности компании. Это помогает сплотить команду, довести до сведения каждого сотрудника стратегические цели и идеи компании, делает работу эффективной, интересной и радостной. Российские компании стали внедрять инструменты западного менеджмента в 90-е годы, когда пришла рыночная экономика».



Там все «стучат»!

Однако на практике все эти «сплочения» и «миссии» становятся для работников не «источником радости», а настоящим адом. Многие из тех, кто прошел через жернова крупных компаний, в один голос говорят, что корпоративная этика – это всего лишь способ полностью подчинить жизнь человека интересам фирмы.

«Когда меня позвали на работу в столичное представительство одного из европейских гигантов пищевой промышленности, я был счастлив, – вспоминает москвич, юрист по образованию Андрей Зильцер. – Высокая зарплата, карьерные перспективы, поездки за границу – все это не могло не радовать. Однако уже через месяц я взвыл. Первым делом мне пришлось изучить толстенный Кодекс корпоративных ценностей и расписаться в том, что я с ним ознакомлен. В кодексе все было прописано с точностью до малейшего дуновения ветерка: какие галстуки в какой день недели надевать, сколько раз в день принимать душ, как приветствовать босса, а как – подчиненного. Отдельным пунктом была прописана обязанность рассказывать начальству об «антилояльном поведении коллег». Стучали там все и на всех. Поговорил с женой десять минут по телефону, и тебя уже вызывает шеф и делает внушение за нерационально использованное рабочее время. А по лицу сидящего справа «товарища по работе» видно, что он только что заслужил поощрение «за бдительность».

По словам Андрея, в офисе велась постоянная слежка за сотрудниками. Понатыканные всюду камеры наблюдения позволяли пробыть одному разве что в кабинке туалета. А приход на работу порой напоминал утро в начальной школе, где дежурный исследует чистоту рук и ушей у учеников. Специальный менеджер по персоналу обходил еще заспанных сотрудников и совершенно серьезно мог спросить у взрослого человека, принимал ли тот утром душ и менял ли носки. Нередко проводились загадочные тренинги, когда работнику предстояло срочно найти выход из кризисной ситуации, а потом оказывалось, что эту «игру» только что придумали в соседнем кабинете. При этом из сильнейшего стресса никто человека выводить не собирался.

«Позже я понял, что вся эта «корпоративная риторика» – не больше, чем запрет на вынос сора из избы, – продолжает Андрей Зильцер. – Иногда мне казалось, что я стал Джеймсом Бондом, ведь нам запрещали рассказывать о работе даже ближайшим родственникам. А служба безопасности выборочно прослушивала телефонные переговоры: следили, чтобы никто не «разболтал секрет фирмы». В конце концов мне это надоело, и я уволился».



Белое не надевать

Один из традиционных символов западной корпорации – сеть ресторанов «Макдоналдс». И тысячи работников «Мака» живут по строго определенным правилам. Например, здесь девушкам запрещено приходить на работу накрашенными. Установлено табу и на длинные ногти. Как и на многих западных фирмах, особый пунктик – все те же ноги. Сотрудники «Макдоналдса» почему-то не имеют права надевать белые носки. И еще, каждый человек, поступивший на работу в «Макдоналдс», обязан сначала потрудиться обслугой в ресторане. Даже бухгалтеры, программисты и административные работники должны пару недель помыть полы в «Маке».

«В нашей компании нет корпоративного кодекса этики как такового, – рассказала «НИ» Светлана Полякова, PR-менеджер «Макдоналдса». – Однако есть свод письменных правил – как работать с посетителями, как общаться с клиентами и партнерами – которые в целом составляют единый живой кодекс этики. Работнику компании при поступлении выдается брошюра «Ориентация сотрудника», в которой прописано, что сотрудник должен делать, а что – запрещено. Например, запрещено грубить посетителю, необходимо работать в команде, чтобы успеть обслужить посетителя ресторана максимум за одну минуту. Это рекомендации, но если сотрудник их нарушает, то его ждет увольнение. Соответствующий пункт прописан в контракте. У нас легко могут уволить за воровство продуктов. Но все правила находятся в рамках здравого смысла. Например, нашим сотрудникам не запрещается посещать «конкурентов», тот же «Ростикс».

Однако «Макдоналдс» как символ корпоративной культуры нередко становится объектом атаки противников этой самой культуры, которую они считают тоталитарной. В Интернете существует немало сайтов радикальных противников «Мака», которые всерьез обсуждают акции протеста, выпускают «антимакдоналдсовские листовки», рассказывают потенциальным работникам компании о ее внутренней «кухне».



Уволить, как Парфенова

Кстати, слова об увольнениях за нарушение корпоративной этики – не пустой звук. В последнее время такая мера становится очень модной среди российских работодателей. Порой складывается впечатление, что если на Западе кодексы являются все-таки методом сплочения коллектива и улучшения имиджа компании, то у нас они становятся удобным способом расставания с неугодными сотрудниками.

Если «уход» с НТВ ведущего программы «Намедни» Леонида Парфенова, который, по мнению руководства телекомпании, «нарушил профессиональную этику», обсуждала вся страна, то недавнее изгнание тульского журналиста Андрея Мазова с местного канала «Плюс 12» заметили разве что в его родном городе. Между прочим, в приказе об его увольнении было черным по белому написано: «за нарушение профессиональной этики». Напомним, что Парфенова все же увольняли с более традиционной формулировкой «по сокращению штатов».

Андрей Мазов вел на телевидении передачу-расследование «Есть версия», в которой поднимал самые острые проблемы городской жизни. Снимал программы о властях Тулы, о громких убийствах. Естественно, героям передачи позиция Мазова не нравилась, посыпались жалобы на телеканал. В начале августа 2004 года журналиста вызвало руководство компании и потребовало уволиться по собственному желанию, он отказался. Затем появились два приказа. Первым была закрыта программа «Есть версия» в связи с «экономической нецелесообразностью и творческими проблемами». Вторым был уволен ее автор.

Мазов не согласен с формулировкой: «Мне не объяснили, за что я уволен. Сказали только – ты должен гордиться тем, что тебя увольняют по той же статье, что и Леонида Парфенова». Добиваться восстановления на работе журналист планирует через суд. Но до сих пор его дело не принимают в производство – то необходимо достать новые бумаги, то у судьи отпуск. Адвокат Мазова Елена Пилюгина уверена, что они выиграют все дела: «В трудовом договоре журналиста нет пункта о нарушении корпоративной этики, да и самого Кодекса корпоративной этики у телекомпании вообще нет. Мы будем требовать восстановления и компенсации морального ущерба в размере 100 тыс. рублей».



Если нельзя, но очень хочется...

Как говорят юристы, уволить человека, просто указав в приказе «за нарушение корпоративной этики», вообще-то нельзя. Но теоретически российское законодательство позволяет это сделать, главное, чтобы была соблюдена определенная процедура.

«Нарушение внутренних документов – например, Кодекса корпоративной этики, приравнивается к нарушению трудовой дисциплины, трудовых обязанностей, – объяснил «НИ» Алексей Паршиков, заместитель председателя Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». – В трудовой книжке нельзя писать «увольнение за нарушение корпоративной этики». Там должно быть четко указано основание, предусмотренное законом. Это статья 81-я Трудового кодекса РФ – увольнение сотрудника за неоднократное неисполнение работником его трудовых обязанностей с наложением дисциплинарного взыскания».

Процедура увольнения проста. Необходимо, чтобы корпоративный документ – кодекс, устав или правила, был официально утвержден приказом, а его содержание доведено до работника под расписку. Потому что работодателю, если возникнет спор, придется доказывать, что он ознакомил работника с правилами корпоративной этики. Если действительно происходит нарушение этих правил, работодатель обязан затребовать у работника объяснительную. Если сотрудник не хочет ее предоставлять, составляется соответствующий акт, после чего администрация вправе уволить человека.

Однако российские работодатели еще не привыкли делать «реверансы» в сторону своих сотрудников даже при соблюдении процедуры увольнения. Тогда как на Западе эта технология отработана до мелочей. «При приеме на работу любого кандидата оценивают на собеседовании, смотрят, насколько он соответствует культуре компании, – говорит Галина Ширинова. – Новый сотрудник в первый же день знакомится с корпоративными документами. Нарушение этики как таковой карается строго, ведь в таком случае ставятся под вопрос существование и успех бизнеса. Единственный выход – это увольнение. Но если действие вызвано непониманием культуры, то, скорее всего, провинившегося ждет только беседа с руководителем и менеджером по персоналу».



МАРИЯ СТИШОВА, сотрудник московского общества семейных консультантов и психотерапевтов, психолог:

– Далеко не каждый житель России может спокойно работать в компаниях, построенных по западному принципу с присущими им специфическими правилами. Зарубежные принципы – получать от работы радость, хранить верность корпорации – пока с трудом приживаются у нас. Ведь в России исторически сложилось негативное отношение к индивидуальной работе, к тому, чтобы человек был хозяином своего дела. Слишком долго людям говорили, что быть «кулаком» – недопустимо. Государством не поощрялось индивидуальное сознание. Но, безусловно, все люди по-разному относятся к работе. Например, жители мегаполиса существенно отличаются от жителей глубинки. Пример русской души – это Емеля на печи, для которого работа – не волк, в лес не убежит. Из Емели вышел Обломов. Но уже появляются в России и свои штольцы».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter