Рус
Eng
Ковид в школе: что делать и чего бояться ученикам, родителям, властям

Ковид в школе: что делать и чего бояться ученикам, родителям, властям

12 октября , 19:34Общество
Когда нам сообщили о подтвержденном случае заболевания коронавирусом у ребенка в классе, где учится моя дочь, первой реакцией была растерянность. Всем контактировавшим с заболевшим – то есть всему классу - надо было сдавать ПЦР на коронавирус. С этого момента и начались проблемы.

Ирина Мишина

Кто-то из родителей жаловался, что в их районной поликлинике запись на ПЦР для диагностики коронавируса на две недели вперед, кто-то рассказывал про длинные очереди и опасность заразиться, стоя в них. Когда я обратилась в частную лабораторию, там согласились взять у ребенка ПЦР на Сovid-19, но при этом задали вопрос: «Контактировал ли учащийся с больными с подтвержденным коронавирусом?». Услышав мой честный положительный ответ, мне отказали:«Все, кто находился в контакте с заболевшим Covid-19, должны соблюдать режим самоизоляции до получения отрицательного анализа ПЦР на коронавирус».

Постойте, но как в таком случае узнать, болен ребенок или нет?

В школе сообщили, что данные на заболевшего и всех, кто с ним контактировал, передали в Роспотребнадзор. Все распоряжения должны были поступить оттуда. Именно из Роспотребнадзора должны были передать информацию в районные поликлиники, чтобы те организовали процесс проверки на коронавирус. Но звонка из Роспотребнадзора не было. Никому.

Тогда я решила проявить инициативу и сама позвонила на «горячую линию» Роспотребнадзора по России. Узнав, что звонок из Москвы, трубка ответила: «Мы не можем вас проконсультировать, звоните на «горячую линию» Минздрава вашего региона». Я набрала телефон «горячей линии» Департамента здравоохранения Москвы. В беседу со мной вступил автоответчик. Он рассказал, какую цифру надо нажать, чтобы узнать о симптомах коронавируса, какую - чтобы навести справки о цифровом пропуске (оказывается, о них уже идет речь!), какую – чтобы узнать, как проводить режим самоизоляции… О том, как, где и в какие сроки сдать ПЦР контактировавшему с больным коронавирусом, «горячая линия» департамента умолчала.

Оставался единственный выход – писать официальный запрос в Департамент образования Москвы. Вот, что ответили «НИ» в Управлении по развитию государственно-общественного управления и связей с общественностью Департамента образования и науки города Москвы:

«Если у одного из учеников подтверждается коронавирусная инфекция, то Роспотребнадзор проводит эпидемическое расследование, и все контактные лица направляются на карантин. При этом каждый случай рассматривается в индивидуальном порядке. Ученики класса должны будут оставаться дома в течение 14 дней. В этот период обучение их будет организовано с использованием дистанционных технологий. С семьями ребят, которых направили на карантин, обязательно свяжутся медики из поликлиники и при необходимости посетят их. Прежде чем вернуться к занятиям, все ребята должны будут пройти тестирование на коронавирусную инфекцию и предоставить соответствующее медицинское заключение. В учебном кабинете, где был выявлен заболевший, и в помещениях общего пользования проводят дезинфекцию и генеральную уборку. Также в школах соблюдают все необходимые меры безопасности для предотвращения распространения коронавирусной инфекции».

Заведующий филиалом районной московской поликлиники объяснил мне ситуацию более просто и доходчиво: «Школа передает все данные на заболевших коронавирусом и находившихся с ним в контакте в Роспотребнадзор и Минздрав. Эти инстанции передают списки контактировавших и заболевших в районные поликлиники. После этого поликлиники должны обзванивать всех указанных в списке и решать вопрос с анализами на наличие коронавируса. Но поскольку заболевших очень много, Роспотребнадзор не справляется по срокам».

В результате, родители начали действовать сами, минуя те организации, которые официально должны этим заниматься. Кому-то удалось добиться, чтобы врач приехал взять ПЦР на коронавирус на дому, кто-то сам записался после долгих увещеваний. При этом ни в одной из районных поликлиник Москвы (а в нашей школе учатся дети со всего города, она не привязана к месту жительства) - так вот, ни в одной поликлинике, включая ближайшую к нашей школе, никаких данных о заболевших коронавирусом и контактировавших с ним не было!

Вопрос: почему в разгар эпидемии Роспотребнадзор и Минздрав не справляются со своими обязанностями, перекладывая проблемы на плечи школы и родителей? Неужели нельзя наладить эту простую информационную вертикаль? Особенно принимая во внимание громкое заявление главы правительства Михаила Мишустина :

«У правительства есть резерв в 300 миллиардов рублей в бюджете этого года. И он будет использован для первоочередных потребностей в рамках борьбы с эпидемией и ее последствиями».

Неужели снова денег не хватило?

Еще больше вопросов с переводом школьников на дистанционное обучение. Косвенные данные о возможности этого появились еще 5 октября, когда мэр Сергей Собянин анонсировал новые сервисы в системе «Московской электронной школы» (МЭШ). А 7 октября руководитель думской фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов предложил обязать Министерство просвещения отчитаться о готовности школ к дистанционной работе, чтобы исключить «режим аврала». Одновременно в СМИ и в социальных сетях появились сообщения о сборе данных учителей.

Так, на страничке профсоюза «Учитель» в соцсети «ВКонтакте» московский преподаватель сообщил, что в его школе «почти всех перевели на удалёнку» и также требуют передать личные данные. Справедливости ради надо отметить, что источники в столичной мэрии не отрицают вероятность перевода школ на дистанционное обучение с 19 октября. Однако, решение по этому поводу еще не принято: всё будет зависеть от эпидемиологической ситуации. При этом некоторые школы уже перешли на «дистанционку» - например, СУНЦ МГУ им.Колмогорова. Там было выявлено несколько подтвержденных случаев заболевания коронавирусом.

Мы поинтересовались в Министерстве просвещения о перспективе перехода на дистанционное обучение. Представитель Минпроса, пожелавший остаться не названным, заявил: «Не мы решаем вопрос о дистанционном обучении. Такое решение принимают губернаторы, руководители регионов. СУНЦ им. Колмогорова относится к МГУ, значит, причины перевода на «дистанционку» этой школы надо спрашивать у ректора МГУ, а не у нас. Что касается Москвы, то Сергей Собянин пока ничего не говорил о переводе школ на дистанционное обучение».

После сообщений учителей о том, что их, вероятно, с 19 октября могут перевести на дистанционное обучение и в связи с этим собирают личные данные, департамент образования и науки Москвы распространил через СМИ следующий комментарий :

«В соответствии с Указом мэра Москвы школы переводят на дистанционный режим работы не менее 30% работников, в том числе лиц старше 65 лет и имеющих ряд хронических заболеваний. Также работодатели обязаны предоставить в электронном виде сведения о работниках, которые подлежат и не подлежат переводу на дистанционный режим работы. Поскольку актуальные сведения необходимо предоставлять еженедельно, а списочный состав работников на дистанционном режиме может меняться, исходя из потребностей организации, то школы запрашивают информацию со всех своих сотрудников».

Отношение к введению «дистанционки» сегодня неоднозначное. С одной стороны, студенческий журнал DOXA проводит сбор подписей под петицией с требованием вернуть дистанционный режим обучения на время пандемии, чтобы сохранить здоровье и жизни студентов и преподавателей. Авторы обращения приводят следующие аргументы: большинство студентов пользуются общественным транспортом, в учебных аудиториях не все носят средства защиты. Среди ученых больше сторонников введения «дистанционки», чем ее противников. Так, директор ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России Андрей Фисенко выразил убеждение, что только полный переход на дистанционное обучение детей позволит прервать стремительное распространение COVID-19 в России. "Исходя из основ эпидемиологии, это мое личное мнение, мне кажется, что лучше переходить на дистанционное образование. Так будет лучше для всех жителей нашего города (Москвы - прим.редакции) и для страны в целом. Я думаю, хотя бы до Нового года", - заявил заслуженный врач РФ.

В то же время Всемирный банк, оценивая потери от пандемии, приводит сенсационные данные: российские школьники в период пандемии коронавируса потеряли более трети учебного года, что может привести к снижению их заработка, когда они станут взрослыми. Об этом говорится в докладе Всемирного банка "COVID-19 и человеческий капитал".

Не секрет, что «дистанционка» не самым благоприятным образом сказалась на состоянии детей весной этого года. Согласно исследованию Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей Минздрава, стресс на фоне пандемии и жизнь в условиях самоизоляции и дистанционного обучения отразились на психическом состоянии почти 84 % школьников. Предположительно у 42 % были выявлены депрессивные состояния, почти столько же пожаловались на астению.

Так что риски перехода и не перехода на дистанционное обучение примерно равны. Что именно перевесит – покажет кривая заболеваемости ближайших дней.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter