Рус
Eng
Вердикт недоверия

Вердикт недоверия

12 октября, 00:00
Общество
Сергей Мельник, Тольятти
На минувшей неделе истек тридцатидневный срок, в течение которого мэрия Тольятти должна была ответить дочери бывшего руководителя региона Галине Мурысевой, которая требует вернуть семейные реликвии, переданные в свое время на хранение в городской музейный комплекс «Наследие». Ответа от городских властей, однако, пока н

Галина Мурысева – дочь одного из руководителей строительства Куйбышевской (Жигулевской) ГЭС, первого секретаря Куйбышевского обкома КПСС в 1950–60-е годы. Женщина убеждена, что дорогие семье вещи не должны больше оставаться в Тольятти: преобразования в городском музейном комплексе «Наследие» ставят под сомнение сохранность личного архива ее отца Александра Мурысева.

В своем письме на имя мэра Тольятти Сергея Андреева г-жа Мурысева напоминает, что в конце 1990-х передала музею более двадцати документов, фотографий, фотоальбомов и предметов быта. «Я очень ценю многолетнее бережное отношению к памяти моего отца, – пишет женщина. – Я ни разу не имела повода усомниться, что переданные документы и вещи полностью находятся в идеальной сохранности». Однако, признается она, ее «очень встревожило промелькнувшее в СМИ заявление департамента культуры о том, что в настоящее время он не может гарантировать сохранность музейных коллекций ГМК». «Таким образом, судьба и само существование и этих архивных документов, вполне вероятно, могут оказаться плачевными. Этого я допустить не могу», – пишет Мурысева, которая готова обратиться в суд в случае отказа вернуть семейные реликвии.

Повод для беспокойства дочери бывшего главы области – реорганизация музейного комплекса «Наследие». Началась она с громкой отставки: в начале июля город отказался продлевать истекший трудовой договор с основателем и бессменным директором музея Валентиной Казаковой. Друзья и партнёры музея полагают, что Казакову устранили по надуманному поводу, и говорят о сведении счетов с неудобным директором. «Тольяттинская бюрократия в который раз демонстрирует, что ничуть не заинтересована в сохранении и поддержке профессиональных творческих кадров и появлении новых культурных ценностей. Более того – легко избавляется и от подвижников в деле сохранения историко-культурного наследия, и от плодов их труда и таланта», – говорится в интернет-петиции на имя президента и министра культуры РФ.

«Причиной увольнения Казаковой, если коротко, стало неумение реально воплощать идеи в жизнь. Мы умеем бороться, писать письма, власть ругать, но как только ей досталось реально осуществить что-то, она этого не смогла», – возражает в беседе с «НИ» руководитель департамента культуры мэрии Тольятти Надежда Булюкина.

Между тем вслед за г-жой Казаковой ушли в вынужденное «изгнание» и ведущие научные сотрудники, не согласные с этим кадровым решением и планами чиновников. Дело в том, что Надежда Булюкина еще в июле объявила о желании сделать «Наследие» филиалом городского краеведческого музея. Таким образом, «Наследие» перестанет быть самостоятельной музейной единицей.

«Музей включен в план оптимизации. Вопрос о присоединении к краеведческому музею изучается, решение пока не принято. Это будет рассматриваться на общественном совете при департаменте культуры. Но в перспективе, и я это озвучивала в разных прессах, сегодня малочисленные юридические лица неперспективны к существованию, и они подлежат оптимизации путем присоединения, слияния», – пояснила «НИ» г-жа Булюкина. По ее словам, руководство краеведческого музея «не в восторге» от столь неожиданного «управленческого решения» начальства, добавляющего им «головной боли и работы». Однако музейщикам придется «перестроиться» и еще более интенсивно заниматься привычной «подвижнической деятельностью». Тем более что губернатор поставил задачу дальнейшего сокращения затрат. «Все должны ужаться в чем-то», – подытожила чиновница.

По мнению городских музейных работников и обычных тольяттинцев, подписавшихся под петицией к президенту и главе Минкульта, слияние музеев противоречит положениям «Основ государственной культурной политики», утвержденных президентом РФ в декабре 2014 года: там говорится о «сохранении сложившейся сети организаций культуры», а власти Тольятти фактически ликвидируют важную музейную единицу. А для уроженцев исчезнувшего Ставрополя, стоявшего в пойме Волги «у подножия» современного Тольятти и затопленного при создании в 1950-е годы каскада водохранилищ будущей ГЭС, ликвидация «Наследия» – и вовсе сродни катастрофе: как сказано в петиции, под угрозой уничтожения «последняя связующая нить» нынешнего Тольятти со старинным городом.

За три месяца с момента увольнения прежней команды новых руководителей в музее так и не назначили. Никаких событий в «Наследии» – некогда центре притяжения горожан – не происходит. Постоянная экспозиция в деревянном доме первых переселенцев Стариковых (их изба была перенесена на территорию будущего Тольятти перед затоплением Ставрополя) так и не открыта. Полюбившиеся тольяттинцам экспонаты и передвижные выставки буквально «бродят» по городу… «Наследие» – это тончайший живой организм, насильственно кромсать который или соединять с другим, чужеродным – значит, просто убить его», – предупреждала Валентина Казакова еще летом в беседе с местными СМИ.

Стоит отметить, что это не первый случай «сокращения поголовья» и без того немногочисленных тольяттинских музеев. В 2012 году был «слит» всё с тем же краеведческим Тольяттинский музей истории градостроительства, на счету которого, как и у «Наследия», немало настоящих научных открытий.

Традиционные средства заставить местную власть отступиться от задуманного горожане уже исчерпали. Теперь нужны неординарные ходы. И множество судебных исков о возврате семейных реликвий из музея вполне могли бы стать таким шагом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter