Рус
Eng

Ипотечный капкан: как банк запросто выкидывает из квартиры семью с двумя детьми

Ипотечный капкан: как банк запросто выкидывает из квартиры семью с двумя детьми
Ипотечный капкан: как банк запросто выкидывает из квартиры семью с двумя детьми
12 мая, 16:32ОбществоФото: Фото из архива А. Чередниченко
О случаях отъёма жилья банками у заёмщиков, в результате внезапной потери возможности своевременного погашения ипотеки, конечно, в общих чертах наслышаны все. Вникая в нюансы того, как это порой происходит, можно, что называется, ошалеть от несправедливости.

Ситуация, в которую попала семья Алексея Чередниченко из подмосковного Подольска, поражает одновременно и безразличием, и цинизмом, с которыми сотрудники банка подошли к решению проблемы. И ведь сколько таких историй по стране…

Мария Дубинская

Супруги, Алексей и Зарина, рассказали «Новым Известиям» о своей беде. А вдруг у тех, от кого зависит дальнейшая судьба семьи с двумя несовершеннолетними детьми (младшая дочь ещё посещает детский сад!), дрогнет сердце и всё-таки удастся уладить вопрос максимально гуманно? Да, наивно, ну и пусть, ведь надежда, как говорится, умирает последней.

«Думаю, нам уже ничего не поможет, но попытаться всё же хочется, должно же у них, там, быть что-то человеческое, совесть какая-то... Хотя в нашем государстве больным детям деньги на лечение по телевизору собирают, в сравнении с этим – какие уж тут ипотечные перипетии…», - в начале нашего разговора сказал Алексей.

Алексей с детьми.
Фото:Фото из архива А. Чередниченко

Двухкомнатную квартиру, 55 кв м, Чередниченко взяли в ипотеку в ноябре 2013 года, исправно кредит выплачивали. Сумма ипотеки составляла 4 770 000 рублей.

«А в 2019 году, буквально накануне пандемии, мы с женой оказались без работы, и платить по ипотечному кредиту перестали: нечем было. У нас в тот период денег не хватало даже на хлеб, при том, что в стране существует «прожиточный минимум».

Разумеется, сразу обратились в банк и объяснили, в каких обстоятельствах оказались, попросили сделать реструктуризацию задолженности, но нам было отказано. И в кредитных каникулах тоже.

Формулировка была примерно такого содержания: банк одобряет что-либо или не одобряет на своё усмотрение, и отчитываться перед нами не обязан.

С этого момента начались издевательства со стороны служб взыскания банка. Шквал терроризирующих звонков по несколько раз в день!

«Продай что-нибудь, у тебя сутки на это! Иди, срочно бери другой кредит! Когда вы уже съедете?! Чтобы завтра внесли 500 000 рублей! После 18:00 квартиру не покидать!», - и всё в таком же духе.

Понятно, что целью подобных «акций» является желание оказать психологическое давление, парализовать жизнь людей.

Остановить нарушения № 230 ФЗ ("О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях", - прим. «НИ») со стороны этих сотрудников банка у нас не получилось. Мы даже иск оформляли, и два обращения в полицию, - всё без толку. В ответ на свою жалобу мы получили длиннющую отписку о том, что банк в действиях своих работников нарушений не выявил. Что тут скажешь? Ну и, кроме того, сложилось впечатление, что суды и полиция на нарушения законодательства попросту закрывают глаза», - рассказал Алексей Чередниченко.

Супруги судорожно искали работу и продолжали писать в инстанции в надежде на помощь. Сообщили о своей проблеме в администрацию президента, но ответа по существу вопроса Чередниченко не получили. Алексею сообщили, что обращение переправлено в ЦБ РФ, но окончательный ответ оттуда так и не поступил. Пробовали добиться встречи с главой банка – это ведь не воспрещается. Но, понятное дело, было отказано: «Занят».

Резюмируем: за время с 2013 по 2019 год супруги выплатили банку в целом более 3 990 000 рублей, куда, кстати, вошёл и федеральный материнский капитал, часть которого автоматически была пущена на погашение процентов (хотя супруги писали заявление о том, что с этим не согласны, но, как выясняется, такова «распространённая практика»).

А с 2019 года, когда Алексей и Зарина временно лишились работы, по настоящее время они внесли 600 000 рублей (октябрь 2021 года) плюс 100 000 второго материнского капитала (перечислен в апреле 2022 года), из которых, по неизвестной причине, перечислено в счёт погашения ипотеки было только 62 000 рублей.

К настоящему моменту, по калькуляции банка, с учётом процентов и набежавших пени, Чередниченко должны выплатить банку ещё 5 600 000 рублей (напомним - общая сумма ипотеки была 4 770 000 рублей).

«Сумма остатка то и дело меняется. Неустойка "капает" примерно по 50 000 рублей в месяц, как будто бы банк нам нашу же квартиру сдаёт», - пояснил Алексей Чередниченко.

«На текущий момент с кредитором у нас диалога, увы, нет. И не по нашей вине. Несмотря на то, что судья Подольского городского суда неоднократно утверждала, что «с банком договориться легко». В нашем случае, считаем, судья действовала в интересах банка, призывая нас начать платить: «Начинайте платить максимально, сколько сможете». На наши возражения о том, есть ли сейчас в этом смысл, судья сказала, что «с такими мыслями - смысла нет», и добавила, «но платить начинайте». Действуйте, мол.

В итоге, поскольку жена к тому времени устроилась на работу – Зарина бухгалтер, а я стал самозанятым лицом, в октябре 2021 года мы смогли внести более 600 000 рублей, собирали эти средства, конечно, по всем родственникам.

А на следующем же судебном заседании было принято решение о продаже нашей квартиры! Судья вела себя так, как будто бы и не было у нас никакого разговора о том, что нам следует начать что-то выплачивать, чтобы уладить ситуацию. И просто уменьшила сумму нашего долга на сумму этих, внесённых нами, средств.

Также мы пытались оформить мировое соглашение. Но на наше заявление о предложении мирового соглашения, от Сбербанка пришёл отказ.

Сейчас наша квартира должна уйти с молотка, а банк должен получить деньги от продажи.

По решению суда квартира должна продаваться за 5 800 000 рублей - при рыночной стоимости от 9 000 000 рублей, по ЦИАНу.

Мы с женой и детьми находимся в перманентном стрессе, в режиме ожидания, как на пороховой бочке. Подали апелляцию, ждём.

Заранее понимаем, что шансы на то, что результат апелляции будет в нашу пользу, смехотворны, а точнее – отсутствуют вовсе.

Материнский капитал в размере 100 тысяч – из которых на погашение ипотеки через ПФР дошли, почему-то лишь 62 000, а 38 000 где-то зависли - окажется подарком банку, ну а наша семья с двумя несовершеннолетними детьми останется без жилья... И надо понимать, что маткапитал уже не вернуть. Деньги, которые были предназначены для обеспечения жилья несовершеннолетнему, по законодательству теперь остаются банку», - сокрушаются Алексей и Зарина.

После обращения на почту губернатора Подмосковья семью пригласили в Отдел учёта и распределения жилья Администрации городского округа Подольск М.О., чтобы уточнить детали.

«Там нам сказали, что когда наступит срок выселения, о котором, как мы понимаем, станет известно в самое ближайшее время – надо опять обращаться к ним, тогда нам предоставят какое-нибудь соцжильё, из расчёта 6 кв м на человека.

Место пока неизвестно, это может быть и общежитие, пребывающее непонятно в каком состоянии. И, конечно, совершенно ясно, что всем безразлично, на каком расстоянии от этого предполагаемого соцжилья будет находиться садик и школа, куда ходят наши дети…», - пояснил Алексей.

По словам мужчины, юристы, к которым семья обращалась, говорят, что шансов сохранить квартиру нет, а если кто-то будет обещать победу в судебном разбирательств - это будет просто «очередным "разводом" на деньги».

Зарина с дочерью на фоне дома, в котором семья пока ещё живёт.
Фото:Фото из архива А. Чередниченко

Через публикацию в «Новых Известиях» Алексей и Зарина надеются выйти на адекватный диалог с банком, чтобы прийти к компромиссному решению, которое не повлечёт за собой выселение.

«Мы бы очень хотели вернуться в график изначальных платежей, и в идеале - убрать астрономические пени, штрафы и неустойки, начисленные за три года. И ещё, конечно, очень желательно при этом исключить хамство со стороны тех сотрудников банка, которые игнорируют Федеральное Законодательство», - отметил Алексей Чередниченко.

Совершенно очевидно, что семья Алексея и Зарины не является злостным принципиальным неплательщиком, а просто стала жертвой сложных жизненных обстоятельств (как и тысячи семей по всей России). При этом супруги всячески активно пытались доказать своё стремление погашать задолженность – и не просто на словах и в письменных заявлениях, но и рублём.

Уважаемый Сбербанк, неужели нельзя изыскать возможность пойти людям навстречу и не разрушать жизнь замечательной семьи с несовершеннолетними детьми? Конечно же, такую возможность найти можно. Было бы желание. Проявите его, пожалуйста. Докажите, что семьи с детьми это не пустое место, и могут в нашей стране рассчитывать на руку помощи. Контакты Алексея Чередниченко находятся в редакции.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter