Рус
Eng

На Никитской становится тише

На Никитской становится тише

На Никитской становится тише

12 апреля 2016, 19:00
Общество
Елена Ромашова
Во вторник о своем увольнении узнала еще один профессор Московской консерватории имени П.И. Чайковского – Наталия Симакова. Ей, как и ее ранее уволенным коллегам Светлане Савенко и Елене Сорокиной, сообщили об этом посредством почты. Пока музыкальные критики и преподаватели консерватории готовят открытые письма в защит

Об увольнении профессора кафедры теории музыки Наталии Симаковой «НИ» рассказала ее коллега Инна Барсова. Письмо с уведомлением о сокращении, которое Наталия Симакова получила 12 апреля, было вторым: первое ей отправили еще 24 марта, но она его по какой-то причине не увидела. «Буквально в прошлую пятницу было заседание кафедры теории музыки, которое вел ректор консерватории Александр Соколов, – рассказала г-жа Барсова. – Но об увольнении Симаковой, которая на этом собрании также присутствовала, не было сказано ни слова».

Как ранее сообщали «НИ», в начале апреля два профессора кафедры истории русской музыки Московской консерватории Светлана Савенко и Елена Сорокина получили письма, в которых говорилось об их увольнении «в связи с сокращением штата». Форма, в которой выдающимся педагогам сообщили об увольнении, возмутила их коллег – им не предложили никакой альтернативы, а просто сократили «за глаза».

В связи с этим Ассоциация музыкальных критиков Москвы подготовила открытое письмо ректору консерватории Александру Соколову. В обращении, среди прочего, отмечается, что уведомлению не предшествовало никаких обсуждений на уровне кафедры или факультета. «Мы не ставим под сомнение ваше право решать кадровые вопросы. Мы также понимаем, что необходимость сокращения штата носит объективный характер. Но мы также убеждены в праве студентов на качественное образование. Именно такое могут предоставить будущим профессионалам профессора Сорокина и Савенко», – говорится в обращении к Александру Соколову. Среди подписавших письмо – композиторы Владимир Мартынов, Сергей Слонимский, дирижеры Владимир Юровский и Лев Маркиз, также музыканты и критики из-за рубежа.

Коллектив консерватории, однако, пока публично не высказал своего возмущения. По словам Инны Барсовой, в вузе уже подготовили письмо на имя ректора и совета консерватории. «Уволенные преподаватели – ценнейшие профессионалы, – говорит профессор. – Мы не хотим и не можем разделять решение об их сокращении по нравственным соображениям. Поэтому я обязательно подпишу это письмо, хотя прекрасно понимаю, что в отношении меня могут последовать санкции».

Завкафедрой современной музыки МГК Владимир Тарнопольский в беседе с «НИ» выразил мнение, что Светлана Савенко – абсолютно незаменимый человек. Поэтому на его кафедре она продолжит трудиться: «Это уже согласовано с ректором. Единственное, пока ей могут предложить только статус почасовика». Наш собеседник отметил, что все проблемы Светланы Савенко связаны исключительно с кафедрой истории русской музыки: «Она крупнейший специалист в этой области. И мне абсолютно непонятно решение завкафедрой истории русской музыки сократить именно Савенко. По моему глубокому убеждению, это решение должно быть пересмотрено именно самой завкафедрой».

На вопрос «НИ», по какой причине именно Светлана Савенко попала под сокращение, завкафедрой истории русской музыки Ирина Скворцова сказала: «Это распоряжение ректора и отдела кадров. Ко мне это не имеет никакого отношения». Ректорат консерватории, в который «НИ» также направили запрос с соответствующими вопросами, по-прежнему воздерживается от комментариев.

В консерватории опасаются, что нынешние сокращения – далеко не последние. По мнению Инны Барсовой, увольнения в первую очередь могут коснуться молодых специалистов и тех, кто работает на неполную ставку.

«Думаю, очень много людей сократят, – заочно согласился Владимир Тарнопольский. – Но, сколько именно, может сказать только администрация». Он добавил, что руководство консерватории уже на протяжении нескольких лет получало указания урезать штат, но всегда этому сопротивлялось: урезало оклады, сокращало ставки, но никого не увольняло. «Сейчас, видимо, необходимость сокращения носит практически принудительный характер, – добавляет г-н Тарнопольский. – Конечно, должна оставаться какая-то свобода маневра, например, переводить человека с полной ставки на половину или четверть. Но теперь, как я понимаю, счет идет уже не на количество ставок, а просто на физическую численность. Поэтому сокращения неизбежны. И в этой ситуации, как мне кажется, особенно внимательно нужно думать о том, кого именно сокращать. Это должно осуществляться с хирургической осторожностью».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter