Рус
Eng
Соловки: жизнь между страшным прошлым и непонятным будущим

Соловки: жизнь между страшным прошлым и непонятным будущим

11 октября , 18:34Общество
Ни государство, ни гражданское общество так и не пришли к единому мнению - что такое Соловки. Православная святыня? Музей ГУЛАГа? Уникальный туристический и природный комплекс?.. Отсутствие понятной концепции развития и сохранения Соловков грозит утерей самобытности этого уникального места.

Людмила Бутузова

Соловецкий архипелаг – крупнейший на Белом море. Он включает в себя шесть крупных островов и более сотни мелких, общей площадью около 350 кв. км.. Три с половиной сотни квадратных километров, покрытых северной тайгой, болотами и лесотундрой. Поселок Соловецкий занимает 306 га, (1% территории). Постоянного населения -900 человек. Кто там живет и как?

КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ

Весь Соловецкий архипелаг входит в состав Соловецкого сельского поселения Архангельской области. Большая часть островных жителей родилась на Соловках. Эколог Галина, приславшая нам в редакцию сигнал SOS, –одна из них. Внучка политзэка, дочь старейшего соловецкого экскурсовода. 35 лет. На материке бывала несколько раз за всю жизнь. «Диплом защищала, была в Питере на экологических форумах, - перечисляет она в разговоре с «НИ» самые памятные события. – Ой, еще зуб лечила в Архангельске. Но вы не подумайте, стоматологический кабинет у нас есть, просто врача нет. Не все могут себе позволить съездить к врачу – дорогая длинная и дорогая. Я, например, ждала самолет 7 дней, билет туда обратно 14 тысяч, зуб отреставрировали за 3 тысячи, ну и всякие накладные расходы – на гостиницу, на еду…Так что лучше не болеть и лечиться травками. У нас все так и делают.»

Бараки в Соловках - не экзотика, а реальность
Photo:Соцсети

Рожать, болеть или ломать ноги лучше всего в сезон: в местной больнице работает только один доктор, нет узких специалистов, нельзя сдать анализы, есть рентген-аппарат, но нет рентгенолога. Несколько раз в год на остров приезжают доктора с материка и принимают соловчан. Серьёзные вопросы здоровья аборигены едут решать, например, в Кемь: плывут 50 км по морю и едут ещё 10 до города.

На весь архипелаг у них одна школа, один участковый и семь месяцев минимальной связи с материком. Считается, что особо она тут и не нужна.

ВСе местные новости узнают из доски объявлений. Других СМИ тут нет
Photo:Соцсети

- Новости узнаем по старинке – на доске объявлений, - то ли шутит, то ли всерьез говорит Надежда, управляющая туристическими проектами. - Местные люди очень терпеливые, хотя я бы не сказала, что есть какой-то особенный соловецкий характер, потому что коренного населения тут нет. Но я думаю, что местные по настоящему любят свою землю: быть здесь можно только по большой любви.

Часть жителей - монахи. В Спасо-Преображенском Соловецком мужском монастыре постоянно проживает около 60 человек. Они ведут свое, отдельное от мирян хозяйство. Возле трапезной продают свежую выпечку и монастырский квас. И отправляются на моления к местным святыням пешком за много километров. На хозяйстве остаются трудники. Это люди, которые приезжают на монастырские подворья, чтобы потрудиться во славу божию, а взамен получают жильё, еду и духовное наставничество.Чтобы стать трудником, нужен паспорт, полис, благословение монастыря и дисциплина. Трудникам нельзя курить и пить алкоголь, нужно соблюдать режим и посещать службы. Среди трудников часто встречаются люди со сложной историей и так же часто – истории о том, как вера, полезный труд и простой уклад жизни помогли людям измениться к лучшему, найти новых друзей и даже спутника жизни. Внутри монастыря кипит жизнь: волонтёры скоблят камень от красного лишайника, косят траву, строители ставят леса, рабочие носят стройматериалы: реставрация мирового памятника культуры идёт перманентно. По госпрограмме «Развитие культуры и туризма» реконструкцию монастыря нужно было завершить к 2020 году, на что выделили 6 млрд рублей. Часть денег не дошла, и этим с 2015 года занимаются Следственный комитет и прокуратура. Обсуждать «дело реставраторов» местные не любят.

Градообразующие предприятия – Соловецкий монастырь и музей-заповедник, и вся жизнь и источник дохода соловчан сосредоточены вокруг них. Руководит этими разнородными организациями архимандрит Порфирий. («Царь, бог и воинский начальник на Соловках, - охарактеризовала его наша собеседница, отчасти поясняя, почему жители архипелага опасаются открыто высказываться о проблемах.) Ссориться и выносить сор из избы страшно – уезжать людям некуда, заработать можно только за пять месяцев туристического сезона. В это время с материка на остров каждый год прибывает ещё около 1 тысячи человек - поработать с туристами.

Гнилые лодки на фоне монастыря - типичная картина Соловков
Photo:Соцсети

На Соловках нет асфальтированных дорог, средняя скорость движения автомобиля не превышает 10 км/ч. Нет супермаркетов, бутиков, фитнес-клубов, лаунж-кафе и барбер-шопов, но есть музыкальная школа и библиотека. Там держат коров и вспахивают огороды. В центральной части поселка в бывших бараках для узников СТОНа и СЛОНа расположены продуктовые и сувенирные магазинчики. Из-за дорогостоящей транспортировки цены на все значительно выше петербургских и даже московских. Сигарет нет от слова совсем. Если курильщик не сделал необходимый запас на материке, то выхода два – либо искать барыгу и покупать пачку «Беломора» за 500 рублей, либо курить мох с сушеными водорослями. Из водорослей делают также косметические средства, которые туристы с удовольствием покупают и увозят домой. Никакой органики, все натуральное ! Для туристов делают и мармелад из морских растений. Говорят, вкусно...

Одна из основных проблем на острове – дефицит топлива. Бывают годы, когда бензин продавали по три часа в день раз в неделю, но не больше 26 литров на руки. Это мешает развитию туристического бизнеса, на котором всё держится. «Ой, лучше вам не знать, сколько нам нужно совершить законных и незаконных действий, чтобы привезти сюда бензин», – рассказал «НИ» водитель туристического пазика, чьё имя, он решил, нам лучше тоже не знать.

По ненаучным наблюдениям местных, нормальный рабочий мужчина выдерживает здесь 55 дней. Потом либо начинает пить, либо уезжает – и последних большинство.

- Это не курорт. Все, кто не смог жить, уже уехали, - без эмоций говорит эколог Галина. - Остались самые что ни на есть соловчане по духу - кто просто не может без этого места, где само время течет иначе. И не поймешь как - то ли замедленно, то ли вовсе параллельными потоками. Вот видите на фотках – бараки, деревянные страшные неуютные бараки, которые в вашем мире – реликт и постыдный осколок прошлого.. А на Соловках – это нормальное человеческое жилье. На некоторых бараках даже есть памятные таблички – «женский барак», «детский барак» «барак…»… Суровое наследие так и не завершившегося прошлого. Быт в Соловецком посёлке предельно аскетичен. И мы принимаем это как данность, которую нельзя менять, нельзя «улучшать» в угоду цивилизации. У меня квартира в таком бараке, недавно водопровод провели. Вода в кране цвета слабенького чая, но её в принципе можно даже пить: она чистая, просто окрасилась торфяниками. Отопление в основном печное, электричество – от небольшой дизельной электростанции. Ничего, живем – не жалуемся. Еще и добром вспоминаем тех, кто построил эти бараки..

Администрация Соловецкого района, действующее райпо, больница и аптека находятся в здании бывшего госпиталя. Построили его в 1939 году на монастырском кладбище. Для фундамента этого дома, а также детского садика и школы использовали могильные плиты.

- Здесь все на костях, на прахе и тлене, - рассказал «НИ» историк и писатель Юрий Колодезный. – 500 лет архипелагу – что вы хотите? Столько исторических слоев. Я всю жизнь занимаюсь одним кровавым периодом, когда в течение десяти лет в СЛОНЕ содержалось от 3 до 72 тыс. заключённых. Известно о 7,5 тысяч погибших и расстрелянных. Люди научились не думать об этом… Я все понимаю... Здесь волшебные места и совершенно сказочная тайга. Особенно у церкви на Секирной горе, отсюда вид потрясающий и селфи первоклассные. Сюда на свадьбы приезжали… Так вот Секирка – это штрафной изолятор, откуда почти никто не вернулся. Напротив алтаря церкви, перед смотровой площадкой, есть место, где расстреливали заключённых, это место пропитано кровью на много метров вниз. А люди едут, просто потому что не знают. Это никак не обозначено, если специально историю не изучать.

Прошлое ближе, чем кажется, и ближе, чем хочется. Быть здесь тяжело…

СКОТСКОЕ ОТНОШЕНИЕ

Так было всегда. Вот что рассказывал журналу «Век» 20 лет назад Юрий Чебанюк, бывший соловецкий экскурсовод: "Запомнился приезд депутата Верховного Совета СССР, писателя Леонида Леонова. Для того, чтобы доставить его на Соловки, был снят с постоянных рейсов пароход "Лермонтов", который осуществлял связь островов с карельским берегом: в результате сотням туристов, попадавшим к нам через Кемь, пришлось потомиться в ожидании. Для Леонова на пароходе был устроен обед, который вспоминается как нечто невероятное по тем временам: высокосортный коньяк, семга, наваристая уха, плачущая собственным жиром соловецкая селедочка. "Певец русского леса" пил, ел да нахваливал. А поскольку именно мне выпало знакомить писателя с прошлым и настоящим островов, то в конце я попросил его выступить все же в защиту Соловков. "Ну что я могу сделать, что? ! - отвечал он со слезой в голосе. - Написал вот в "Правду" статью об отношении к культурному наследию, так не печатают! " С тем и уехал."

За 20 лет на Соловках перебывало столько знаменитостей и столько защитнков культурного наследия, что хоть мемориал вывешивай, но дела на архипелаге все хуже и хуже, пишут в «НИ» отчаявшиеся жители. По их словам, поселок Соловецкий превратился в масштабную стройку, пожирающую исторические памятники и уникальную природу. Угроза исключения архипелага из Списка всемирного наследия, висевшая над ним в 2009-2010 годах в связи с безумными планами строительства, сегодня возникла вновь и, как опасается общественность, на этот раз она будет реализована. Чиновники и застройщики свои планы успешно выполняют.

Напомним, Соловки получили высокий статус в 1992 году, как «выдающийся памятник, представляющий собой апогей русской православной стойкости и мужества; выдающийся пример монастырского поселения в суровых условиях Северной Европы, являющийся прекрасным примером веры, целеустремленности и мужества религиозных общин позднего средневековья».

Сегодня отношение к памятнику стоило бы рассматривать через призму Уголовного кодекса. Во всяком случае Соловецкий аэропорт по способу модернизации, методов ведения строительных работ и полному игнорированию требований законодательства об охране объектов культурного наследия этого заслуживает. При этом государственный контроль со стороны Минкультуры России фактически отсутствует. Угрозе разрушения подвергаются ценнейшие гидротехнические и инженерные сооружения. Принимаемые проектные решения без учета мнения квалифицированных специалистов грозят впоследствии затопить всю территорию Соловецкой крепости, историческая дорога в окрестностях поселка Соловецкий оказалась до неузнаваемости «распахана» строительной техникой.

Уничтожен участок лесополосы, до недавнего времени входивший в зону охраняемого ландшафта, но для реконструкции аэропорта она была намеренно сокращена. Также в конце прошлого года правительством Архангельской области отменена охранная зона Соловецкого монастыря площадью 130 га., установленная в 1973 году.

В настоящее время очевидны последствия пребывания еще совсем недавно на Соловках концентрационного лагеря, когда значительно ухудшилось качество природной среды, в полное запустение пришло монастырское хозяйство. Прошло много десятков лет, прежде чем места обширных вырубок заросли новым лесом, частично восстановились водно-болотные угодья, нарушенные в результате неумеренной осушительной мелиорации и торфоразработок. Сегодня на повестке дня строительство нефтепровода и станции приема топлива! Подготовлена государственная историко-культурная экспертиза, подписавший ее эксперт заявляет об отсутствии влияния инженерных изысканий на объекты природного, культурного и археологического наследия Соловецкого архипелага, несмотря на то, что лесные массивы в границах поселка Соловецкий отнесены к ценным защитным лесам, имеющим историческое значение с отдельными участками, возраст которых насчитывает до 400 лет. Сама трасса нефтепровода проходит в жилой застройке, пересекает Питьевой ручей – стратегический объект, источник питьевого водоснабжения. До водозабора – 50 метров, полоса вырубок в 50 метров оголит поселок и уничтожит ландшафт, уничтожит многолетние площадки музея-заповедника с красно-книжными растениями и археологическим культурным слоем.

По словам специалиста местной администрации, имеющиеся емкости с 3 тысячами тонн топлива до сих пор являются незавершенным объектом, эксплуатируются с нарушением законодательства вблизи от жилых домов, а со строительством нефтепровода объем емкостей планируется увеличить! В течение последних лет на разных уровнях рассматривался вопрос о более экологически безопасном решении энергетических проблем Соловецкого архипелага. Ну как рассматривался? Снизу вверх и сверху вниз транслировали друг другу, что «надо что-то делать». Не сделано ничего – то дорого, то хлопотно. Техногенные катастрофы подобно тем, что недавно произошли в Норильске, а затем на Камчатке, показывают, насколько дороже и хлопотней станет устранение последствий…

УЖАС ЦИВИЛИЗАЦИИ

Соловки входят в один из самых привлекательных и посещаемых туристических и паломнических маршрутов. Однако, неорганизованный поток и высокая рекреационная нагрузка создают угрозу сохранности природной среде, многочисленным памятникам истории и культуры, нарушается уединенность, необходимая для ведения традиционной монастырской жизни. Глиссирующие катера с оглушительным ревом носятся между островов во время гнездования птиц, в местах гнездовых колоний высаживаются группы туристов, и там устраиваются пикники; катера врезаются в скопления китов белух, когда у них рождаются детеныши; расширяется браконьерская охота, вездеходы бороздят не только слабый грунт лесных дорог, но ездят даже по болотам и тундре. И никому нет дела, что здесь произрастает множество красно-книжных растений, а флора только высших растений насчитывает самую большую островную коллекцию – более 570 видов..

В ноябре 2015 года была представлена на публичные слушания корректировка генплана МО «Сельское поселение Соловецкое», в котором площадь поселка решили увеличить в 5,57 раз — до 1701,4 га. За неделю до начала слушаний в 2015 году, в администрацию Соловков поступило 9 отрицательных отзывов специалистов об этом генплане и ни одного положительного. На собрании жителей эти отзывы не зачитали, за исключением выдержек из самого короткого. Несмотря на это, из 180 присутствовавших 73 человека проголосовали против, 9 воздержались, «за» голосовали в основном насельники монастыря и представители администрации.

7 ноября 2017 года предполагалось принять уже третью корректировку генплана. Состоялись ли эти слушания — узнать на Соловках не удалось, в газетах ничего не объявлялось, в изданиях местной и районной администрации сведений нет. Однако изменения в Генплан были внесены.. Оказалось, что площадь изъятия земель лесного фонда сократили за счет территории, занятой современной свалкой, так как в этой и примыкающей к ней 500-метровой зоне запрещено строительство, по принципу: «свалку нам не надо, а чистый лес возьмём».

Главное и самое вредоносное в этом плане — посёлок Соловецкий будет состоять не из одного, как сейчас, а из 16(!) участков, разбросанных на площади трех островов. Если в 80-е годы на карту Соловков были нанесены охранные и заповедные зоны, то теперь вместо них нанесены некие участки рваного поселка.

- Мы пробовали разобраться, кому нужны ли эти варварские «выкусывания» из единого природно-ландшафтного комплекса Соловецкого архипелага, - рассказали «НИ» местные экологи. – Вывод только один: все это делается в коммерческих интересах, но никак не для возрождения монастырской жизни. За сезон посещают Соловки около 20 тысяч туристов и порядка 10 тысяч паломников. Генплан планирует сокращение населения к 2023—2035 годам до 800 человек, но при этом (!) — увеличение площади поселка почти в 5 раз. В общей сложности сейчас на всех удалённых от центрального посёлка участках живут летом около десяти-пятнадцати монахов и послушников. Развитие деятельности Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря по генплану предусматривается в местах, где находились пустыни, скиты, промысловые участки, рыболовные и зверобойные тони исторического монастыря, существовавшего до 1920 года. Там трудились или молились единичные монахи и послушники, иногда — трудники (т.е. волонтеры) — по 2—10 человек, притом только летом. Паломники дореволюционного монастыря попадали туда очень редко, скиты показывали иногда почетным гостям, а в пустыни никто посторонний не ходил. Это были места уединения и экстенсивного монастырского природопользования на небольших окультуренных участках в 3—15 соток в окружении адаптированной к минимальному присутствию человека естественной природы. Генпланом эти бывшие окультуренные участки предложено «возрождать» на площадях от 7 до 80 га каждый (!), прирезая лесные пространства, которые в десятки раз больше исторических площадей. Отметим, что центральный ансамбль монастыря в пос. Соловецкий может принять сотни насельников, но их там даже летом бывает много меньше. Нет такой реальности, чтобы монашеская жизнь «возродилась» на всех 17 огромных участках. На такой площади в России размещаются небольшие города с населением 5—6 тысяч человек. Разве ожидается такой «десант» желающих пострижения в монахи, или по мановению чьего-то указующего перста монашеская жизнь придет на запрошенные площади земель? В отличие от ныне действующей государственной формы собственности на землю возможна будет их продажа, т.к. земли населённых пунктов могут находиться в разных формах собственности. Думаем, что и занять их сможет не только монастырь

И вот уже воображение соловецких жителей рисует картины, которые еще недавно можно было представить только встрашном сне, - уникальные природные пространства пересекут многочисленные дороги к гостиницам, а острова будут встречать корабли не сказочным монастырем, появляющимся из морских пучин, а коробками новых жилых зданий. Тихие скиты и пустыни придется снабдить электрогенераторами, антеннами, в море потекут новые сбросы. Начнется бесконечное проектирование локальных сооружений по утилизации отходов, составление планов и концепций. Сомнительно, что в этом заинтересованы паломники святых мест. Очевидно, что генплан архипелага — чисто коммерческий проект.

ЗАПОВЕДНИК БЕЗ ОХРАНЫ

- Возможно, ситуация с полным отсутствием охраны Соловецкого архипелага покажется вам неправдоподобной, - говорит архангельский эколог Ольга Кречетова. - Почти все приезжающие на Соловки гости (туристы, паломники, командированные, родственники и знакомые местных жителей) видят карты архипелага, где вверху написано «Соловецкий историко-архитектурный и природный музей-заповедник» (СГИАПМЗ) и с удовлетворением замечают: «ну вот же, здесь заповедник, на территории установлен порядок». Увы, зачастую их приходится разочаровывать. Это на картах музей-заповедник — охраняемая территория. Он и создан был в 1974 году как новая форма особо охраняемой территории постановлением Совета министров и ВЦСПС с последующим решением Архангельского совета депутатов трудящихся. В него вошла вся территория архипелага и прилежащая 5-километровая акватория моря. Было предусмотрено четыре зоны по степени охраны: строгой заповедности, рекреационная, хозяйственная, зона охраняемой морской акватории. Для каждой из зон разработали свой режим. Теперь эта огромная проделанная работа просто забыта.

Тем не менее охранный статус Соловецкого архипелага поддерживался разными, иногда временными, решениями в течение 55 последних лет, а обсуждается его необходимость почти постоянно, поскольку оптимальная форма управления для этой ценнейшей территорией пока не найдена. В 2018 году бывший премьер правительства РФ Дмитрий Медведев давал прямое поручение - отнести Соловецкий архипелаг к достопримечательному религиозно-историческому месту, обеспечить комплексный охранный статус, установить требования к ведению хозяйственной деятельности и регламентировать строительство. К работе над проектом был привлечен высокопрофессиональный коллектив ученых и специалистов из самых разных областей - культурологи, экологи, археологи, дендрологи и гидрологи, искусствоведы и архитекторы, священники и специалисты по морскому наследию, многие из которых них большую часть жизни посвятили изучению и сохранению Соловков. Результатом двухлетней работы стал комплексный проект по сохранению всего многообразия Соловецкого архипелага. В итоге полностью готовый для утверждения проект «повис». Государственный заказчик по непонятным причинам отказался принимать и утверждать разработанную за бюджетные средства проектную документацию. Эта ситуация продолжается уже более полугода, и все это время Соловки, как и прежде, остаются беззащитными.

Можно в очередной раз посетовать на бездействие органов власти, напомнить им, что равнодушие чиновников приводит к невосполнимой утрате уникальной целостности Соловков, наносит ущерб авторитету России на мировом уровне. Но сейчас уже очевидно, что не в равнодушии отдельных чиновников дело. Это государственная политика безразличия к своему культурно-историческому наследию. Намерение придать Соловкам статус достопримечательного места явилось не более, чем маскировочным щитом для российского и международного научного сообщества. За спиной в то же время, в течение нескольких лет, подготавливалась основа для реализации крупных строительных проектов на Соловецком архипелаге. Для этого последовательно вносились изменения в Лесохозяйственный регламент Соловецкого лесничества Архангельской области, перекраивался генеральный план сельского поселения Соловецкое, уменьшались охранные зоны монастыря и уничтожались исторические ландшафты.

Чья злая воля «давлеет» над Соловками? Каков будет исход очередной попытки сохранить все то, что тысячелетиями создавалось здесь природой и человеком? Вопросы остаются открытыми, угрозы для сохранности уникального наследия Соловецкого архипелага увеличиваются.

«Если оставить все как есть и не принять незамедлительных мер для предотвращения трагедии, от национального достояния нашей страны не останется камня на камне. Все разойдется по рукам и по карманам нынешних благоустроителей архипелага» - пробивается с Соловков сигнал бедствия.

Странно тут вот что. Помощи просят простые жители острова, от которых мало что зависит. Молчат Микульт, Минприроды, невозмутимы ведомства патриарха Кирилла и администрация президента, как будто речь идет о переделе, вырубке и застройке рядового поселка, а не об уникальном комплексе историко-культурного, природного и духовного наследия, которому нет аналогов не только в России, но и в мире! Сигнал SOS должен быть услышан. Нельзя допустить, чтобы в жизни Соловецкого архипелага появилась еще одна трагическая страница.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter