Рус
Eng
Спорная «частица Бога»

Спорная «частица Бога»

11 октября 2013, 00:00
Общество
АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм
В столице Швеции завершается очередная Нобелевская неделя. И на этот раз она, как это часто бывало в прошлом, не обошлась без скандала. Он возник из-за вручения Нобелевской премии по физике. Выяснилось, что, помимо награжденных, «нобелевку» за то же самое открытие могли бы получить еще как минимум несколько человек.

Объявление во вторник имен лауреатов Нобелевской премии по физике было задержано в Стокгольме ровно на час. Вместо предусмотренного времени – 11.45 утра – имена «небожителей» Шведская академия естественных наук сообщила миру лишь в 12.45. Для церемонии, в которой все расписано по минутам и над точностью соблюдения которой работают сотни людей, это было сродни сходу с рельсов экспресса «Стокгольм – Гётеборг».

Однако драма, как выяснилось, только развивалась. Один из членов Академии, Андерс Барани, нарушил обет молчания, которым связаны все эксперты, решающие судьбу «нобелевки», и сообщил о скандале, разразившемся за закрытыми дверями зала заседаний. Часовая задержка была вызвана резкими разногласиями среди членов Академии. Несколько человек не соглашались с мнением большинства о присуждении премии по физике только двум ученым – британцу Питеру Хиггсу и бельгийцу Франсуа Энглеру, теоретически обосновавшим в далеком 1964 году существование так называемой «частицы Бога», или бозона Хиггса, считающейся мельчайшим «кирпичиком», из которых создана Вселенная. В прошлом году обоснования теоретиков были подтверждены физиками-экспериментаторами, работающими в ЦЕРНе – Европейском центре ядерных исследований (подробности – в «НИ» от 10 октября 2013 года).

Таким образом, было соблюдено главное правило «нобелевки» в области естественных наук, гласящее, что премию можно присуждать только за открытия, получившие экспериментальное подтверждение. Результаты работы двух лабораторий в ЦЕРНе, ATLAS и CMS, обнаруживших «частицу Бога», считаются в среде ученых не менее значительными, чем разработки Хиггса и Энглера. Несколько членов Академии возмутились тем фактом, что в мотивировке премии был лишь упомянут вклад названных лабораторий.

«Многие экспериментаторы годами пытались «поймать» бозон Хиггса, и теперь они должны довольствоваться лишь снисходительным упоминанием!» – возмущенно заявил журналистам профессор Андерс Барани.

В 1989–2004 годах г-н Барани являлся секретарем комитета по физике Академии естественных наук Швеции и выступал за реформу премии. «Открытия в современном мире совершают не одиночки, а коллективы ученых. Давно пора поступить по примеру норвежцев, награждающих Нобелевской премией мира. Половину приза они присуждают организациям, а другую – отдельным лицам», – прокомментировал суть сражения, разыгравшегося в зале заседаний, профессор Барани. По его словам, реформу вполне можно провести и устав это позволяет. Завещание же Нобеля, в котором говорится о людях, а не об организациях, устарело, и основатель премии вполне согласился бы на свободное толкование его слов.

Бой среди членов Академии шел не только за включение в число лауреатов двух физических лабораторий, но и за трех обойденных вниманием теоретиков – американцев Карла Хагена и Джеральда Гуральника, а также британца Томаса Киббла. Они теоретически обосновали существование «частицы Бога» в том же 1964 году, что и двое нынешних лауреатов, хотя и опубликовали свои работы на месяц позже, чем Хиггс и Энглер. Тем не менее к своим выводам они пришли самостоятельно и значительно расширили и дополнили открытие, совершенное их коллегами.

Шведским сторонникам Хагена и Гуральника не удалось отстоять их в кабинетных баталиях, и сегодня эти ученые, считавшиеся одними из фаворитов «нобелевской гонки», не скрывают своего возмущения и разочарования.

«Я лег спать в понедельник, положив у кровати включенный мобильник. Но ожидаемого звонка из Стокгольма в шесть тридцать утра не произошло. Меня обошли, – жалуется 76-летний Хаген журналистам. – Шведская Академия предпочла справедливости сухой пункт параграфа, предусматривающий, что лауреатов не должно быть больше трех (третий первооткрыватель бозона, Роберт Брут, скончался в 2011 году и поэтому не мог быть награжден. – «НИ»). Американское физическое общество отметило нас шестерых, а шведы разрушили существовавшую между нами симметрию (шутка, отсылающая к нарушению электрослабой симметрии полей, которой занимались ученые. – «НИ»). Если уж они так хотели придерживаться принципа «не более трех», подождали бы с премией несколько лет, пока нас в живых останется только трое. Но они боялись за Хиггса, которому исполнилось 84 года».

Хаген уверен, что они с Гуральником стали жертвами «европейского заговора» против американских ученых. «Я готов уйти в могилу и без «нобелевки», но возмущает, что шведы подняли одних за счет других. Европейцы годами работали, чтобы вознести к премии своих, Хиггса и Энглера, и отодвинуть в сторону американцев», – ядовито замечает физик.

И действительно, шведские СМИ год за годом сетуют, что львиная доля наград постоянно уезжает за океан и давление на экспертов, которых призывают отказаться от своих американских предпочтений, велико. Газеты даже иронически предлагали пересмотреть программу Нобелевского концерта, заменив европейскую классику американским джазом. Члены Академии естественных наук парируют упреки в «проамериканских настроениях» в своих рядах утверждениями о том, что центр современной науки переместился в США. Можно огорчаться или радоваться этому обстоятельству, но так обстоят факты. Возможно все же, что в этом году Академия решила ослабить комплекс неполноценности у европейцев, отодвинув в сторону двух представителей американской науки.

Заметим, что главный герой нынешнего скандала, «отец» знаменитой частицы профессор Хиггс, в отличие от американцев, включивших всю домашнюю электронику в ожидании новостей из Стокгольма, был равнодушен к возможной всемирной славе. Когда секретарь Нобелевского комитета по физике позвонил в Университет Эдинбурга, где работает лауреат, с новостью о премии, его ждало разочарование.

«Мы не знаем, где находится Хиггс. Возможно, отправился в какое-нибудь тихое местечко в горах. У него нет ни мобильника, ни телевизора, ни компьютера. Несколько лет назад мы подарили Хиггсу ноутбук, но он так и не научился им пользоваться. Наверное, отдал внукам», – сообщил об исчезновении лауреата его друг и коллега Алан Уокер. Хиггса удалось разыскать лишь усилиями всей Шотландии к концу дня во вторник. «Нобелевская премия? Как приятно», – сдержанно отозвался знаменитый ученый на присуждение ему самой престижной награды в мире.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter