Рус
Eng

Четвероногий враг

Четвероногий враг

Четвероногий враг

11 октября 2011, 00:00
Общество
Юлия ЧЕРНУХИНА, Алексей СМИРНОВ, Стокгольм, Валентин БОЙНИК, Иерусалим, Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен
На днях губернатор Кемеровской области Аман Тулеев предложил запретить приобретение и содержание собак бойцовских пород. Произошло это после того, как в поселке Майзас (часть города Междуреченск) домашние собаки загрызли годовалого ребенка, а узнавшая о трагедии бабушка малыша повесилась. Законопроект «Об ответственном

Трагические события в Кемеровской области, когда в поселке Майзас стаффордширский терьер и питбультерьер загрызли 11-месячного ребенка, в очередной уже раз поставили перед существующим законодательством вопросы. «В ряде стран бойцовскые породы вообще запрещены. Почему бы нам не пойти по этому пути? Ведь оружие у нас запрещено. А бойцовская собака – это фактически то же самое оружие», – заявил на днях глава региона Аман Тулеев.

Отметим, что за последние два года только в СМИ попал не один десяток подобных случаев. Так, в феврале этого года в Петербурге 94-летнюю женщину загрызла бойцовая собака ее внучки. В апреле собаки растерзали пятилетнего ребенка на юге Сахалина. В мае в Москве бойцовская собака бульмастиф напала на шестиклассницу, гулявшую на детской площадке. В июле этого года в Красноярском крае бешеный ротвейлер загрыз пьяного хозяина и охранял его тело. Перечислять подобные инциденты можно еще долго...

Вместе с тем в России не регламентировано содержание не только бойцовских, но и обычных собак, да и вообще отношения животных и человека в принципе. Единственный проект федерального закона «Об ответственном обращении с животными», где прописываются нормы в отношении опасных собак, сейчас «завис». Пройдя в Госдуме первое чтение, он существует сегодня в трех вариантах, и, как пояснили «НИ» несколько участников экспертной группы, этой осенью рассматриваться не будет. Да и что из него выйдет в итоге – сказать очень сложно.

«Пока же законодательная ответственность за действия четвероногого друга наступает только в том случае, если этот друг нанес кому-либо повреждения», – рассказал «НИ» председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов. В этом случае собака автоматически приравнивается к источнику опасности, и в зависимости от тяжести повреждений судья ссылается или на гражданское, или на уголовное законодательство. Содержание питомцев регулируется еще несколькими подзаконными актами, например, об обязательном ношении намордника.

Кинологический фашизм?

В проекте закона «Об ответственном обращении с животными» собак «опасных» пород предлагается непременно регистрировать, а их владельцев – обучать на специальных курсах. Однако законодатели не могут решить основной вопрос – как определить список «опасных» пород, к которому закон должен применяться. В Госдуме идут жаркие споры.

«Доказано, что ряд собак имеют определенные особенности поведенческих реакций, особенно если животных веками разводили именно для боев, – говорит «НИ» президент центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. – Как отмечают травматологи, с 90-х годов даже характер покусов изменился. Раньше кусали за ноги и за руки, теперь метят в шею и голову».

У западных «собачников» – свои наблюдения. «Бультерьеры и представители ряда других пород атакуют без предупреждения, они практически не посылают сигналов перед нападением. У них увеличен защитный ревир («своя, личная территория»), который доходит до семи метров в диаметре, поэтому такие собаки воспринимают любую ситуацию как вызов. Зачастую даже хозяина они воспринимают как подчиненное себе существо», – говорится в заключении экспертов Союза собаководов Дании.

Девять из 16 западноевропейских стран пошли по пути ограничений на разведение и содержание агрессивных собак. В Норвегии и Дании бойцовские псы запрещены полностью. Самый «свежий» запрет в июле прошлого года ввела Дания, где запрещено иметь или разводить собак 13 пород, причем не только печально знаменитых бультерьеров, но даже овчарок всех видов – от кавказской до восточноевропейской.

В Германии закон, пресекающий ввоз в страну собак бойцовских пород, вступил в силу уже больше 10 лет назад. Это касается питбультерьеров, американских страффордширских терьеров и страффордширских бультерьеров. А в 2008 году было запрещено еще и содержание таких псов. Всех бойцовских собак, появившихся в стране до запрета, обязали стерилизовать. Собак некоторых пород разрешено выгуливать только в намордниках и на поводке не длиннее двух метров.

В Израиле законодательный запрет на ввоз собак бойцовских пород был принят после серии нападений псов на людей в 2003 году, причем за рекордно малый недельный срок. К агрессивным породам отнесли бультерьеров, питбультерьеров, ротвейлеров, аргентинских догов, американских стаффордширских терьеров, стаффордширских бультерьеров, японских и бразильских мастифов. Запрещено также скрещивать эти породы, продавать и дарить их.

Кинологи в один голос утверждают, что такой подход, при котором в разряд агрессивных заносятся избранные породы, является тупиковым. «Ни в одной кинологической организации не существует классификации бойцовских собак. Это неверный термин», – выразил «НИ» свое мнение эксперт-кинолог Евгений Цигельницкий, назвавший разделение породы собак по степени опасности «кинологическим фашизмом». «Любой пес будет опасен при ненадлежащем содержании», – предупреждает «НИ» президент фонда защиты животных «БИМ» Дарья Тараскина. «Научить драться можно и болонку», – утверждает в беседе с «НИ» эксперт-кинолог Елена Попкова. «Уничтожение определенных пород ни к чему не приведет, все зависит от хозяина», – поддерживает наших собеседников их зарубежный коллега – председатель Союза ветеринаров Дании Арне Скьолдагер. – И бультерьер будет добрым и социальным, если с ним заниматься, давать ему возможность расходовать свою энергию».

«Европейские страны уже осознали порочность практики введения запрета на отдельных собак, но отменить ее не могут», – считает кинолог Цигельницкий. По мнению экспертов, ограничение списка пород за рубежом лоббируется собаководческими организациями. «Речь идет о поддержке отечественных производителей. Например, в Англии американский питбультерьер запрещен, а его английский аналог с худшими характеристиками – разрешен», – подтверждают «НИ» кинологи Цигельницкий и Попкова.

Но, несмотря на возражения кинологов, Россия решила пойти по европейскому пути и все-таки составила список опасных собак. Но сделала это, как всегда, оригинально, на свой манер. Сейчас в приложении к законопроекту «Об ответственном обращении с животными» числится восемь бойцовских собак. Эксперты нашли там... несуществующие породы. «Вы знаете, что такое карельская медвежья собака? – удивляется г-жа Тараскина. – Это неправильный перевод породы «карело-финская лайка». Когда она была бойцовской собакой?» По словам собеседницы «НИ», неразбериха возникла из-за того, что перечень был взят из зарубежного законодательства и неверно переведен. Кинолог Евгений Цигельницкий считает, что список опасных пород и вовсе «взят с потолка».

Составление «собачьих списков» чревато «законодательными дырами». Дарья Тараскина предупреждает, что, если в Россию завезут какую-нибудь новую породу, не прописанную в законе, возникнут проблемы. Кроме этого, «если законопроект будет принят, у нас всех собак «нон-грата» перепишут на другие породы», – утверждает Евгений Цигельницкий. Так случилось в Дании. Некоторые члены Союза ветеринаров, как отмечают датские СМИ, организовали тайный фронт помощи запрещенным четвероногим, которых должны были усыпить. Они стали перерегистрировать «опальных» собак, приписывая им другие породы, или переводить их в разряд дворняг. Проверить подлог, по утверждению полиции, практически невозможно.

Не мой и неласковый зверь

Эксперты считают, что в России не решен и еще один принципиальный вопрос: об ответственности за действия животных. «Сейчас же в ветеринарном паспорте собака может быть записана на одного человека, в родословной – на другого, какие-то собачьи дипломы могут быть оформлены на третьего. Если собака кого-нибудь кусает, все эти люди начинают сваливать вину друг на друга», – говорит Евгений Цигельницкий. «Технически доказать владельца собаки реально, но дело растягивается на два-три месяца», – подтверждает г-н Архипов. «Пока выяснят, кто хозяин кусачего пса, собака может и пропасть», – добавляет г-н Цигельницкий.

Пока вопрос о хозяине собаки решается индивидуально. «Часто владельцем считается автоматически владелец квартиры, в которой она живет», – говорит «НИ» адвокат Евгений Архипов, уточняя, что штрафы за четвероногих нередко выписывают на всю семью.

Также законопроект пока не содержит ограничений насчет того, кому запрещено иметь собак опасных пород. Сейчас приобрести такую собаку может даже любой психически больной человек. Таких потенциальных собаководов нужно будет отсеивать во время регистрации питомцев. «Я бы еще ввела запрет для судимых и людей, уличенных в неправильном обращении с животными», – добавляет «НИ» кинолог Елена Попкова.

«Даже адекватность владельцев псов все равно не гарантирует защиты от происшествий, – констатирует «НИ» Ирина Новожилова. – Детский хирург Вахтанг Немсадзе детально разбирался по каждому случаю покусов со стороны бойцовских собак, его выводы говорят о том, что часто на людей нападают собаки из вполне благополучных семей, когда стекаются несколько неблагоприятных факторов, например, если собака приревнует хозяина к недавно родившемуся ребенку».

Кроме того, эксперты советуют не забывать, в какой стране мы живем. «У нас может человек идти с написанным диагнозом на лбу, а по российским законам он является вменяемым и имеет право на собаку», – отмечает Елена Попкова.

Вопрос прописки

В большинстве зарубежных стран регистрация собак и последующее их чипирование (вживание под кожу датчиков с информацией о животном) являются обязательными процедурами. Например, в Израиле на правительственном уровне было принято постановление, обязывающее министерство сельского хозяйства проводить регулярные учеты всех собак агрессивных пород, остающихся в живых на территории страны. Учету подлежат и кавказские овчарки, не вошедшие в «запретительный список».

Российский законопроект пока говорит о том, что регистрировать собак, не признанных «опасными», можно по желанию. Эксперты выступают за обязательную регистрацию собак. «Законопроект допускает техническую вилку. Ясно, что добровольно регистрировать животное никто не станет», – уверяет Ирина Новожилова.

Занимающуюся законопроектом рабочую группу смутил и еще один пункт – регистрировать домашних животных предлагается и общественным организациям. «Представляете, какой будет бардак? Этим должно заниматься только государство!» – негодует Евгений Цигельницкий. Так же непонятно, где будет вестись учет «опасных псов». «Сейчас там говорится о регистрации в местных территориальных органах власти, а если собака перебежала МКАД и что-то там натворила? – размышляет г-н Цигельницкий. – База должна быть единая, федеральная».

Эксперты утверждают, что и меры, регулирующие поведение собак, нужно применять в зависимости от места жительства зверя. «Одно дело – когда собака городская, другое дело – если пес зарегистрирован где-то в селе и является охранником. Тогда на него намордник не наденешь», – предполагает Евгений Архипов.

Собачья жизнь закона о животных

История с так и не принятым законом о животных тянется уже 10 лет. «Был хороший законопроект «О защите животных от жестокого обращения», но он восемь лет пролежал в Госдуме и был отклонен, – рассказывает Ирина Новожилова. – А два года назад из недр Госдумы «выплыл его клон в кастрированном виде» и стал называться законопроектом «Об ответственном обращении с животными».

Эксперты в один голос утверждают, что проект коррупционный. «Если он будет принят в существующем виде – это лишь приведет к дополнительному бардаку», – считает Дарья Тараскина. По словам Евгения Цигельницкого, документ – это «красивая обертка, а самое важное в нем – это осваиваемые для распила дыры». К ним, по словам Цигельницкого, относятся питомники для бродячих собак, стерилизация и электронные чипы, которые предлагают вживлять в животных. «Бездомные собаки – бездонная кормушка. Вспомните «Собачье сердце» Булгакова. Шариковы не перевелись до сих пор», – поддерживает кинолога г-жа Новожилова.

По мнению собеседников «НИ», принять адекватное законодательство мешают и собачники – каждый из них защищает свою породу.

Оборонительная линия

Эксперты придумали, как оградить людей от опасных собак. Так, Дарья Тараскина считает, что пора нам вспомнить опыт СССР и ввести обязательную школу как минимум в два класса для владельцев бойцовских собак. «Надо ввести высокие штрафы за покусы, вместо существующих двух тысяч, – предлагает Елена Попкова. – Желающих прогулять свою собаку без намордника станет меньше». Ирина Новожилова выступает за экономические меры регулирования. По ее словам, нужно прописать в законодательстве механизм по ограничению разведения «опасных» пород собак, как в зарубежных странах. «У нас есть квартиры – настоящие зверофермы, где живут по 15 собак. Они гавкают, мешают спать соседям», – сетует Евгений Архипов. В разведении нужно ограничить не только частников, но и собаководческие организации. «Ради наживы сейчас самок эксплуатируют по-черному, без соблюдения всяких правил. Из-за этого качество щенков понижается. Появляются уроды, больные животные, которые потом и нападают на людей», – говорит Дарья Тараскина.

Однако часть экспертов считают, что надо перестать придумывать множество громоздких законопроектов, а просто попробовать наладить правоприменительную практику. Евгений Цигельницкий прислал «НИ» целую подборку из десятков законов, касающихся собак и собаководства, начиная с конца советских времен. Там есть и постановление от 1996 года «О мерах по упорядочению разведения и содержания собак в г. Москве», и распоряжение правительства Москвы от 7 декабря 2000 года «Об утверждении методики и порядка городового учета и регистрации собак», и закон «Об упорядочении содержания собак и кошек в городах и других населенных пунктах РСФСР», и многие другие документы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter