Рус
Eng
Бабье царство: Михаил Хазин привел отрывок из "Истории одного города"

Бабье царство: Михаил Хазин привел отрывок из "Истории одного города"

11 сентября , 14:08
Общество
Photo: https://www.youtube.com/post/UgzCHwnzUL-y1fmD03Z4AaABCQ
«Михаил, браво! Прочтите этот отрывок на камеру. Ваши артистизм, ироничность в комбинации с текстом дадут на выходе шедевр!» - пишут в комментариях аналитику Михаилу Хазину, который в своём телеграме и ютубе разместил на злобу дня отрывок из сатирического романа Салтыкова-Щедрина «История одного города».

Свой пост Хазин озаглавил так: "Это не Лукашенко, это Салтыков-Щедрин".

«... И, что всего страннее, представительницами анархического элемента явились, на сей раз, исключительно женщины.

Первая, которая замыслила похитить бразды глуповского правления, была Ираида Лукинишна Палеологова, бездетная вдова, непреклонного характера, мужественного сложения, с лицом тёмно-коричневого цвета, напоминавшим старопечатные изображения.

Никто не помнил, когда она поселилась в Глупове, так что некоторые из старожилов полагали, что событие это совпадало с мраком времен. Жила она уединенно, питаясь скудною пищею, отдавая в рост деньги и жестоко истязуя четырех своих крепостных девок.

Дерзкое свое предприятие она, по-видимому, зрело обдумала. Во-первых, она сообразила, что городу без начальства ни на минуту оставаться невозможно; во-вторых, нося фамилию Палеологовых, она видела в этом некоторое тайное указание; в-третьих, не мало предвещало ей хорошего и то обстоятельство, что покойный муж ее, бывший винный пристав, однажды, за оскудением, исправлял где-то должность градоначальника.

Отрывок из Салтыкова-Щедрина Михаил Хазин проиллюстрировал вот этим снимком.
Photo:https://www.youtube.com/post/UgzCHwnzUL-y1fmD03Z4AaABCQ

«Сообразив сие, — говорит „Летописец“, — злоехидная оная Ираидка начала действовать».

Не успели глуповцы опомниться от вчерашних событий, как Палеологова, воспользовавшись тем, что помощник градоначальника с своими приспешниками засел в клубе в бостон, извлекла из ножон шпагу покойного винного пристава и, напоив, для храбрости, троих солдат из местной инвалидной команды, вторглась в казначейство.

Оттоль, взяв в плен казначея и бухгалтера, а казну бессовестно обокрав, возвратилась в дом свой. Причем бросала в народ медными деньгами, а пьяные ее подручники восклицали: «Вот наша матушка! теперь нам, братцы, вина будет вволю!»

Когда, на другой день, помощник градоначальника проснулся, все уже было кончено. Он из окна видел, как обыватели поздравляли друг друга, лобызались и проливали слезы.

Затем, хотя он и попытался вновь захватить бразды правления, но так как руки у него тряслись, то сейчас же их выпустил. В унынии и тоске он поспешил в городовое управление, чтоб узнать, сколько осталось верных ему полицейских солдат, но на дороге был схвачен заседателем Толковниковым и приведен пред Ираидку.

Там же застал он связанного казённых дел стряпчего, который тоже ожидал своей участи.

— Признаете ли вы меня за градоначальницу? — кричала на них Ираидка. — Если ты имеешь мужа и можешь доказать, что он здешний градоначальник, то признаю! — твёрдо отвечал мужественный помощник градоначальника.

Казенных дел стряпчий трясся всем телом и трясением этим как бы подтверждал мужество своего сослуживца.

— Не о том вас спрашивают, мужняя ли я жена или вдова, а о том, признаете ли вы меня градоначальницею? — пуще ярилась Ираидка.

— Если более ясных доказательств не имеешь, то не признаю! — столь твердо отвечал помощник градоначальника, что стряпчий защелкал зубами и заметался во все стороны.

— Что с ними толковать! на раскат их! — вопил Толковников и его единомышленники.

Нет сомнения, что участь этих оставшихся верными долгу чиновников была бы весьма плачевна, если б не выручило их непредвиденное обстоятельство.

В то время, когда Ираида беспечно торжествовала победу, неустрашимый штаб-офицер не дремал и, руководясь пословицей: «Выбивай клин клином», научил некоторую авантюристку, Клемантинку де Бурбон, предъявить права свои.

Права эти заключались в том, что отец ее, Клемантинки, кавалер де Бурбон, был некогда где-то градоначальником и за фальшивую игру в карты от должности той уволен.

Сверх сего, новая претендентша имела высокий рост, любила пить водку и ездила верхом по-мужски.

Без труда склонив на свою сторону четырёх солдат местной инвалидной команды и будучи тайно поддерживаема польскою интригою, эта бездельная проходимица овладела умами почти мгновенно».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter