Рус
Eng
Осужденного в Ульяновской области отказались пускать на похороны сына

Осужденного в Ульяновской области отказались пускать на похороны сына
Новость

11 августа 2016, 18:08
Администрация исправительной колонии №4 в Ульяновской области отказалась отпускать осужденного на похороны ребенка, умершего от мышечной дистрофии. Вместо этого родным заключенного предложили привести гроб с телом ребенка к воротам колонии, сообщают правозащитники.

Об истории, произошедшей в Ульяновской области, рассказала в соцсети Facebook председатель движения «Русь Сидящая» Ольга Романова. Речь идет о мальчике по имени Максим из Самары. Он страдал мышечной дистрофией Дюшена - неизлечимым генетическим заболеванием, которое постепенно поражает нервы и мускулы мальчиков в возрасте 5-7 лет. Мышцы слабеют, развивается паралич, со временем пациенты умирают.

Максим был подопечным фонда «МойМио», который занимается помощью детям с этим видом миопатии (прогрессирующей мышечной дистрофии). «Помогали, боролись - но не случилось, мышечная дистрофия Дюшена. Мальчик Максим умер. В минувший вторник мальчика Максима похоронили в Самаре. Я все ждала, что случится чудо, что у кого-нибудь во ФСИН проснется совесть и они позволят приехать осужденному папе на похороны единственного сына», - пишет Ольга Романова.

Она указывает, что, согласно статье 97 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, осужденные могут выезжать за пределы исправительных учреждений «в связи с исключительными личными обстоятельствами (смерть или тяжелая болезнь близкого родственника, угрожающая жизни больного; стихийное бедствие, причинившее значительный материальный ущерб осужденному или его семье)».

«Русь Сидящая» и фонд «МойМио» обращались к начальнику ульяновской ИК-4 Евгению Бардину с просьбой отпустить отца Максима на похороны.

«Единственное, чего нам удалось добиться, - начальник ИК-4 в Ульяновске Бардин Е.М., где отбывает наказание осужденный папа мальчика Максима, сказал, что мы можем привезти гроб с телом к колонии, тогда, быть может, папу выпустят на минуточку. Мальчика хоронят в Самаре, папа сидит в Ульяновске. Это 250 км», - заявляет Ольга Романова.

В фонде «МойМио» обжаловать каким-либо образом действия администрации колонии не смогут, сказала «НИ» соучредитель фонда Елена Шеперд. «Какой-либо официальный запрос мы послать не успели. Только «Русь Сидящая» и адвокат по нашей просьбе отправляли письмо на бланке», - сказала собеседница «НИ».

Связаться с администрацией колонии для сотрудников фонда оказалось трудоемкой задачей - начальника колонии все время не было на месте, а его заместитель сообщил, что такие вопросы не решает. В итоге представители фонда беседовали с менее высокопоставленным сотрудником колонии, который пообещал сделать все, что в его силах. Затем со ссылкой на начальника колонии Бардина он передал сотрудникам фонда, что тот разрешил лишь подвезти гроб с телом ребенка к воротам колонии.

В фонде не знают, за что именно осужден отец Максима. «У меня нет такой информации. Я могу только предполагать, за что человек может оказаться в колонии строгого режима. Но статья несерьезная. Срок - три года, ему год остался. Он как раз собирался подавать на условно-досрочное освобождение, когда узнал, что ребенок выписан домой после двух клинических смертей», - рассказывает «НИ» Елена Шеперд.

По ее словам, у осужденного трое детей, из них двое - инвалиды. «Естественно, отец хотел проститься. Для отца, имеющего единственого сына, эта важно. Ему нужна была эта встреча», - говорит соучредитель фонда «МойМио».

В распоряжении «НИ» есть письмо на имя начальника колонии Евгения Бардина, которое отправила «Русь Сидящая». В нем правозащитники сообщают, что 6 августа в Самарской областной клинической больнице имени В.Д. Середавина от тяжелейшей болезни умер единственный сын одного из осужденных (имя мужчины приводится в письме, редакции оно известно). Сообщается, что похороны пройдут во вторник, 9 августа. Также правозащитники ссылаются на упомянутую выше статью УИК. «В случае отказа убедительно просим мотивировать», - говорится в обращении.

Председатель «Руси Сидящей» Ольга Романова рассказала «НИ», что официального ответа на свое письмо правозащитники не получили. «Мы звонили в УФСИН Ульяновской области, в колонию. Никакого понимания не встретили», - сказала собеседница «НИ». По ее словам, правозащитники готовы обжаловать действия руководства колонии, если на это согласится отец умершего мальчика.

В ИК-4 на звонки «НИ» в четверг не ответили. Редакция направила запрос в региональное управление ФСИН. Мы вернемся к этой теме, как только получим ответ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter