Рус
Eng

«Чиновники просто ждут смерти»: ветераны ВОВ доживают в разрушающихся домах

«Чиновники просто ждут смерти»: ветераны ВОВ доживают в разрушающихся домах
«Чиновники просто ждут смерти»: ветераны ВОВ доживают в разрушающихся домах
11 мая, 12:26ОбществоФото: NewsNN
Участники Великой Отечественной войны пережили страшные годы, чтобы мы могли наслаждаться мирным небом над головой. Но в каких условиях сейчас живут сами ветераны? Далеко не в самых лучших. Тому пример истории из разных регионов страны. Равнодушие чиновников просто поражает.

92-летняя ветеран Великой Отечественной войны, узница концлагерей Клавдия Мирошникова, проживающая в Ростове, рассказала RostovGazeta, что так и не смогла получить квартиру от государства. «Мне сказали, что придет комиссия, посмотрит условия жизни, и может чем-то помогут. Но никто ничем не помог. Жилищные условия мне не улучшили. А зачем оно мне теперь? Я хотела бы сделать малейший ремонт. Тараканы атакуют. Сижу дома, никуда не выхожу, а вытяжка на кухне никуда не годится. После двух возгораний ее надо хотя бы почистить, но не справлюсь. А поменять возможности нет», — говорит Клавдия Константиновна.

Ветеран также сообщила, что долгое время ей не давали путевки в санаторий. Вместо узников концлагерей, по ее словам, туда ездили «люди чиновников». В этом году Мирошниковой предложили поехать в профилакторий Таганрога, однако в силу возраста она уже не может отправиться туда.

97-летняя участница Великой Отечественной войны Тамара Рунова, проживающая сейчас в Нижегородской области, тоже столкнулась с трудностями в сфере здравоохранения. По словам пенсионерки, она вынуждена ежегодно проходить обследование в частной клинике. «У меня сахарный диабет. Я каждый год я проверяюсь в частной клинике, потому что в государственной нет возможности определить все, что мне нужно. Например, уровень витамина D и B12. Государственные лаборатории этого не смотрят. Еще у меня заболевание ног. Раньше в районной поликлинике с ним вообще не работали, сейчас вроде появился специалист. Но опять, попадешь ли к нему? Поэтому я хожу в частную», — рассказывает она.

Блокадница Антонина Перцова живет в Нижнем Новгороде в доме, которому 180 лет. Летом прошлого года в ее квартире рухнул потолок. После инцидента представители министерства социальной политики Нижегородской области сделали ремонт для Антонины Михайловны, который обошелся в 200 тысяч рублей. Почему ранее они не обращали внимания на условия проживания блокадницы — остается только догадываться. Несмотря на то, что сейчас в квартире Перцовой свеженький ремонт, сам дом остается в ужасном состоянии — фундамент попросту разваливается.

Дать новое жилье Антонине Михайловне не могут, так как за ней по документам числится и другая недвижимость, но фактически пенсионерка ею не владеет. Несмотря на то, что Перцова проживает в разваливающемся доме, счета ей приходят нехилые. Так, недавно блокадница получила платежку за электричество на 2,5 тысячи рублей — хотя обычно платила по 210 рублей.

«Сосед снизу все время жжет электричество в подъезде. Сам он работает в системе энергосбыта и не платит ни за что. Поэтому „ТНС Энерго“ все „повесило“ на меня. […] Звонила в ТНС, но общаться с ними невозможно. Мне сказали: „Так должно быть. Дальше, может, еще больше сумма будет“. Очень тяжело…», — поделилась Антонина Михайловна в разговоре с NewsNN.

Ветеран тыла из Ростовской области Лилия Попова тоже проживает далеко не в самых лучших условиях. Никакой помощи от государства в этом вопросе она не увидела. «Я обращалась во всевозможные инстанции, рассказывала, как сложно пожилому человеку жить в доме без удобств, но работница сельсовета Татьяна Леонидовна порекомендовала: „Спалите дом, и когда вам жить будет негде — поставят на учет на улучшение жилищных условий“», — рассказала дочь ветерана Любовь Шарапова.

С подобными проблемами столкнулся и 94-летний узник концлагеря Иван Золотарев, проживающий в Белгородской области. Дом для себя — 9 на 8 метров — он построил сам в 1972 году, денег тогда особо не было. Сейчас Ивану Тимофеевичу уже сложно поддерживать жилище в надлежащем состоянии. При этом в здании разрушается кирпичная кладка, прохудилась крыша, из-за сырости плесневеют стены, старые деревянные окна утеплены полиэтиленовой пленкой.

«У нас есть удостоверение, выданное малолетним узникам концлагерей. Он является лицом, приравненным к участникам Великой Отечественной войны. И есть фильтрационная карта, которую мы подняли. Это подтверждение тому, что он был призван в 199-й стрелковый полк 5 апреля 1945 года, когда война еще не закончилась», — отметила внучка Ивана Тимофеевича.

Она пыталась добиться квартиры для бывшего узника концлагеря, но из различных ведомств приходили только отказы. В частности, в районном комитете соцполитики сочли дом пенсионера пригодным для проживания. Кроме того, в департаменте строительства Белгородской области посчитали, что узники концлагерей не имеют права на помощь в улучшении жилищных условий, пишет «Бел.ру». Причем глава Белгородского района Владимир Перцев лично приезжал к Золотареву и признал, что его дом нуждается в ремонте. После этого там установили дополнительные радиаторы. Однако это ситуацию не особо спасает — ведь в окнах и дверях щели. Иван Тимофеевич считает, что чиновники просто ждут его смерти, чтобы ничего не делать.

Кстати, в Омске так и произошло. Ветеран Илларион Баранов, участвовавший в штурме Берлина, умер, так и не дождавшись новой квартиры — на протяжении семи лет ему отказывали в праве на жилье, а когда суд встал на его сторону, было уже поздно.

В 2013 году дочь ветерана подала документы в городскую администрацию о постановке Иллариона Петровича на учет как нуждающегося в жилье. Однако пришел отказ, так как за ним числилась сельская недвижимость, в которой он уже не жил, так как было трудно вести хозяйство в пожилом возрасте. В итоге Баранов переехал в съемную квартиру по соседству с дочерью.

«Сказали, что по истечении трех лет вы можете подать повторное заявление. Три года прошло, в деревне квартиру мы уже продали. Пришла с документами снова: говорят, теперь надо ждать еще пять лет — какое-то новое распоряжение вышло. Но там был один сердобольный специалист, сказал, что мы имеем право подать в суд, и 95% решение будет на нашей стороне», — приводит «Город55» слова дочери ветерана. Однако тот не захотел судиться. Уговорить его удалось лишь в конце 2019 года — тогда дело сразу сдвинулось с мертвой точки, благо помогать взялись областные прокуроры. Но позже началась бюрократия… и пандемия.

Суд вынес решение в пользу ветерана в ноябре 2020 года. Ему был выделен жилищный сертификат на 1,4 млн рублей. Ветерану и его дочери пришлось добавить свои деньги, чтобы найти подходящую квартиру. 3 декабря они получили выписку из Росреестра, 11 декабря дочь поехала за полным пакетом документов. Вернулась домой — и через 20 минут Иллариона Петровича не стало. Женщина считает, что отец умер из-за коронавируса.

«Тянули, тянули, это факт. Я с 2013 года прошла все круги ада», — отметила дочь ветерана. «За эти годы женщина обила пороги всех инстанций, познакомилась со всеми бюрократическими процедурами, собрала кипы справок, научилась оформлять сделки. И все зря. В собственной квартире, давшейся таким трудом, ветеран так и не успел пожить», — пишет «Город55».

С каждым годом число ветеранов Великой Отечественной войны высокими темпами идет на убыль. Их уже осталось меньше миллиона. Может быть, пришло время сделать жизнь участников ВОВ лучше?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter