Рус
Eng

Под горячую руку... Какую жалобу написал избитый блогер

Под горячую руку... Какую жалобу написал избитый блогер
10 сентября 2018, 13:12Общество
Блогер подробно описал в ФБ как его избивали «лица с дубинками в черной броне и полностью без опознавательных знаков»

Очередное свидетельство того, с каким необъяснимым и непростительным садизмом действуют силовики не только против участников акций, а и против обычных зевак, представил в ФБ питерский блогер Егор Карпенков, пострадавший во вчерашних событиях.

«Заявление

Я, гражданин Российской Федерации, Карпенков Егор Сергеевич, 03.11.1988 года рождения. 9 сентября 2018 года я пошел на согласованный правительством Санкт-Петербурга митинг против повышения пенсионного возраста. Примерно в 13-50 я пришел на угол улиц Комсомола и Боткинской. Остановился и стоял около часа примерно до 15-00 на тротуаре на углу рядом с магазином Буквоед по адресу площадь Ленина 4. На месте я познакомился с Осиповым Владимиром Валерьевичем.

Около 15-00 мы решили покинуть площадь Ленина, на которой происходили маневры больших сил МВД и произвольные задержания участников митинга. К этому моменту улица Комсомола и дорога вдоль площади Ленина была перекрыта людьми, напоминавшими сотрудников ОМОН. Мы двинулись в единственном доступном нам направлении по улице Боткинской. Далее мы свернули на Финский переулок и по нему вышли на улицу Академика Лебедева.

К этому моменту, еще до прибытия масс пешеходов с площади Ленина, автомобильное движение по участку улицы Академика Лебедева, на который мы вышли, было полностью перекрыто. Мы, желая покинуть место событий, начали движение по улице Академика Лебедева направо, в сторону Лесного проспекта. Мы быстро обнаружили, что улица в этом направлении была полностью перекрыта сплошной шеренгой лиц в черной броне.

Мы развернулись и попытались покинуть место событий в единственном оставшемся не перекрытом направлении, по улице Академика Лебедева в направлении Литейного моста. Прямо перед нами выстроилась сплошная шеренга лиц с дубинками в черных шлемах и броне без каких-либо опознавательных знаков. Мы отступили назад, но позади нас так же находилась шеренга лиц в черной броне. В этой ситуации я оказался в состоянии страха и аффекта, испугавшись как лиц с оружием в черной броне без опознавательных знаков, так и быть затоптанным массой испуганных граждан. Чтобы не упасть и не быть затоптанными мы сцепились локтями и, не имея видимого пути к отступлению, остановились на месте, более ничего не предпринимая. Шеренга лиц с дубинками в черной броне и полностью без опознавательных знаков молча двинулась на нас. Никто не предъявил нам никаких требований и не вступил ни в какую вербальную коммуникацию.

Понять, кем являлись и чего хотели от нас люди с дубинками в черной броне было невозможно. В этой ситуации я имел все основания считать, что на нас организованной группой вооруженных частных лиц производится нападение. Шеренга лиц в черном подошла вплотную к нам, сцепилась локтями и начала нас толкать. В какой-то момент лица в черной броне расцепились и схватили дубинки. В этот момент я расцепил руки, побежал и почувствовал два поочередных сильных удара дубинкой в спину в районе правой лопатки. Лицо без опознавательных знаков в черной броне преследовало меня убегавшего, находившегося к нему спиной, и не могшего представлять для него угрозу или оказывать сопротивление, и наносило мне удары дубинкой.

Прекращение избиения я связываю с тем, что, будучи без брони и оружия, я бежал быстрее данного лица, то есть преступный умысел в отношении меня не был до конца осуществлен им по не зависевшим от него обстоятельствам. Считаю произошедшее покушением на мою жизнь и здоровье. Одновременно с этим я увидел, что другое лицо в черной броне без опознавательных знаков нанесло удар дубинкой по голове, так же убегавшему и находившемуся спиной к этому лицу в черном, Осипову Владимиру Валерьевичу. Мы с Осиповым бегом стали удаляться от людей в черном, продолживших производить избиение других гражданских лиц.

В этот момент я увидел и осознал, что выход с улицы Академика Лебедева на Финский переулок все еще не был перекрыт. Мы бросились туда. Там не происходили избиения и мы, осмотрев полученные повреждения, и объявив, находившимся рядом людям, о происшедшем, получили от них первую помощь: чистую воду и перекись водорода.

В этот момент находившимися рядом гражданскими лицами были сделаны фотографии полученных нами побоев. Промыв и дезинфицировав рванную рану на голове Осипова, мы отправились в ближайший травмпункт на улице Комсомола 14. Там мы предоставили свои паспортные данные и сделали заявление о нападении и избиении. Осипову была оказана медицинская помощь. У меня обнаружили ушиб мягких тканей и две большие гематомы на спине. Мы оба получили справки. Врач травматолог заверил нас, что отправил данные о наших заявлениях и травмах в полицию.

Хочу добавить, что нахожусь на восстановлении после тупой травмы живота и разрыва селезенки, произошедших со мной в апреле 2018 года. Мне была стентирована ветвь селезеночной артерии и сохранена селезенка. Такое лечение сохранило орган, но в случае повторного травмирования оставляет большой риск повторного разрыва селезенки, который может представлять угрозу жизни.

Согласно медицинскому обследованию и заключению, полученному мною неделю назад, моя селезенка находилась в состоянии устойчивого восстановления. Риск самопроизвольного развития осложнений был минимален. В случае наступления медицинских последствий, в виде удаления селезенки и инвалидности, или в виде моей смерти, прошу учесть, что единственной причиной таких последствий могло быть сегодняшнее причинение мне побоев указанным лицом без опознавательных знаков.

Егор Сергеевич Карпенков Санкт-Петербург 09.09.2018»

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter