Рус
Eng
Кафедральный набор

Кафедральный набор

10 июля 2014, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Вчера Совет Федерации одобрил законопроект, который, по сути, вводит «заочную» военную службу для учащихся российских вузов. После вступления документа в силу студенты смогут получить на военных кафедрах не только офицерское звание, но и звания рядового и сержанта. Планируется, что в дальнейшем на базе существующих вое

Согласно законопроекту, студенты смогут заключать с Министерством обороны договоры на обучение не только по программе подготовки офицеров, но и сержантов (старшин) и рядовых (матросов) запаса. Для этого им необходимо учиться на очном отделении, быть годными по состоянию здоровья, отвечать профессионально-психологическим требованиям той или иной специальности и, помимо всего прочего, пройти конкурс. После учебы молодым людям придется проходить учебные сборы и стажировки в воинских частях или военных учебных заведениях. Студенты, успешно завершившие обучение, будут зачисляться в запас, а те, кто был в ходе учебы отчислен за нарушение устава или правил внутреннего распорядка, обязуются возместить бюджету средства, затраченные на обучение (всего, как сказано в законопроекте, воплощение этой идеи потребует 26,6 млн. рублей в одном только 2016 году).

Идею совместить военную службу с учебой высказал министр обороны Сергей Шойгу в ходе встречи со студентами Сибирского федерального университета в феврале этого года. «Предположительно военное обучение студенты будут проходить на 4 и 5 курсах», – заявил тогда министр. А спустя несколько дней на коллегии Минобороны Сергей Шойгу поручил генералам разработать план создания межвузовских военно-учебных центров.

По плану Минобороны, готовить солдат и сержантов в пилотном режиме военные кафедры начнут уже с сентября этого года. В 2015 году на базе профильных кафедр будут созданы межвузовские центры военной подготовки, а к 2016 году откроются филиалы этих центров в особенно отдаленных районах. Тем самым «заочной» службой в армии, по идее чиновников, будут охвачены все российские студенты, изъявившие соответствующее желание – ведь военных кафедр в стране после массового закрытия в 2008 году осталось всего 68 более чем из двух сотен.

Нововведение пойдет на пользу всем, и в первую очередь образованию, говорит «НИ» один из авторов законопроекта депутат Владимир Гутенев: «Надо вывести из тени ситуацию в студенчестве, которая формирует плохие вузы. Ведь многие молодые люди призывного возраста идут в слабенькие вузы только для того, чтобы еще какое-то время не служить в армии. Важно создать такие условия, чтобы люди не содержали профанирующие учебные заведения. Кроме того, нужно подчистить очную аспирантуру, чтобы уменьшить количество немотивированных обучающихся и слабых диссертаций».

Депутат Виктор Озеров убежден, что выиграют в случае подписания документа и студенты: «Всегда говорилось, что ребята, уходя после обучения в армию, теряют знания и умения. Мы даем возможность после окончания вуза заниматься непосредственно практической работой, ради которой человек поступал».

Владимир Гутенев, который к тому же является президентом «Лиги содействия оборонным предприятиям», добавляет, что свой «корыстный» интерес есть и у военпрома: «Важно, чтобы техника попадала в руки людям, которые в состоянии научиться ею пользоваться. Оборонные предприятия несут большой экономический ущерб из-за неквалифицированного пользователя, который портит и ломает технику». По словам Гутенева, в отличие от нынешних призывников, молодые люди после военно-учебного центра при вузе смогут управиться и с метеорологическим, и с криптографическим оборудованием, и с техникой связи и радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а в дальнейшем выпускников обяжут каждые 3–4 года подтверждать свою квалификацию и обновлять знания.

Что же до задачи увеличить армейский резерв, то она, по словам законодателей, второстепенная, но, тем не менее, острая. «Сейчас у нас поставлена задача иметь в армии 220 тысяч офицеров, 500 тысяч контрактников и 280 тысяч срочников. Мы такой контингент в свое время набирали во время сезонного призыва. А давая возможность студентам получить военно-учетную специальность в вузе, мы увеличиваем мобилизационный потенциал России», – сказал «НИ» депутат Озеров. При этом, по его словам, ни с какими внешнеполитическими событиями последнего времени эти задачи не связаны: «Они актуальны всегда. Нам нужно много квалифицированных специалистов, которые в случае военной угрозы могли бы пополнить ряды военнослужащих».

У депутата Гутенева, упомянувшего в беседе израильскую систему подготовки резервистов, «НИ» поинтересовались, зачем России такое количество военнослужащих, как Израилю: «А вы считаете, перед Россией меньше угроз, чем перед Израилем? Я думаю, угрозы даже более существенные», – парировал г-н Гутенев. К тому же, по его словам, никакого излишнего раздувания резерва не будет: существенная часть претендентов на «заочную» армейскую службу будет отсеиваться на стадии медкомиссии и конкурса. Большой резерв стране необходим именно сейчас, подтвердил «НИ» ректор Воронежского государственного университета Дмитрий Ендовицкий: «Геополитическая ситуация говорит о том, что Россия должна об этом очень серьезно задуматься».

Выпускники модернизированных военных кафедр в дальнейшем, скорее всего, будут призываться, рассуждает в беседе с «НИ» ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова: «Зачем нужны люди, на которых потрачены деньги, но которые не будут служить?»

По словам г-жи Мельниковой, «пополнять мобилизационный резерв» можно и за счет уволенных в запас офицеров, а также всех, кто отслужил срочную службу, но пока не достиг 40-летнего возраста и, соответственно, находится в запасе. Число их, по оценке Валентины Мельниковой, достигает нескольких миллионов человек.

Интегрировать курсы на военной кафедре и сборы в учебный процесс – очень сложная задача, заявила «НИ» директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина: «Вопрос взаимоотношения образования и армии не решен во многих странах. В Израиле с этим огромные проблемы. Возникают вопросы встраивания в учебный процесс, в программы, которые между собой очень различаются». Эксперт напомнила «НИ» ситуацию после внедрения болонской системы в России, когда у бакалавров занятия на военной кафедре начинались со второго курса, и к концу четырехлетнего обучения они не успевали ее закончить. Студентам приходилось расписываться в обязательстве продолжить образование в магистратуре. При этом идея, требующая «очень серьезных управленческих технологий, внедрения индивидуальных расписаний», по сути, здравая, считает г-жа Абанкина: «Если получится, это будет серьезным шагом вперед. И в аспирантурах будет вестись действительно серьезная научная работа, если туда будут поступать только те, кто в этом заинтересован».

Дмитрий Ендовицкий, вуз которого будет готовить будущих солдат и сержантов в пилотном порядке, заявил «НИ», что особенных сложностей в реализации проекта не видит: «После первого курса студенты идут на военные кафедры, проходят теоретическую подготовку в отдельный, специально для этого выделенный день. Никаких проблем с учебным планом не возникает».

Принятый сейчас законопроект предлагает самый оптимальный способ совместить армию и учебу из тех, что рассматривались раньше, отметил г-н Ендовицкий: «Сначала был проект службы в рассрочку, по которому студент должен был пройти четыре сбора по три месяца. Но так нарушались права студентов, мы лишили бы их отдыха. Летела летняя сессия. Потом родился проект научных рот – и стал одним из самых успешных. Он получил продолжение, ребята уже имеют и патенты, и статьи, и разработки. Но он очень специфичный и касается очень малого числа студентов. А преобразование военных кафедр решает проблему всего студенчества».

В Германии треть поступивших на службу уходит из армии досрочно

До 1 июля 2011 года в Германии службу в обязательном порядке проходили по призыву все совершеннолетние граждане страны. Затем срочная служба, которая длилась для немецких призывников всего полгода, была отменена, и бундесвер превратился в сугубо профессиональную армию, состоящую из кадровых военнослужащих и контрактников. Контракт заключается молодыми людьми на срок от 12 до 23 месяцев. Первые полгода – испытательный срок, во время которого не только бундесвер может в любой момент расторгнуть контракт, но и сам военнослужащий – отказаться от дальнейшего прохождения службы. По статистике досрочно снимают с себя военную форму, разочаровавшись в военной карьере или переоценив свои силы, приблизительно треть контрактников. Это, по всей видимости, одна из основных причин, по которой в этой армейской структуре наблюдается недобор кадров. Хотя условия добровольного временного контракта с бундесвером объективно отнюдь неплохие. В первые три месяца немецкие новобранцы получают около 800 евро в месяц, затем – приблизительно 1,2 тыс. Они овладевают военной специальностью, занимаются спортом, живут в комфортабельных общежитиях, а на субботу и воскресенье могут ездить домой, причем стоимость билетов или бензина оплачивается за казенный счет. Приблизительно треть немецких контрактников остаются в армии и после истечения первого контракта и могут продлевать его на срок до 12 лет.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter