Рус
Eng

«Такова норма!» Почему государство не будет расследовать дело об отравлении Быкова

«Такова норма!» Почему государство не будет расследовать дело об отравлении Быкова
«Такова норма!» Почему государство не будет расследовать дело об отравлении Быкова
10 июня, 12:39Общество
Несмотря на то, что журналисты представили веские доказательства того, что известный поэт и писатель Дмитрий Быков мог быть отравлен сотрудниками российских спецслужб, никакого официального расследования этой версии ждать не следует.

Как уже сообщили «Новые Известия», журналисты-расследователи изданий The Insider и Bellingcat опубликовали совместное расследование, в котором раскрыли обстоятельства покушения на писателя и поэта Дмитрия Быкова. По данным расследователей, к покушению на Быкова могут быть причастны те же самые сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые предположительно входили в группу по отравлению политика Алексея Навального и к покушению на журналиста Владимира Кара-Мурзу.

Дмитрий Быков был госпитализирован в апреле 2019 года с симптомами, аналогичными симптомами отравления фосфорорганическим веществом, какие были диагностированы у оппозиционного политика Алексея Навального. В расследовании говорится, что сотрудники ФСБ начали следить за Быковым как минимум за год до отравления.

Дмитрия Быкова пытались отравить как Алексея Навального, утверждает Bellingcat. Не исключено, что поэта и литературоведа спасла вовремя снятая футболка.

«Когда Дмитрий пришел в себя в Москве, у него на спине (в районе верхней части лопатки) обнаружилось малиновое пятно размером с кулак. Откуда оно взялось, никто не знал. Кожа в этом месте шелушилась, покрывалась корочками и жутко зудела. Заживало оно где-то месяц...Если пятно действительно является следом от яда, то тот факт, что Дмитрий Быков снял футболку в машине скорой помощи, мог спасти ему жизнь, сократив время взаимодействия с веществом…» - написано в расследовании.

«Меня эти доказательства убеждают, — заявил сам Быков «Коммерсанту» о расследовании. — Это такой аналог государственной премии. И мне, не скрою, приятно, что моя скромная деятельность оценивается такими масштабными затратами. Там одних билетов сколько. Я бы лучше деньгами взял». А изданию Тайга.инфо он сказал, что ему обидно, что предполагаемые отравители решили нанести яд в «его любимом городе» Новосибирске: «Эти люди выбрали мой любимый город, и это обидно».

Разумеется, это событие вызвало множество откликов и комментариев в социальных сетях.

К примеру, публицист Марина Шаповалова пишет:

Что удивительного в том, что Быкова тоже отравили? Похожие симптомы совсем не наводили на эту мысль? Сегодня день рождения Щекочихина. Чья необъяснимая смерть перестала быть загадкой после случая с Литвиненко. Та же картина, но только в анализах Щекочихина никто не искал полоний. Это кажется, что логики в таких отравлениях нет. Логика другая. Это логика системы, которая отрабатывает применение ядов. Там штатное расписание, план работ, годовой и квартальный, отчёты о результатах, командировки, взыскания, премии... Ряд персонажей, на которых применение отрабатывается, не цель, а средство. По каким-то причинам внутри системы подобранный из числа подходящих для экспериментрования на них. «Кого не жалко» или «кого не помешало бы». По итогам полевых испытаний какой-то индивид может быть определён как цель, если на него поступит заказ. Не понимаю, что тут неясно. Если понимать, где живёшь…»

Журналист Кирилл Шулика обращает внимание на то, что общество чаще всего не знает истинных причин смерти многих известных людей:

«Все эти публикации об отравления, в частности, Дмитрия Быкова, заставляют вообще про все смерти более-менее известных людей думать, что они неестественные. Ну и само собой, что про внезапные болезни тоже, но тут по крайней мере человек жив и оно может уйти из зоны общественного внимания каким-то образом.

А вот с умершими все очень неоднозначно. Отцу Децла Александру Толмацкому не нравятся вся эта возня и слухи, он просил прекратить, по моим данным, какому-то журналисту обещал треснуть, если не прекратит. Но ведь не прекращают, заставляя родственников раз за разом переживать весь ад.

Тут понятно, что нет хорошего решения. Вроде и молчать из уважения не получается, но и говорить так, чтобы травмировать не стоит. Моральный выбор довольно сложный. Быков, кстати, ранее не очень любил обсуждать тему того полета, не уверен, что сейчас он вдруг начнет охотно со всеми ее обсуждать…»

А вот политолог Александр Морозов задался крайне важным вопросом: почему никакого официального расследования, как это должно быть по закону, в случае Быкова ждать не нужно?

«…Возьмем рядового европейца. Для него тут шокирующим является не факт попытки убийства. В политике бывают убийства. Шокирующим является то, что национальные медиа публикуют расследование о государственном преступлении. Что требует немедленного запроса в прокуратуру. Но его не будет. Сам писатель, прочитав расследование - если находится в логике европейской повседневности, - уже завтра сидит окруженный своими и еще и дополнительными адвокатами, которые немедленно приступают к борьбе.

Но здесь этого ни-че-го-не-бу-дет.

А что будет? А "жизнь как бы пойдет дальше". И вот это уже не вмещается в сознание. Можно "вместить в сознание" какую-то геополитическую аргументацию - пусть и совершенно ложную - например, о диверсии военной разведки на территории страны-члена НАТО или покрыть молчанием ситуацию с ответственностью за сбитый гражданский лайнер. Это все относится к сфере "большой политики" с точки зрения обывателя, который стремится вытеснить такие события на обочину сознания и заниматься своими повседневными делами.

Но вот перед нами доказательное предположение о попытке убийства писателя группой сотрудников службы государственной безопасности. И эти публикации не предполагают никакой институциональной реакции.

Встает вопрос: если таков "ход жизни", то есть такова "норма", то - отвлечемся тут от моральной стороны - и спросим себя: это что такое с политико-философской стороны? Это - русские построили наконец себе мир, описанный в статье Родиона Раскольникова, которая показалась Порфирию Петровичу весьма увлекательной и опасной? Каковы антропологические основания такового сообщества? Подчеркну: я сейчас говорю не о самом факте попытки убийства, а об отсутствии каких-либо действий в пространстве после попытки. Это отсутствие производит совершенно завораживающее впечатление. "Шокирующее" - это слабо сказано…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter