Рус
Eng

Сломанные судьбы вблизи: в какое положение попали украинские беженцы в Германии

Сломанные судьбы вблизи: в какое положение попали украинские беженцы в Германии
Сломанные судьбы вблизи: в какое положение попали украинские беженцы в Германии
10 марта, 11:50ОбществоФото: Соцсети
Бежавшие от спецоперации украинцы сталкиваются с множеством трудностей, начиная от невозможности найти работу, и кончая тем, что мест в детских садах не хватает не то, что их детям, но и самим немцам

Известный российский ученый и научный журналист Ирина Якутенко, живущая в Берлина, рассказывает в своем блоге о том, что происходит сегодня с украинскими беженцами, которым удалось добраться до Германии:

«С утра обзванивала разные берлинские учреждения, выясняла, как устроить в школу детей, которых наша украинская знакомая вывезла с Украины – с боем, оставив на платформе весь багаж, а дома – животных и мужа в теробороне, мужчинам призывного возраста покидать Украину нельзя. Пока четкого порядка действий нет, но обещают в ближайшие дни все наладить, по телефону сотрудники очень вежливы, объясняют, пытаются помочь и уточняют, точно ли беженцам не нужно еще что-то. Немецкая бюрократия верна себе: сначала меееедленно въезжает в ситуацию, но после разработки соответствующих процедур функционирует четко и (почти) бесперебойно.

В Берлине очень много беженцев, на всех вокзалах, особенно на главном, толпы людей с чемоданами, тюками, колясками, кошачьими переносками, собаками на поводках, но волонтеры и госконторы умудряются более или менее контролировать процесс: волонтеров так много, что порой приехавшим спонтанно и даже по записи добровольцам не достается работы. Начальные этапы по регистрации и поиску жилья для тех, у кого здесь никого нет, бюрократия уже переварила, очевидно, в ближайшие недели постепенно разберутся и с остальным.

Но одно дело просто знать это, и совсем другое – лично общаться с теми, у кого еще две недели назад была налаженная жизнь, планы, заботы, надежды, разочарования, а теперь они едят горячий суп от волонтеров, выбирают поношенную одежду из того, что собрали сочувствующие им немцы (а это реально горы, никогда раньше не видела столько одежды в одном месте), и селятся в жилых пеналах в пунктах приема или спешно освобожденных от вещей комнатах в квартирах берлинцев.

Большинство не говорит по-немецки и ближайшие как минимум месяцы, а то и годы полностью зависимы от немецкой государственной системы и милости незнакомых людей. В Украине они что-то делали, кем-то работали, а здесь оказались в ситуации вынужденных нахлебников: найти даже простую работу без языка очень сложно – да что там работу, в магазин сходить сложно, дипломы нужно подтверждать, мест в садиках не хватает даже немцам – короче, полное обнуление. И это не говоря о постоянном беспокойстве за тех, кто остался, о родителях, мужьях, братьях и сестрах, детях. И кого они не факт, что увидят снова.

Суп из одноразовой миски, чемоданы на грязном полу и чужая одежда. Так выглядят сломанные судьбы вблизи. По имеющимся данным, из Украины уже выехало больше двух миллионов человек.»

Оригинал здесь

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter