Рус
Eng

"Придем с ножами": феминистке Дарье Серенко угрожают расправой за антирасистский пост

"Придем с ножами": феминистке Дарье Серенко угрожают расправой за антирасистский пост
"Придем с ножами": феминистке Дарье Серенко угрожают расправой за антирасистский пост
9 ноября 2021, 10:10Общество
Известная российская феминистка, которая призывала отменить закон об экстремизме, сама стала жертвой крайне правых экстремистов.

Оголтелая расистская кампания в российских сосциальных сетях, вызванная дракой в Новых Ватутинках и не думает прекращаться после арестов подозреваемых и сообщений о том, что в инциденте принимали участие исключительно граждане России. Очередной жертвой этой кампании стала гражданская активистка Дарья Серенко, которая опубликовала в своем блоге такой пост:

«Русский мужчина забил до смерти свою сожительницу.

Лица славянской национальности устроили массовую драку после матча.

Выходцы из Сибири заняли треть рабочих мест на московской стройке.

Часто ли мы видим такие заголовки? Думаю, что нет. Что в них особенного? Я добавила к реальным новостям эээ некоторые уточнения (национальные, географические), стерев таким образом нейтральность первоначального посыла.

Но мы часто видим такие "уточнения" в отношении мигрантов и даже просто людей другой национальности, являющихся гражданами РФ. "Люди должны знать, кто именно совершает преступления", - скажут многие из вас. По разным данным, мигранты совершают 3-4 % от общего числа преступлений. Самая большая доля преступлений (в том числе в отношении женщин) приходится на безработных мужчин, являющихся гражданами России. Но выделяющий язык, дегуманизирующий язык, язык ненависти и исключения включается во многих СМИ и людях только в отношении мигрантов. Рассказывая об их преступлениях, мы подчёркиваем, откуда они. Рассказывая о преступлениях людей с конвенционально "русскими" именами, мы не делаем такого акцента.

Ненависть иррациональна. Фигура врага моделируется. Вражеское отношение по инерции может впоследствии формировать реальную вражду. Россияне, с ненавистью говорящие о мигрантских гетто, завтра сами могут отправиться на заработки в другую страну, где работодатель расселит их по таким же гетто, и ненависть они будут слышать уже в свой адрес от граждан другой страны.

Проблемы, связанные с мигрантами, упираются часто не в культуру, а в уровень жизни этих людей и в устройство городской политики. Сепарация вместо социализации ведёт к увеличению напряжения, ненависть ведёт к ненависти, язык формирует реальность.

Социальные проблемы должны решаться социальными методами. Не геттоизацией, уничтожением или изоляцией.

"В гостях так себя не ведут", - сказал тут на днях Сергей Собянин.

"Хозяева тоже так себя не ведут", - думаю я, стоя в очереди в магазине, где условно русский мужчина орёт на продавца из Узбекистана, что он "узкоглазое понаехавшее чмо"…»

Реакция отечественных расистов на эту публикацию была мгновенной и мощной. Только за несколько часов они провели:

2 ддос атаки на страничку Серенко;

Около 360 звонков на ее личный телефон;

Около 500 попыток взлома ее аккаунта;

Около 600 угроз в личку;

Около 700 комментариев с угрозами и «пожеланиями»…

Кроме того, злоумышленники сделали попытки оформить на Серенко 40 кредитов в разных банках, но не смогли, потому что свои данные Дарья держит в безопасности.

«За что? – спрашивает она. - За то, что я против ненависти?

Я одна из тех феминисток, кто не радуется применению закона об экстремизме даже в отношении поздняковцев. Ну объявили их экстремистской организацией - как это мне поможет вот сейчас?

Переживаю за мужа. Чувствую себя не очень хорошо. Я точно перенесу это легко, я привыкла уже (это здесь важно). Думаю, обращаться в полицию или нет…»

Обращаясь к своим многочисленным читателям, Дарья пишет:

«Сегодня из-за моего поста против ксенофобии мои соцсети, мой телефон и мой домашний адрес были слиты в очередном поздняковском ультраправом тг-канале. Оставим лирику и то, как я провела благодаря этому сегодняшний день, перейдем к главному: деанону налётчиков.

Они по-прежнему не очень умны и участвуют в налетах со своих реальных аккаунтов. Один из таких людей - Шабров Александр Сергеевич, работающий в больнице им. Святого Георгия. Давайте напишем в больницу Святого Георгия с просьбой разъяснить ситуацию по поводу гражданина Шаброва. Человек участвует в ультраправых налетах, где людям желают смерти, - думаете такой человек будет безопасен для пациентов? Я требую от больницы разбирательств по поводу ситуацию с Шабровым. Увольнение или наказание зарплатой - это не тюрьма. А гражданин Шабров должен понимать, что участвует сейчас в деятельности движения, признанного экстремистским.

На очереди у меня 6 деанонов, так что советую оставить меня в покое.

Представляете, я как феминистка и оппозиционная активистка ПРОТИВ того, чтобы Позднякова и его "Мужское Государство" (организация, признанная экстремистской на территории РФ) признавали экстремистами. Мои данные и аккаунты четырежды сливали Позднякову, но я все равно против, потому что закон об экстремизме в РФ используют в целях политического давления, он часть механизма репрессий. Позднякова не посадят, посадят каких-нибудь молодых глупцов для вида, которые "по приколу" травили феминисток для самоутверждения. Я им не сочувствую, но и тюрьмы им не желаю.

Именно поэтому я предпочитаю действовать сама, а не идти пока в полицию…»

Однако ни увещевания, ни угроза деанонимизации не остановили расистов. Утром Серенко пишет:

«Я не могу спать, так как у меня пятая волна атаки на телефон, и он звонит каждую секунду. И я не могу его выключить, так как мне надо рано вставать по будильнику.

Угрозы убить меня переросли в сообщения "мы в твоём дворе с ножом и перцовкой".

Пришлось временно закрыть Инстаграм, так как они наслали на меня волну проплаченных ботов, тысячи аккаунтов. Чтобы Инстаграм меня заблокировал.

Инстаграм удалил мне через час пост с деаноном того, кто мне угрожал, с объяснением "ваш контент призывает к насилию". Спасибо, Инстаграм.

Поздняков пишет про меня пост за постом.

Они хотят массово жаловаться на меня в прокуратуру якобы за то, что я оправдываю терроризм. Они откуда-то придумали историю, что я собираю деньги каким-то террористам-мигрантам. Я ничего не поняла. Я собираю деньги только фонду Гражданское содействие на помощь семьям беженцев. Но тут никакую логику искать не нужно.

У меня адски болит голова. Это самая сильная атака из всех, которые на меня были. Ситуация перевалила за несколько тысяч угроз. Везде…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter