Рус
Eng

Денег нет, на работу не берут... Как жить человеку, освободившемуся из заключения?

Денег нет, на работу не берут... Как жить человеку, освободившемуся из заключения?
Денег нет, на работу не берут... Как жить человеку, освободившемуся из заключения?
9 июля 2019, 22:52Общество
Российское государство делает все, чтобы отбывшие наказание преступники становились рецидивистами

Похоже, что российские власти никогда особо не заботил высокий уровень преступности в стране – ни сегодня, ни полвека назад, ни даже полтысячи лет назад! Во всяком случае, никаких особых мер по профилактике преступлений власти страны не предпринимали.. Государство брало на себя приятную во всех отношениях заботу жестоко наказывать нарушителей закона, а потом – да хоть трава не расти! Вот, что написал в своих заметках о России в 1553 году (то есть во времена правления Ивана Грозного) английский путешественник Ричард Ченслор:

«Я слышал как один русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на свободе, если бы только там не было сильного битья. В тюрьме они получают пищу и питьё без работы, ровно как и милостыню от благорасположенного к ним народа. На свободе же они ничего не получают».

Неудивительно поэтому что пресловутый уровень преступности в стране снижаться и не думает. Лишнее подтверждение тому пост журналиста и правозащитника Ольги Романовой:

«Откуда берутся преступники. Вот Саня Королёв. Он освободился в марте, а посадили его в 1996 году. Он покинул один мир, и вышел в совсем другой. Ему на выходе дали одну тысячу рублей. И надзор. То есть он не может выехать за пределы Тутаева Ярославской области (40 тыс население) - это мы сейчас к нему приехали. Работы нет. С биржи труда его уже выкинули. На работу не берут - судимость. Ни на какую не берут. В дворники не берут. А между тем Саня сварщик второго разряда. Но нет - судимость. И что ему делать? Ему есть-пить-жить надо? Надо. И как? Ну ладно, у нас благотворительный фонд, оденем-обуем, колбасы-чаю выдадим. А потом? А дальше? Ну вот именно. Нет у нас никакой ресоциализации. Общество и государство само толкает человека на преступление. И не надо спрашивать, за что он сидел. Он уже отсидел. Всё...»

Нужно обладать поистине сильной волей, чтобы в такой ситуации найти легальный выход из положения. Многие ли могут похвастать этим качеством? Вряд ли. Поэтому и не собираются пустовать наши тюрьмы и лагеря, поэтому и уровень преступности в России – один из самых высоких в мире.

Сердобольные комментаторы поста Романовой принялись давать советы Королеву.

Так Саша Мысленков написал:

«Всё, что я знаю про Тутаев - это то, что город туристический, Золотого кольца. Не Ярославль, конечно, но всё-таки какие-то туристы там есть. Поэтому единственное, что мне приходит в голову - сувениры. Мастерить своими руками поделки, любые. Кстати, железные стоят дороже. Если он сможет из металла делать любые фигурки, простейшие - может попытаться сбывать их продавцам сувениров. Нет, я понимаю всю утопичность моей мысли. Туристов в Тутаеве не так много, и наверняка сувенирный рынок уже весь занят. Но больше я ничего придумать не могу. Нет там работы в Тутаеве никакой. Только туристы, автомобильные из Москвы, и другие...»

Лариса Колобанова обратила внимание на другой род деятельности, который подходит в этой ситуации:

«Квартирные ремонты, сварка у ИП-шников, сборка мебели. Не раз видела людей худых и в наколках на таких работах - мне даже говорили - он сидел. Есть работа без офиц трудоустройства - были бы руки и не было бы вредных привычек...»

А Эдуард Михайлов обратил внимание на ту самую волю, которой так часто не хватает тем, кто хочет сойти с преступной дорожки:

«Если воля к новой жизни сильна, все у Сани будет хорошо. Пусть выходит в сеть, знакомится, общается, набирает информацию, из которой что то непременно поможет ему в жизни. Что касается Руси, и лично Ольги Евгеньевны, то если бы не они , мне было бы оооооочень сложно адаптироваться...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter