Рус
Eng
Фем-активизм стучится в закрытую дверь российской политики

Фем-активизм стучится в закрытую дверь российской политики

9 марта , 09:45Общество
8 марта в Гайд-парке «Сокольники» прошел митинг-концерт в честь международного Дня женской солидарности и борьбы за права. Организаторами митинга выступила инициативная группа «Мы Сёстры Хачатурян», образовавшаяся как спонтанное независимое гражданское объединение, выступающее за освобождение трех сестер Хачатурян.

Софья Русова

Желающих помитинговать за права женщин оказалось так много, что очередь на вход перед рамками досмотра тянулась длинным хвостом и после начала митинга. Среди пришедших поддержать гендерную повестку была в основном молодёжь: студенты, активисты разных феминистских групп. Присутствовали и люди более старшего возраста и даже пожилые, но они были в явном меньшинстве.

Photo:Софья Русова

До начала официальной части митинга, пока участники проходили полицейский досмотр на входе в гайд-парк активистки из различных фем-групп провели танцевальный флешмоб, держа плакаты со своими требованиями и лозунгами.

Photo:Софья Русова

На митинге обсудили различные формы дискриминации женщин, сексизма, домашнего насилия и домогательств. Главными требованиями стали освобождение сестёр Хачатурян, Юлии Цветковой и других несправедливо обвинённых женщин и жертв политических репрессий. В митинге приняли участие блогерка Александра Митрошина, феминистка и журналистка Залина Маршенкулова, участницы проекта Fem Talks: Настя Красильникова и Екатерина Денисова, депутат Дарья Беседина, активистка Лейла Морозова, участницы движения «Мы – сёстры Хачатурян» Дарья Шипачева и Эмилия Григорян, художница и поэтесса Дарья Серенко, юристка Татьяна Сухарева, участницы движения «Психология за права человека» Ольга Размахова и Анна Край.

Photo:Софья Русова

Открыла митинг музыкальная группа из Санкт-Петербурга “Ритуальные услуги”: девушки из группы пели песни и читали стихи. Многие из пришедших знали слова наизусть.

В самом Петербурге в этом году акция 8 марта оказалась под запретом. Активисткам, пытавшимся организовать митинг отказали под предлогом проведения другой акции - “Сильное плечо”, которую в результате так никто и не провел. Несмотря на запрет, девушки все равно вышли на улицы с плакатами на Невский.

Ведущая митинга в московских Сокольниках Екатерина Патюлина отметила, что после флешмоба #ЯНеБоюсь Сказать, который прошел в 2016 году, наметился прорыв в феминистском движении. “Сегодня нас точно больше, чем в прошлом году. За каждой акцией, которую мы сделали в этом году стоит солидарность сотен и тысяч наших граждан. Одна из акций, которая нас объединила - это чудовищный процесс над сестрами Хачатурян и история их жизни и многолетнего насилия в семье”, - отметила активистка.

Дарья Шепачева, автор телеграм-канала “Мы сестры Хачатурян”, на который подписано более двух с половиной тысяч человек, рассказала о том, как получилось, что она пришла в политику: “Я ужасная трусиха.Только отгремело дело Ивана Голунова и тут новый удар - 14 июня 2019 года сестрам Хачатурян предъявили обвинение в убийстве отца. И 19 июня я завела канал “Мы сестры Хачатурян”. В тот же день вместе с сотнями других женщин я вышла на пикетную очередь к Следственному комитету в поддержку сестер. Активизм - это не только про страх и про борьбу, это также про поддержку и сестринство, про радость и тепло. Я надеюсь, что несправедливость когда-нибудь закончится и мы победим. Фем-активизм это серьезно. Это сложно и больно. Но это - источник тех перемен, которые нам так нужны. Дело Хачатурян стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения”.

Екатерина Патюлина напомнила о личной истории харассмента с которым она столкнулась, работая в штабе Алексея Навального: “Я в этой организации ко всем относилась хорошо и не хотела вредить развитию. Честно говоря мне, и сейчас не очень удобно ее поднимать - мне говорят, что есть темы поважнее”.

Правозащитница и юристка Татьяна Сухарева рассказала о деле краснодарской активистки Дарьи Полюдовой, которая находится в СИЗО по обвинению в оправдании терроризма и призывах к сепаратизму и деле Натальи Джурило. Известный кондитер обвинил Наталью Джурило, бывшую с ним в любовных отношениях, в вымогательстве и угрозах. Суд приговорил ее к семи с половиной годам колонии.

Переходя непосредственно к теме митинга, Сухарева сказала: “Одно из самых ярких событий минувшего месяца - это то, что наконец Харви Вайнштейн признан виновным. Это важный прецедент, когда осуждено то, что казалось нормальным, обыденным. Мужчины в нашей стране хором поддерживают Вайнштейна и в этом я вижу единство “запутинцев” и “навальновцев”, патриотов и либералов, больших начальников и безработных. Что их объединило? Страх отвечать за то, то раньше оказывалось безнаказанным. Мужчины используют свою власть против женщин. Ничего не изменилось с древних времён патриархата”.

На вопрос в толпу о том, кто сталкивался с проблемой домогательств в той или иной форме почти все подняли руки вверх.

На митинг приехала и активистка, инициатор флешмоба #ДайтеМнеДышать из Санкт-Петербурга Лейла Морозова. Женщина успешно работала на телевидении, родила двоих детей, но несколько лет назад узнала о страшном диагнозе - муковисцидозе.

“Каждый день моей жизни был борьбой - я не хочу быть молчаливой представительницей "нацменьшинства", я не хочу быть молчаливой жертвой насилия, которое я пережила, я не хочу быть молчаливым человеком с инвалидностью. Семь лет назад я стала матерью сына, а пять лет назад я родила дочь. И тогда же нам поставили прогрессирующий практически смертельный диагноз. И вот тогда я поняла, что мать с обычным ребенком очень сильно отличается от матери с особенными детьми. Потому что ей не позволено ничего - не улыбайся, не смей красить губы, не смей говорить, то ты счастлива, если у тебя дети-инвалиды, не смей баллотироваться в муниципальный депутат. Чушь… Я доказывала каждый день, то это все чушь. Но я не знала, что главная моя борьба начнется буквально три месяца назад. У обоих моих детей муковисцидоз. Это редкое заболевание, у которого может оказаться у любого. На “загнивающем” Западе люди с таким диагнозом живут до 40-50 лет. В нашей стране, имея базовую терапию и антибиотики, у моих детей есть шанс дожить до 20. Три месяца назад эти антибиотики пропали. И мы начали войну за жизнь и войну за лекарства”.

Художница и поэтесса Дарья Серенко зачитала манифест, который она написала специально к 8 марта. Вот часть из него (прим. - полный текст манифеста Серенко выложила на своей странице в социальной сети): “8 марта для меня - это день памяти о тех женщинах-феминистках, многие из которых умирали и сидели в тюрьмах, чтобы я могла сейчас получать образование, голосовать, работать, иметь право на собственность и на развод. Нам сегодня часто говорят, что вот какие-то стародавние феминистки занимались реальными делами, а мы просто с жиру бесимся. Изучив достаточное количество статей и книжек, я обнаружила, что и “стародавних феминисток” обвиняли в том же самом - в бесполезной и выдуманной борьбе с выдуманными проблемами. 8 марта для меня - это день разговора о том, что гендерное неравенство в нашей стране всё ещё существует: об этом свидетельствуют мировые индексы, мы примерно на 70 месте из всех стран (а по некоторым шкалам и ниже). Россия входит в список стран, чьи законы хуже всего защищают женщин от насилия - домашнего и сексуального”.

В ходе митинга многие выступающие передавали слова поддержки киргизским активисткам: 8 марта в Кыргызстане мужчины в масках и национальных головных уборах напали на участниц марша за права женщин. Местные милиционеры долго не вмешивались в конфликт, а затем вместо нападавших задержали организаторов и участниц марша. Досталось и журналисту, снимавшему происходившее: милиционеры несколько раз ударили его и увезли в участок.

В целом правозащитники, работающие с гендерной проблематикой, давно отмечают, что в России отсутствуют базовые наборы законодательных мер, необходимых для защиты женщин, такие как закон о профилактике о домашнего насилия, закон о преследовании, в учреждениях не приняты корпоративные кодексы, в которых было бы прописано, что такое харассмент. Россия до сих пор не присоединилась к Конвенции Международной организации труда о насилии. Резко ухудшилась ситуация и с домашним насилием: только на Всероссийский телефон доверия для женщин за помощью в прошлом году обратилось 34 517 человек, при этом в 2016 году эта цифра была значительно ниже.

Правда, всеръез политический бомонд России отечественных феминисток не воспринимают. Считается, что пока борьба за права женщин - удел ничтожного количества маргиналок. Однако ситуация быстро меняется и не исключено, что власть может проглядеть тот момент, когда из разрозненных групп протеста родится новая общественная сила.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter