Рус
Eng
Ловкость рук: как мародёр под видом журналиста обобрал знаменитого художника

Ловкость рук: как мародёр под видом журналиста обобрал знаменитого художника

8 августа 2019, 11:47Общество
Под предлогом оказания материальной помощи злоумышленник забрал работы у пожилого доверчивого художника и скрылся.

Грустную историю, которая ещё далека от завершения, рассказала в своём блоге художник Ирина Драгунская:

«В этом тексте будет много горя и доброты, бескорыстной помощи и беспомощности, жизни и смерти. И мародерство тут тоже будет, увы… и я очень прошу вас прочитать до самого конца.

Но пока нам надо вернуться в далекую зиму 2014 года. У Ирины Павловны Захаровой, художницы, выучившей многие поколения полиграфовцев, личности совершенно легендарной, произошёл тяжелый инсульт; несколько дней она была между жизнью и смертью, и в эти дни скоропостижно умер её младший сын Пётр, ему было всего сорок лет.

Многие ученики Ирины Павловны в это тяжкое время сплотились вокруг своей учительницы, думая, как действенно помочь ей выкарабкаться и пройти реабилитацию, как поддержать ее сильно немолодого мужа, академика Анатолия Бородина. Я как сейчас помню эту снежную жижу под ногами, бетонную коробку больницы, маленькую худую руку Ирины Павловны на одеяле. Как мы внушали сиделке, что нельзя говорить «бабушка», а надо по имени-отчеству.

Все это казалось кошмарным сном: вечно подвижная, весёлая Ирина Павловна лежит в коконе болезни, а мы, привыкшие её слушаться – растеряны, мечемся… В первые дни неоценимую помощь оказал Алексей Викторович Свет, взяв ситуацию с лечением под свой контроль. Вообще, Ирине Павловне в эти тяжелые пост-инсультные годы щедро возвращалось добро, которое она всю жизнь делала людям. Нам, её ученикам, помогала тьма народу: известные и не очень, состоятельные и совсем небогатые – все спешили прийти на помощь. А средств было нужно немало: на массажи, анализы, врачей… на специальный матрас, лекарства и витамины, на сиделку и лечебное питание.

В тот момент, когда мы решили, что лучшим выходом будет не стоять с протянутой рукой, а дать возможность мужу И.П. продавать свои гравюры, нам на помощь бросилась Божена Рынска, и за месяц было продано работ более, чем на миллион рублей! Вся помощь Божены, хочу подчеркнуть, была совершенно бескорыстна, она и сама купила несколько листов.

Таким образом, всё обошлось без обычных для таких сборов унижений; нет, наоборот! Академик Бородин почувствовал себя нужным, востребованным, что, конечно, продлило ему жизнь и дало силы бороться за здоровье своей жены. А сколько разных людей помогало репостами?! Люди, диаметрально разных взглядов, не дружащие, а подчас и враждующие в обычной жизни… Бесценный опыт сопереживания и поддержки получили тогда мы все. Стало не так страшно жить, не так зябко на вечно-колючем русском морозе.

К чему я это рассказываю пять лет спустя? А вот к чему: вокруг всего хорошего со временем начинает роиться и не очень хорошее, пользуясь ситуацией, ища своих выгод. Тут мы и приходим к новому для нас имени: Алексей Шульгин. Этот человек (журналист, пишущий о художниках, завсегдатай мастерских и вернисажей), 9 января 2015 года договаривается прийти к Бородину и взять 10 (десять) работ, чтобы предложить их какому-то (имя не оговаривается) коллекционеру. В конце января 2015 года Шульгин лайкает страницу «Авторских оттисков», он в курсе обширной рекламы и всего, что происходит в жизни Бородина.

Январь. Шульгин приходит к Бородину под предлогом написать новую заметку в журнал «Юный художник», что очень приятно Анатолию Владимировичу. Шульгин и Екатерина Софронова (его жена) посещают мастерскую Бородина и Ш. берет «на реализацию» 13 работ, оговаривая цену 10 тыс. руб, за каждую. Екатерина Софронова делает съёмку встречи (список работ, написанный рукой Бородина имеется в нашем распоряжении). Придётся оговориться: Анатолий Владимирович не брал у Шульгина никакой расписки, зачем, ведь это – всем известный человек, его же «все знают»! Вообще, Анатолий Владимирович на волне своего успеха все видит в розовом свете, все ему видятся ангелами.

12 февраля 2015 года Софронова публикует альбом с 24 фотографиями из мастерской Бородина. На фото в том числе сам Алексей Шульгин, отбирающий работы, а на столе лежит список взятых работ, написанный рукой Бородина. Шульгин исчезает. Работ нет, денег нет, на связь не выходит. Бородин думает, что с Шульгиным что-то случилось ведь не может нормальный человек пообещать помощь и пропасть?!

19—20 июля. Мы проводим небольшое следствие по открытым источникам и находим фейсбук Алексея Шульгина, а также его телефон, который получаем в редакции журнала «Агротех», где он давно не работает. Находим контакты жены Шульгина — фотографа Екатерины Софроновой. Пытаемся поговорить с Софроновой. Софронова даёт телефон Шульгина ещё раз и больше на контакт не выходит. (Все неприятные переговоры ведет Оля Любич, огромное спасибо ей за это!) Алексей Шульгин меж тем жив и здоров, но не подходит к телефону, вот странно, да?

22 июля. Олег (бывший ученик Ирины Павловны и Бородина) пишет Шульгину: "Здравствуйте, Алексей! Меня зовут Олег Иванов, я ученик А.В. Бородина. Сегодня он позвонил и уполномочил меня встретиться с вами для передачи средств, которые вам удалось выручить от реализации оттисков. Пожалуйста, перезвоните мне. Надо встретиться, я тоже проживаю в Чертаново." Ответа нет. Молчание.

22 — 24 июля. Елена Юрьевна Герчук рассказывает эту историю известному коллекционеру Михаилу Алшибая. Тот знает Шульгина, к тому же, когда-то Шульгин продал Алшибая гравюры Бородина в коллекцию. Алшибая обещает воздействовать на Шульгина.

24 июля. Шульгин меняет аккаунт на фейсбуке.

27 июля. Шульгин разговаривает с Олегом по телефону. Многократно упоминает слово «репутация». Также Шульгин звонит Бородину и обещает неопределенное, говорит, что работы «пока не продались». В результате на встречу с Олегом так и не является.

Август. Далее Ш. снова исчезает. Бородин отказывается подавать заявление в полицию и плюет на потерянные работы и деньги. У него просто нет ни сил, ни здоровья. Видимо, на это и был расчёт Шульгина: вымотать старика.

Прошло несколько лет.

2017 год 20 ноября умерла наша Ирина Павловна.

2018 3 августа. Анатолий Владимирович Бородин скончался. Всего на 9 месяцев он пережил свою жену, не смог без нее.

2019 18 июля. Некая Екатерина выкладывает оттиски Бородина на продажу. На АВИТО! 10 оттисков по 7 тыс. руб. каждый. Примерный адрес сходится с местом проживания Шульгина. Лоты продаж Екатерины включают услуги фотосъёмки и совпадают с фотоработами Екатерины Софроновой, выложенным в её аккаунте на фейбсуке.

2 августа. Готовя материалы к годовщине мы смотрим распространение работ Бородина в сети и случайно натыкаемся на это объявление на Авито. Сказать, что мы испытали? Думаю, вы и сами понимаете.

3 августа. Законный наследник, Павел Бородин, звонит Екатерине, сообщая, что у него есть доказательства кражи работ и грозит обратиться в полицию. Екатерина говорит, что это шантаж и у него нет доказательств. Несмотря на это, объявление о продаже работ исчезает. Тут же.

7 августа. Я пишу этот текст. В надежде на что? Да без особых надежд. Мы хотим одного: чтоб ни один беззащитный старик-художник больше не пострадал. Чтоб все друзья Шульгина прочли эту историю и сделали выводы.

Чтоб зло было названо своим именем.

...Но вообще-то работы надо бы вернуть, как считаете?»

На фото: А.В.Бородин показывает гравюры Алексею Шульгину (фото Е. Софроновой)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter