Рус
Eng
Академик Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Александр Железняков

Академик Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Александр Железняков

8 июля 2015, 00:00
Общество
Юлия Новицкая
Очередным этапом реформирования ракетно-космической отрасли станет децентрализация, заявил вчера в Совете Федерации глава Роскосмоса Игорь Комаров. Порядка 80 предприятий отрасли станут акционерными обществами со своим управлением, что поможет, помимо прочего, привлечь финансирование. Напомним, начало реформы российско

– Александр Борисович, отечественная космонавтика, похоже, вошла в полосу неудач. Но обвинения в адрес руководства отрасли чаще звучат не от тех, кто занимается разработкой космической техники, а от политиков...

– Больше всего говорят те, кто имеет довольно отдаленное отношение к космонавтике. Конструкторы же предпочитают работать, пытаясь выяснить причины аварий. И выработать меры, чтобы не допустить их повторения в будущем. Все как обычно, кто-то занимается болтовней, а кто-то – делом. Увы, но так было, так есть и так будет.

– Мы окончательно лишились главного козыря – надежности в доставке грузов и экипажа на орбиту? Имидж испорчен?

– Положение дел в ракетно-космической отрасли действительно сложное. Критическим его назвать пока нельзя, но мы «уверенно» движемся в этом направлении. Самое страшное, что мы не учимся на собственных ошибках. Кризисное состояние отрасли мы обсуждали и два года назад, когда «Протон» упал вскоре после старта, и год назад, когда произошла предыдущая авария этого носителя. Тогда тоже метались молнии, гремел гром, вырабатывались меры, чтобы не повторить подобные происшествия в будущем, устранялись неполадки, усиливался контроль качества. Но проходил месяц, другой, и вновь начиналось восхваление отечественной космонавтики. А остальным «иронично» предлагали использовать батут для запуска своих спутников. А потом происходила новая авария, и выяснялось, что батут скоро придется использовать нам. Но имидж России, к счастью, испорчен не до конца. Чтобы улучшить ситуацию, нужно в самое ближайшее время подтвердить наше пошатнувшееся реноме – провести несколько полностью успешных запусков. Если это удастся, то в какой-то степени мы исправим ситуацию.

– На днях Госдумой принят закон о создании госкорпорации Роскосмос. И снова слышим, что «реформа российской ракетно-космической отрасли России вышла на новый виток». Как в это сложнейшее время перекраивания всего и всех, сопровождающееся сменой руководства, сокращениями, слияниями космической отрасли, продолжать заниматься своей работой и безаварийно совершать запуски?

– Признаюсь, мне уже надоели эти заклинания про «новый виток», про «очередной этап» реформы. Пора переходить от общих слов к конкретным делам. Причем, не на организационном, а на практическом уровне. Кстати, я не думаю, что госкорпорация – это наилучший выход из нынешней кризисной ситуации. Конечно, когда происходят постоянные изменения, сокращения, слияния, работать очень и очень непросто.

– По каким критериям теперь будут распределяться заказы? Во всех странах мира, включая столь любимый сейчас российскими чиновниками Китай, заказчики в космической отрасли отделены от исполнителей. У нас же они будут в одном лице.

– Когда создавалась Объединенная ракетно-космическая корпорация (ОРКК), отделенная от Федерального космического агентства, одной из причин тогдашнего решения как раз и называлась необходимость разделить функции заказчика (и контролера качества) и исполнителя. И это было правильное решение. Хотя создание исполнителя в лице промышленного «монстра» мне и тогда казалось весьма спорным решением. Сейчас мы получаем и исполнителя, и заказчика в одном лице. С учетом же того, что деятельность госкорпораций сама по себе не прозрачна, мы можем не только не решить существующие проблемы, но и породить новые. На мой взгляд, правильнее было бы дать возможность связке «ОРКК – агентство», коль уж она была создана, поработать годик-другой и лишь затем принимать решения.

– На ваш взгляд, эта новая реформа дает ответ на вопрос – что будет дальше с ракетно-космической отраслью?

– К сожалению, не дает. Все, что пока мы слышали из уст руководителей обновленного «Роскосмоса», носит чисто декларативный характер, «углубить и расширить». Ничего конкретного. Пока будущее отечественной космонавтики выглядит не очень оптимистичным, как хотелось бы.

Фото: EPA

– Основной версией причин последних неудач считаются снижение качества производства, падение квалификации работников отрасли, нарушения технологий и т.д. Вы с этим согласны?

– Кадровая проблема на предприятиях ракетно-космической отрасли сейчас остра как никогда. Уходят «старики», на которых в постсоветский период держалась отрасль, приходит молодежь. Причем приходит не с той подготовкой, которая была некогда. У нас серьезные проблемы в системе образования, это уже общегосударственная проблема. Да и психология у людей сегодня другая. Никто не собирается работать даром. А иную мотивацию, помимо денежной, мы предложить не можем.

– Сегодня все чаще в качестве причины неудачных запусков высказывается еще одна версия – возможные диверсии...

– Не все пуски были успешными и раньше. При этом надо учитывать, что в период с 2005 по 2009 год мы производили на четверть меньше запусков, чем в следующие пять лет. Таким образом, получается, что аварийность российских ракет осталась приблизительно на том же уровне. Но человек так устроен, что плохое забывает быстро. Поэтому нам и кажется, что раньше ракеты почти не падали. Теперь о возможных диверсиях: подобные предположения мне кажутся абсурдными. Зная состояние отрасли, могу сказать, что всеобщий пофигизм, простите меня за непарламентское выражение, пострашнее любого диверсанта. Самое простое найти «внешнего врага» и списать на него все свои просчеты и недочеты. Давайте начнем с себя, и тогда сами собой отпадут все эти версии.

– Если посмотреть в процентном соотношении статистику за лет десять–двадцать, в нашей стране больше неудачных запусков, чем в США и Европе? У нас ведь летают проверенные ракеты, а у наших иностранных партнеров еще и те, которые находятся в стадии испытания…

– Ни одна страна в мире, занимающаяся космической деятельностью и располагающая собственными средствами выведения, не может похвастаться полным отсутствием аварийных пусков. Действительно, чаще всего гибнут ракеты, которые только начинают свою «летную историю». В США и Европе аварии происходили в основном с ракетами, которые проходили летные испытания – «Афина», «Таурус», «Фалкон-1», «Альтаир». Хотя и там бывали исключения. В конце 1990-х – начале 2000-х годов несколько летных происшествий имели место и с европейскими «Арианами». Вместе с тем за последние годы аварии с серийными ракетами редки. «Атлас» летает безаварийно с 1993 года, а «Ариан» – с 2002 года. Завидная статистика. Тут сравнение явно не в нашу пользу.

– Может ли причина нынешнего состояния отрасли быть в том, что с 2004 года возглавляли эксплуатанты, а не производственники, а над отраслью стояли и вовсе гуманитарии?

– Хороший конструктор может стать хорошим эксплуатантом, а вот хороший эксплуатант хорошим конструктором не станет никогда. Это одна из причин, почему мы в XXI веке потеряли свои позиции в космосе. Боюсь, что и в новом Роскосмосе после его преобразования в госкорпорацию, конструкторы будут не на лидирующих позициях. А взгляды эффективных менеджеров слишком «прагматичны», чтобы «стремиться к звездам». Мы еще не скоро осознаем пагубность такого положения вещей. Хорошо, если будет не поздно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter