Рус
Eng
Вопрос дня: должны ли вузы давать скидки за дистанционное образование студентов?

Вопрос дня: должны ли вузы давать скидки за дистанционное образование студентов?

7 октября , 13:29ОбществоPhoto: Медиахолдинг 1Mi
Из-за эпидемиологической ситуации вузы вновь могут перейти на онлайн-обучение. Некоторые уже частично перевели студентов на дистанционку. В связи с этим возникают справедливые вопросы — может ли дистанционное образование быть качественным и почему оно стоит столько же, сколько очное?

Дарья Вознесенская

Министерство науки и высшего образования РФ пока не рассматривает вопрос о переводе всех вузов полностью на дистанционную форму обучения. По словам министра Валерия Фалькова, ситуация динамична и все зависит от эпидемиологической обстановки в конкретном регионе. «Мы мониторим ситуацию в ежедневном режиме по каждому из регионов», — сказал он.

В большинстве случаев вузы самостоятельно принимают решение о формате обучения. Например, в Башкирии занятия в высших образовательных учреждениях очно посещают только первые курсы бакалавриата, специалитета и магистратуры, пишет Mkset.ru. Остальные учатся онлайн.

В связи с этим у многих возникает вопрос: почему за дистанционное образование нужно платить столько же, сколько за очное? Так, уфимка Ольга Михайлова, сын которой учится в УГАТУ за 100 тысяч рублей в год, попросила сделать перерасчет в связи с переходом на онлайн-обучение. «Закрыли всех дома, студенты расслабляются. Ни о какой учебе речь здесь не идет. Можно подключиться к лекции и дальше спать или заниматься своими делами. Онлайн-образование дешевле, заочное обучение дешевле. Так почему мы платим также?», — возмущалась она.

Однако вуз отказал уфимке в перерасчете, так как «все занятия проходят по расписанию и знания передаются в полной мере». Начальник отдела развития информационных образовательных технологий другого вуза — БашГУ — Наиль Байрамгулов полагает, что требование о перерасчете в любом образовательном учреждении республики неправомерно.

Директор института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина, напротив, считает, что вопрос о перерасчете поставлен справедливо. По ее словам, сейчас во всем мире идет диалог о том, как правильно просчитать издержки при переходе на дистанционку.

«Этот вопрос очень серьезный, потому что дистанционное образование у нас не приравнено к заочному. Дистанционное образование всегда считалось технологиями, и никаких понижающих коэффициентов в зависимости от технологий не установлено. Более того, вузы сегодня вынуждены очень много инвестировать в создание онлайн-продуктов — курсов, модулей, проверки работ. Кроме того, вузы сейчас вынуждены инвестировать в переоборудование общежитий, чтобы студенты могли учиться, в том числе, и в общежитиях удаленно. Потому что многие вузы отметили, что 1 сентября не все студенты смогли вернуться — даже из регионов России», — рассказала Абанкина в разговоре с «Новыми Известиями».

При этом она отмечает, что, действительно, дистанционные технологии могли бы быть дешевле. Но вопрос достаточно сложный, так как дистанционное образование не равно заочному — студенты продолжают обучаться в ежедневном режиме, взаимодействуют с преподавателями, выполняют задания. «Соответственно, это дополнительные расходы, которые закладывает университет. Например, для того, чтобы оплатить возможности связи. Все знают, насколько дорого проводить занятия в Zoom. Сейчас уже вузы переходят на другие платформы, но они тоже не бесплатны. Очень многие российские платформы, которые весной были предложены, не выдерживают напряжения в массовый пик. В таком режиме случалось много обвалов, очень многое не масштабируется», — добавила Абанкина.

Сейчас многое в качестве полученных знаний зависит не только от студентов, которые зачастую любят халяву, но и от преподавателей. Допущенные ошибки на выходе могут вырастить поколение плохо образованных кадров.

«Раньше преподаватель мог реально оценить каждого обучающегося, его реальный уровень знаний, узнать, на что студент вообще способен, акцентировать внимание на слабых его сторонах. В процессе дистанционного обучения сделать это достаточно проблематично. Преподаватель не может только через экран своего компьютера оценить студента. К тому же у студента теперь больше возможности „списать“, „обмануть“», — говорит заведующий кафедрой судебной медицины БГМУ Айрат Халиков.

Профессор и преподаватель Нижегородского института управления — филиала РАНХиГС Андрей Дахин соглашается, что возможность списать существует, но есть и другие методы для выяснения знаний студента. «Можно провести собеседование, как это было и в очном формате. Можно провести разговор со студентом по теме. Тогда все сразу станет понятно», — полагает он.

Штатный преподаватель кафедры журналистики в БашГУ Юлия Саитбатталова отметила, что дурной пример студентам показывает несерьезное отношение некоторых преподавателей к дистанционному обучению. По ее словам, многие студенты в итоге считают, что онлайн-лекции можно игнорировать. «Не секрет, что некоторые не стремятся проводить полноценные занятия… Впрочем, мне кажется, что эти люди и при контактной работе не особо, скажем, напрягались», — говорит она.

«Соглашусь, что от преподавателей тоже очень много зависит. Насколько правильно он подберет современный формат, включающий оперативную связь, возможность проверки работ, серьезного консультирования при выполнении заданий, оказания помощи не в группе, а буквально каждому из студентов. Здесь уже общей проверкой контрольной не обойдешься. Надо помогать в построении индивидуальной образовательной траектории», — добавила директор института развития образования НИУ ВШЭ Абанкина.

Дахин считает, что для улучшения качества дистанционного образования необходимо менять нагрузку на преподавателей, чтобы она была адекватной. «Дистанционные форматы могут работать, но при этом должен существовать другой расчет затраты времени, затрат труда преподавателей. Сохранять старую сетку, как при очном формате работы, значит перемешивать кислое со сладким. Конечно, это будет снижать репутацию. Если делать все по уму, то для дистанционного обучения нужна новая сетка работ. Одна из задач, которая стоит в этом случае, — это сокращение количества студентов на одного преподавателя. Продуктивности нет, если группа 30 человек, а преподаватель один. Нужно идти к сокращению, чтобы преподаватель мог с каждым студентом проработать тему. Необходимо не только проинформировать студента, но и воспитать его, сформировать гражданскую и жизненную позицию. А это требует дополнительного времени», — рассказал он в беседе с «Новыми Известиями».

Другой вопрос, который встает в связи с переходом на дистанционное образование, — а как быть с теми, чьи профессии подразумевают личное присутствие, практические занятия? В будущем нас будут лечить врачи, которые получили только онлайн-знания?

«Это, конечно, более сложная вещь. Там, где обязательным является присутствие в какой-то специально оборудованной лаборатории, использование каких-то специальных средств, инструментов, я думаю, что решение проблемы в малых группах», — говорит Дахин.

«В будущем, если все так продолжится, многие профессии претерпят изменения, а живое общение станет роскошью, недоступной для основной массы населения», — считает кандидат социологических наук Тимур Мухтаров.

Пока в России еще не определились с форматом обучения на ближайшее время, в Бразилии уже разработали рекомендации по организации учебного процесса в 2020–2021 гг. В частности, удаленный режим обучения в школах и вузах советуют продлить до декабря следующего года. При этом предыдущие полгода онлайн-обучения выявили ряд серьезных проблем: бедные семьи не могут позволить себе компьютеры и интернет. Поэтому еще в мае в стране стартовала кампания по сбору старых гаджетов — для передачи их нуждающимся детям. Но таких оказалось слишком много…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter