Рус
Eng

«Нам не стыдно...» Осужденные за смерть младенца врачи в шоке от зловещего приговора

«Нам не стыдно...» Осужденные за смерть младенца врачи в шоке от зловещего приговора
«Нам не стыдно...» Осужденные за смерть младенца врачи в шоке от зловещего приговора
7 сентября, 11:53ОбществоФото: Соцсети
Калининградских врачей Белую и Сушкевич приговорили к 9 и 9,5 года тюрьмы по обвинению в убийстве недоношенного младенца.

Иван Зубов

Как уже сообщили «Новые Известия», Московский областной суд приговорил к девяти годам лишения свободы Элину Сушкевич и к 9,5 годам колонии Елену Белую по делу об убийстве недоношенного ребенка. Следствие заявляло, что в ноябре 2018 года у гражданки Узбекистана в роддоме появился недоношенный ребенок (массой 700 граммов), и и.о. главврача Елена Белая якобы решила его убить, чтобы не портить статистику, а врач-реаниматолог Элина Сушкевич по ее приказу ввела ребенку магнезию.

Медики не признали вину, за них вступилось Российское общество неонатологов, их поддержал также глава Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, которые заявили, что выживаемость младенцев на таких сроках составляет 5-10%.

В 2020 году присяжные в суде оправдали Сушкевич и Белую, они пришли к выводу, что факт введения ребенку сульфата магния, якобы вызвавшего смерть, не был доказан. Однако в мае 2021 года решение отменили и дело передали из Калининграда в Москву. Прокуратура затребовала для женщин по 13 лет колонии.

В своем последнем слове Белая сказала, что считает вердикт присяжных несправедливым, так как «на них оказывалось давление».

Сушкевич же в своем последнем слове заявила, что у суда «имеются все возможности вынести оправдательный приговор, распустить коллегию присяжных и направить дело на пересмотр»: «Я никогда не говорила, что у ребенка не было шансов. Был. Но меня вызвали слишком поздно. Какое бы решение не принял суд я не убивала ребенка Ахмедовой. Я не вводила магнезию. Мне не стыдно смотреть в глаза знакомым, коллегам, родителям и проч. Мне не стыдно смотреть в глаза родителям моих пациентов. Прошу вынести суд оправдательный приговор», - цитирует подсудимую канал RTVI.

Однако во вторник 6 сентября суд признал их виновными. Кроме огромных сроков заключения, суд еще и запретил обеим заниматься врачебной деятельностью в течение трех лет. Действия Белой квалифицированы судом как организация убийства малолетнего, действия Сушкевич - как исполнение убийства. Осуждённые врачи не признали своей вины. Их адвокат сообщил, что врачи обжалуют приговор.

Экпретиза не выдерживает никакой критики

Адвокаты защиты считают, что председательствующий судья, нарушил все основополагающие принципы судопроизводства. «Это объективность суда, его беспристрастность, презумпция невиновности подсудимого, состязательность и равноправие сторон. А суд – последняя инстанция для человека, где он может защитить свои права и найти справедливость. Других инстанций больше нет», – отмечает адвокат Виктор Бородин.

Вызывают большие сомнения и инструменты, которыми пользовался суд, вынося свой вердикт. Председатель Ассоциации клинических токсикологов России Галина Николаевна Суходолова пишет в своих выводах о проведённой судебно-медицинской экспертизы: «ее результаты не выдерживают критики, она дважды проведена фактически одними и теми же лицами. В анализах обнаружено повышенное содержание магния, железа и цинка. Что, значит, Сушкевич убивала ребенка не только введением магния, но и цинка? И никто это не стал опровергать. Хотя известно, что магний в обязательном порядке должен присутствовать в организме. Известно и то, что мама ребенка во время беременности ежедневно принимала препарат «Элевит», содержащий и цинк, и железо, и магний. Разность концентрации этих веществ доказывает, что они попали в организм через плаценту, а не через пупочную вену. Это все, по мнению нас, токсикологов, подтверждает поступление микроэлементов к малышу не через пупочную вену, а именно через плаценту. Однако ни плаценту, ни кровь новорожденного не подвергали исследованию на наличие этих веществ ни при его короткой жизни, ни посмертно. Не был подтвержден факт быстрого струйного введения какого-либо препарата перед смертью ребенка».

Кстати, одна из известных микропедиатров России профессор Марина Дегтярева нашла в мировой литературе цифры нормальных показателей, в том числе и магния, у новорожденных, которые, почему-то не нашли авторы судебно-медицинской экспертизы. Но суд даже не заинтересовался этим и не исследовал данные.

Президент Национальной Медицинской Палаты Леонид Рошаль не исключает, что результаты экспертизы вообще были сфальсифицированы: «Вся экспертиза – это конкретный заказ. Магний в официальный перечень препаратов к обязательному определению в судебно-медицинской экспертизе не включён. Не понятно, почему не посмотрели ртуть, таллий, литий и другие элементы, с помощью которых так же возможны отравления? Исследования подгоняли под задачу, но перестарались, так как кроме магния обнаружили еще повышение железа и цинка. Так же грубо нельзя! Следователь произвела выемку образцов тканей для направления в Москву 19 марта, а само постановление о проведение экспертизы подписала 20 марта, материал отдан в лабораторию в Москве только 22 марта. Кто мог иметь доступ к этим материалам и когда? Где в законе написано, что что материал для исследования передается до самого постановления без проведения специальной процедуры? (…)

Мы пойдем до конца и сидеть сложа руки не будем. Осуждённые врачи не виновны. Профессиональное сообщество требует повторного рассмотрения дела с проведением повторной судебно-медицинской экспертизы и с новым составом присяжных».

На присяжных оказывлось давление

При этом судья, как утверждают присутствующие на заседании, помимо роли обвинителя взял на себя еще и роль медицинского эксперта, заявив, что «сомнений в выводах судебно-медицинской экспертизы быть не может, что он никогда не видел такую объемную экспертизу».

Кроме того, защитники докторов уверены, что обвинительный вердикт был вынесен коллегией присяжных под давлением судьи. Они полагают, что он допустил множество процессуальных нарушений, в том числе при произнесении напутственного слова. «Судья в своем напутственном слове перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта, обвинял подсудимых более двух часов. Это напутственное слово по времени и содержанию во многом превосходило даже выступление официального представителя прокуратуры и указывало только на факты, указывающие на виновность подсудимых, – заявил Рошаль. - Он что имеет специальное образования, специалист по болезням новорождённым, реаниматолог? Мне лично, как специалисту, который более 20 лет занимался болезнями новорожденных, участвовал в создании двух центров хирургии новорожденных, автору разделов монографии по болезням новорожденных - не всё ясно в заключении судебно-медицинских экспертов по этому делу, как и другим многим специалистам этого профиля».

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм УПК РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей», суду запрещено выражать своё мнение, своё отношение к доказательствам и делать выводы. Напутственное слово лишь вкратце должно напоминать присяжным о том, какие доказательства обеих сторон исследовались и о чем говорили свидетели. Это нарушение статьи 340 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Однако, судья Московского областного суда весьма своеобразно трактовал данное предписание.

«В судебном заседании председательствующий доказывал присяжным виновность подсудимых, избирательно обращаясь к доказательствам, поясняя присяжным, что подсудимые давали противоречивые показания, что ими их адвокатам закон позволяет врать и им за это ничего не будет, а государственный обвинитель – это лицо независимое. Все возражения защиты отклонялись.», – рассказал адвокат Камиль Бабасов. Юрист полагает, что у председательствующего имелись сведения о настроении присяжных и он понимал сколько голосов ему необходимо для обвинительного вердикта, поэтому и взял на себя роль обвинителя.

Врачей хотели посадить изначально

Этот приговор, как и подобный же, вынесенный журналисту Ивану Сафронову, шокировал общественность. Журналист Кирилл Шулика пишет:

«Это, конечно, не сроки Ивана Сафронова, но приговор все равно шокирующий, скажем так. При этом, что даже официальные врачи типа Рошаля и Проценко тут были на стороне своих коллег, а многие говорили, что после таких приговоров лечить людей будут следователи и прокуроры, потому что врачи будут бояться приговоров за врачебные ошибки или даже то, что трактует, как ошибку ведомство Бастрыкина…»

Врач и популярный блогер Андрей Волна обращает внимание на поистине лихое поведение подмосковных судей, явно свидетельствующее об их предвзятости в этьом деле:

«Теперь пришли и за врачами.

Элина Сушкевич - 9 лет лишения свободы.

Елена Белая - 9,5 лет лишения свободы.

Плюс 3 «по рогам» каждой.

Преступлений там ничуть не больше, нежели в деле Ивана Сафронова. Эмоционально-обывательского - да. Больше. Но для профессионалов тут всё понятно.

Напомню, что первоначально присяжные моих коллег оправдали.

Дело отправили на повторное рассмотрение из Калининграда в Москву. И на первом же заседании. Московского областного «суда» женщин отправили в СИЗО из-за… отсутствия местной регистрации.

А потом и посадили.

Занавес…»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter