Рус
Eng
Бумажный занавес

Бумажный занавес

7 сентября 2009, 00:00
Общество
Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Служба судебных приставов изобретает все новые способы взыскания долгов. В минувшем году должникам закрыли выезд из страны, в нынешнем – стали списывать деньги со счетов их мобильных телефонов. Среди предложений на будущее – лишать должников водительских прав и охотничьих лицензий. Однако эксперты отмечают, что все чащ

Житель Петербурга Александр Баранов в августе планировал отдохнуть с семьей в Тунисе. Чтобы оплатить путевку, мужчина несколько месяцев трудился на двух работах. Но на паспортном контроле в аэропорту «Пулково» Баранова остановили, и жена с пятилетней дочерью улетели в Тунис без него. Глава семьи с удивлением узнал, что за ним числится мотоцикл и долги – 169 рублей транспортного налога и 200 рублей госпошлины. С удивлением, потому что мотоцикл у Баранова угнали 15 лет назад, когда он жил в Карелии. «Заявление в милицию он написал, а с учета мотоцикл не снял»,– пояснили «НИ» в карельском Управлении Федеральной службы судебных приставов (ФССП).

В июле этого года в производстве у судебных приставов было 13,4 млн. исполнительных листов на общую сумму 903 млрд. рублей. В розыске находились 978 тыс. алиментщиков и 864 тыс. должников банкам, хотя уклонение от уплаты алиментов и возврата банковского кредита наказывается тюрьмой. С февраля минувшего года, помимо арестов банковских вкладов и конфискации имущества, судебные приставы получили право запрещать должникам выезд из страны. В конце лета в списке невыездных находились около 120 тыс. человек, задолжавших примерно 70 млрд. рублей.

Судебные приставы считают эту меру эффективной: только за первое полугодие нынешнего года 4,5 тыс. остановленных на границе должников выплатили 766,4 млн. рублей. Но запрет на выезд породил другую проблему: все чаще в «черном списке» оказываются люди, которые не знали о своих долгах либо уже рассчитались. Так, жительница Кемерова заплатила долг в 19 тыс. рублей, но пристав забыла вычеркнуть ее из списка невыездных. В результате двое несовершеннолетних детей улетели на отдых в Турцию без мамы, а допустившего ошибку пристава позднее уволили.

В августе ФССП проиграла сразу два суда по искам неплательщиков алиментов, которых не выпустили за границу и которые смогли доказать, что о долгах их не оповестили. Житель Петербурга Андрей Никонов отсудил 77,2 тыс. рублей, житель Коми Сергей Лыткин – 61,5 тыс. рублей. В обоих случаях суд признал, что уведомления направлялись по неверному адресу. Однако денег ни один из истцов пока что не получил: в ФССП с решениями не согласны и собираются их обжаловать. «Гражданин знал, что у него не уплачены алименты. Значит, он сам виноват», – объяснил «НИ» позицию ведомства представитель ФССП.

Приставы рекомендуют всем собирающимся за границу самостоятельно узнавать в своем районном отделе ФССП, не числятся ли за ними неоплаченные долги. На сайте ФССП говорится, что подобный запрос можно сделать только лично, с паспортом на руках. Корреспонденту «НИ» об отсутствии долгов сообщили по телефону, спросив фамилию и уточнив: «Вы не Татьяна Михайловна?». Но если долг обнаружится и будет оплачен, автоматически запрет на выезд не снимут. Гражданину придется ждать еще от двух недель до месяца, прежде чем из базы должников уберут его фамилию. Примечательно, что сумма долга роли не играет. «Судебное решение может быть на одну копейку. И будет постановление об ограничении выезда», – говорит представитель ФССП.

Постановление об ограничении выезда принимают, если у должника есть загранпаспорт либо если об этом просит взыскатель – например, бывшая жена, которой задолжали алименты. Еще одно условие – нужно быть «злостным» неплательщиком. Чтобы попасть в «злостные», достаточно не оплатить долг в течение пяти дней после того, как судебный пристав оповестил гражданина, что на него поступил исполнительный лист.

Закон «Об исполнительном производстве» предписывает оповещать граждан повестками или заказными письмами. Повестка должна вручаться под расписку гражданину, но, если дома гражданина не оказалось, закон разрешает вручить повестку кому-либо другому, кто проживает по этому адресу. Гражданин в этом случае считается оповещенным. Равным образом оповещенным он будет считаться, если в почтовый ящик ему бросили извещение о заказном письме, но за письмом на почту никто не пришел.

Питерца Александра Баранова, у которого угнали мотоцикл, также оповещали по почте. Только письма направлялись по его адресу в город Кандалакшу, тогда как мужчина живет в Северной столице уже 14 лет. «В налоговой значилось, что он живет в Карелии. Поэтому в Питере его не искали. Он же не уведомил налоговую, что переехал», – рассказывает сотрудник карельского УФССП. Также по старому адресу направляли извещения Сергею Лыткину из Сыктывкара. А петербуржцу Никонову, который прописан по улице Кузнецовской, посылали повестки на улицу Сикейроса, потому что такой адрес указала его бывшая супруга. Потом в ходе судебного разбирательства пристав утверждал, что ездил в квартиру на улицу Сикейроса, встретил там новую тещу Никонова и она якобы подтвердила, что зять проживает именно здесь.

Судебные приставы работают в связке с автоинспекторами.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

Неопознанный штраф

Приставы признают, что во многих случаях им приходится иметь дело с людьми, которые все оплатили, но остались в списках должников. «Когда ко мне приходят скандалить с квитанциями, я их носом тыкаю в графу «Назначение платежа». А там вместо номера постановления – просто «Административный штраф». Но в ГИБДД тоже не могут знать, кто за что платит. Вот и висят у них в бухгалтерии эти невыясненные платежи», – делится впечатлениями один из судебных приставов на интернет-форуме. В ГИБДД подтвердили «НИ», что, если номер постановления не указан, «информация об уплате штрафа не поступит и бремя доказывания ложится на водителя». Но даже если оштрафованный указал все правильно, в ФССП рекомендуют хранить квитанцию «всю жизнь», потому что «везде бывают накладки».

Примерно треть исполнительных листов, которые поступают к судебным приставам, – это штрафы или налоговые недоимки на сумму менее 500 рублей. В Госдуме лежат два законопроекта о поправках в закон «Об исполнительном производстве». В одном из них предлагается начинать исполнительное производство, только если сумма взыскания превышает 500 рублей, а в противном случае – ждать, пока долги дорастут до этой суммы. Другой законопроект предлагает установить минимум для граждан в 500 рублей, а для организаций – в пять тыс. рублей. Эксперт Института прав человека Лев Левинсон говорит «НИ», что следовало бы разграничить взыскания в пользу граждан и в пользу государства: «При уклонении от уплаты алиментов и других выплат в пользу конкретного человека меры должны быть более настойчивы. А вот государство успеет себя защитить и после того, как гражданин съездит в Турцию». «Под одну гребенку попали все – и мошенники, укравшие миллионы, и граждане с долгами в сотни рублей», – соглашается с этим в беседе с «НИ» адвокат Евгений Архипов.

У приставов инициативы другие. Недавно замдиректора ФССП Татьяна Игнатьева предложила отбирать у должников водительские права и охотничьи лицензии. Она считает «несправедливой» ситуацию, когда человек, имеющий долг, тратит деньги не на его погашение, а на «дополнительные блага». Сейчас приставы осваивают новый для себя способ взыскания денег – путем списывания с баланса абонентов сотовой связи. Закон позволяет им отбирать у должника не только деньги и вещи, но и «права требования к третьему лицу». Это распространяется как на плату за телефон и Интернет, так и на предоплату по аренде и на купленные на имя должника авиа- и железнодорожные билеты. А в Госдуме лежит законопроект о том, чтобы отбирать у должников то имущество, которое для них приобрели другие либо должники получили его в качестве оплаты по бартеру.

Оплатил, но не уехал

Если гражданин с большими долгами попал в список невыездных, он будет находиться там, пока не заплатит все. Недавно в Омске местный житель проиграл суд, когда пытался оспорить запрет на поездку в зарубежную командировку. Он попал в «черный список» после того, как стал безработным и просрочил платеж банку, которому был должен 127 тыс. рублей. Потом мужчина нашел работу, платежи возобновились, и на момент подач иска долг уменьшился до 101 тыс. рублей. Но суд счел, что раз ограничение временное, то его срок действия – на время, пока долг не погашен.

Но даже если гражданин выплатит долг, он останется невыездным еще несколько недель. В ФССП утверждают, что просто предъявить квитанцию пограничнику недостаточно. Необходимо, чтобы эту квитанцию получил судебный пристав, чтобы он на основе ее издал постановление, чтобы это постановление пришло по почте в Москву в Федеральную пограничную службу и чтобы пограничники вычеркнули фамилию гражданина из базы должников. По словам представителя ФССП, на это требуется как минимум две недели: «Работает государственная машина, и требуется время как на применение этой меры, так и на обратный ход». В региональных управлениях ФССП говорят, что в реальности запрет снимают через месяц. Граница не откроется, если человек возьмет у судебного пристава и предъявит на паспортном контроле справку об отсутствии долгов. По закону запрет на выезд вводится и отменяется только постановлением судебного пристава, объясняет представитель ФССП.

Гражданин не виноват, что государственная машина работает медленно, полагает правозащитник Левинсон: «Это проблема властей, что у них все организовано как при царе Горохе. Надо было вначале создать удобный для граждан механизм, а потом вводить запрет». Г-н Левинсон считает, что погасившим долги и невыпущенным из страны нужно судиться, так как «нигде не сказано, что человеку, который все заплатил, могут запретить выехать». Граждане судятся. За первое полугодие нынешнего года они подали на приставов 670 исков на 642,7 млн. рублей. Выиграно 15 на 453 тыс. рублей. Невыпущенный из-за налога на угнанный мотоцикл Александр Баранов в суд только собирается – в карельском УФССП говорят, что иск от него пока что не поступал.

НА УКРАИНЕ ПРИСТАВЫ ХИТРОСТЬЮ ПРОНИКАЮТ В КВАРТИРЫ

На Украине судьи и исполнители судебных решений поставлены в неравные условия. Судьям предоставлены льготы и власть, которых приставы не имеют. И Украина уже попала в «черный список» европейских государств, которые не выполняют решений судов. Об этом 2 сентября заявил комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг. Наглядным примером неравенства судей и исполнителей стали судебные решения о взыскании долгов за коммунальные услуги, которые скопились в исполнительных службах украинских городов. Исполнитель не может войти в жилище человека, чтобы описать его имущество. Вернее, в законе Украины об исполнительном производстве сказано, что он имеет такое право, но в конституции страны в то же время говорится совсем другое – а именно, что никто не имеет права входить в жилище без решения суда. Решения же судов выдаются только на взыскание долгов, без вторжения в помещение. В результате приставы проникают в квартиры с помощью разных хитростей, что ненормально. На многих незаконопослушных граждан влияет метод «морального воздействия»: если должник не впускает к себе в квартиру, его предупреждают о готовящемся аресте недвижимости или банковского счета. После этого относительно небольшая задолженность обычно ими погашается.
Исполнители судебных решений на местах пытаются решить проблему взыскания долгов другими способами, хотя движимое имущество обычно описывается в первую очередь. Например, уже известны случаи изъятия автомобилей у тех водителей, которые уклоняются от уплаты штрафов. В Днепропетровской области выдано несколько постановлений на арест имущества неплательщиков. Изъятые авто стоят на штрафплощадках до погашения долга. Юристы заявляют, что из-за несовершенства законодательства подобные действия являются произволом.
Крупным должникам действительно грозит арест недвижимости с дальнейшей ее реализацией, а что касается мелких должников, то тут опять возникает юридическая коллизия: в законе Украины об исполнительном производстве не написано, имеет ли право исполнитель продавать «большое» имущество за «маленький» долг. В том же законе сказано, что исполнитель не может арестовывать имущество, стоимость которого превышает сумму долга. Кроме того, до ареста исполнитель не может узнать истинную цену недвижимости. Все это способствует безнаказанности недобросовестных должников.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев


В ГРУЗИИ УЖЕ ДВА МЕСЯЦА РАБОТАЮТ ПРИСТАВЫ-ЧАСТНИКИ

До недавнего времени судебные решения в Грузии выполнялись только публичными судебными исполнителями. Причем, начиная с 2003 года, то есть с «революции роз», работы у них явно прибавилось. Среди громких дел той поры памятны конфискации украденного (как счел суд) имущества бывших высокопоставленных госчиновников. В числе более поздних громких дел – выселение частных организаций, арендовавших здание издательства «Самшобло», расположенное в центре Тбилиси. В основном там находились редакции оппозиционных газет, журналов и телекомпаний. В те дни местные СМИ со ссылкой на директора независимой телекомпании «Кавкасия» Нино Джангирашвили, сообщали: работавших в здании журналистов выманивали сообщением о том, что в одном из помещений обнаружена бомба. Таким образом, работа судебных исполнителей была сильно облегчена.
С 1 июля этого года в Грузии с оглядкой на опыт многих европейских стран был введен институт частных судебных исполнителей. Он считается более прогрессивным, и появление его позитивно оценили многие эксперты. Руководство национального бюро исполнений объяснило это нововведение необходимостью перехода к более быстрому и эффективному механизму исполнения решений судов. Тем более что на каждого публичного судебного исполнителя (их было всего 130 человек) приходилось в среднем по 400 дел. Частных же исполнителей, по меньшей мере, 150, и они конкурируют друг с другом. Их заработок напрямую зависит от объема выполненных решений. Соискатели этой работы прошли специальные экзамены и получили в Министерстве юстиции страны лицензию. Однако если руководство национального бюро исполнений и законодатели, поддержавшие внесение изменений в закон «Об исполнительском делопроизводстве», говорят об экономической эффективности института частных судебных исполнителей, то в народе появление «альтернативной» службы напрямую связывают с проблемой просроченных банковских займов. Бытует мнение, что таким образом в первую очередь были учтены интересы банков-кредиторов, а не попавших в сложные условия из-за экономического кризиса должников. И чем глубже кризис, тем проблема просроченных кредитов острее. Большинство клиентов банков заложило под кредиты свое имущество – квартиры или дома. Неплательщиков уже 250 тыс. Эксперты считают, что в эту ситуацию должно вмешаться государство, иначе многие неплатежеспособные граждане могут стать бездомными. А такие случаи уже есть. И если раньше из-за затягивания исполнения судебных решений банки старались не доводить дело до крайности, то теперь они могут сотрудничать с частными судебными исполнителями. В связи с этим вспоминается давняя история, когда жительница Кварельского района Грузии Майя Капианидзе была арестована полицией за поджог районного офиса судебных исполнителей. Женщина была кредитором банка.
Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter