Рус
Eng
Адвокат Алауди Мусаев

Адвокат Алауди Мусаев

7 августа 2015, 00:00
Общество
Анна АЛЕКСЕЕВА
На днях был продлен срок содержания под стражей обладателя кубка Европы и бывшего члена сборной России по греко-римской борьбе Адлана Бицоева. 29-летний спортсмен больше четырех месяцев находится в СИЗО Черкесска по обвинению в сбыте и покушении на сбыт наркотиков. По версии следствия, он незаконно приобрел в Москве бо

– Расскажите, с чем вы столкнулись, когда вступили в дело?

– Такого правового хамства я за 57 лет своей жизни еще не видел! Моего подзащитного похитили в подмосковном Одинцове. Задержанием это действо назвать нельзя, поскольку оно не имело никакой, даже процессуальной оболочки. Полицейские Карачаево-Черкесии проехали почти две тысячи километров, силой затолкали Адлана в машину и увезли на Кавказ. Парня, якобы заподозренного в незаконном обороте наркотиков, «для проведения опроса» привезли не в госнаркоконтроль, не к следователю в территориальное отделение, а в ЦПЭ МВД Карачаево-Черкесии. В этом заведении Адлана трое суток держали без какого-либо оформления, опрашивали с пристрастием. Как выяснилось, не его одного.

– Адвокатов или родственников к задержанным пустили?

– Нет! Когда родственники похищенных узнали, где их держат, и выехали в Черкесск, сотрудники правоохранительных органов решили «легализовать» задержание. На четвертые сутки подозреваемых привезли в наркологический диспансер, в котором было получено заключение о том, что они якобы накануне употребляли «спайс». Под этим предлогом с помощью мирового судьи оперативники взяли похищенных молодых людей под административный арест. Адлан Бицоев категорически отрицает употребление наркотиков, и, конечно, никакого спайса он не курил. Но предположим на секунду обратное. Если наркотик был употреблен в Москве, то судить ребят за это должен – по месту совершения правонарушения – московский мировой судья. Если же похищенные молодые люди «обкурились» в Черкесске, то это произошло в застенках ЦПЭ. Но как?! Они были по три раза обысканы, у них были изъяты все личные вещи. Это что ж, выходит, сотрудники полиции угостили задержанных курительной смесью? Другого объяснения найти невозможно!

– Бицоев обжаловал решение мирового судьи?

– Да, в апелляционной жалобе мой подзащитный указал, что адвокаты не были допущены к судебному разбирательству, что ему не разъяснили права, что сведения в рапортах оперуполномоченных о его неадекватном поведении – «шатался из стороны в сторону, выражался несвязной речью» – не соответствуют действительности. Это элементарно опровергается протоколом медицинского освидетельствования: говорил он связно, логично и последовательно. Но если даже согласиться с данным обвинением, то статья 6.9 КоАП предусматривает в качестве наказания и штраф в размере от 4 до 5 тыс. рублей, а суд назначил ему самый строгий вид наказания – арест. Хотя нам совершенно понятно, что собственно арест и был самоцелью спектакля с административным делом об употреблении наркотиков – операм необходимо было упрятать задержанных за решетку. Сочинение фабулы дела – занятие непростое и требует времени. К сожалению, Черкесский городской суд оставил постановление мирового судьи без изменения.

– Что последовало за административным арестом?

– По истечении пяти суток подозреваемых повезли в следственный отдел следственного комитета, где в отношении них возбудили уголовное дело. Кстати, нам так и не объяснили, почему дело о преступлении, якобы выявленном сотрудниками полиции, не было возбуждено в следственном подразделении местного органа внутренних дел. Должно быть, не нашлось там умелых сочинителей. Затем уже следователь обратился в суд с ходатайством о заключении похищенных, к тому моменту уже формально задержанных молодых людей под стражу. То, что творилось в суде, – это просто какой-то кафкианский сюжет, процессуальное беззаконие и несправедливость, доходящие до абсурда. Реально было такое ощущение, что либо ты во сне, либо вернулся в тридцатые годы прошлого века, к «правосудию» ОГПУ-НКВД: любая выдумка следователя принимается некритически, доводы защиты – игнорируются. Причем происходит это неприкрыто и в какой-то гротескной форме. Следователь говорит: «Бицоев может скрыться от следствия или уничтожить доказательства». Спрашиваешь у него: «С чего вы взяли? Куда, к примеру, он может скрыться? Какие, к примеру, уничтожить доказательства?». В ответ – тишина. Судье происходящее неинтересно, у него постановление о заключении под стражу готово, и он всем своим видом это показывает. Адлана Бицоева заключили под стражу на два месяца, а на днях продлили срок содержания под стражей еще на три месяца. Все также на пустом месте.

– Вы пытались обжаловать действия следователей?

– Не так давно мы обратились к замминистра внутренних дел КЧР, начальнику следственного управления и прокурору республики Терещенко для принятия законного решения о направлении материалов дела по подследственности – в Москву. Ведь Адлан никогда не бывал в КЧР, даже теоретически он не мог совершить там никакое преступление. Мы также написали несколько сообщений о правонарушениях, допущенных сотрудниками СК, отдела по борьбе с экстремизмом во время так называемых опросов, больше похожих на пытки. Об этом же не раз писали в прессе, в том числе в федеральных изданиях. Однако ни одного ответа мы не получили. Нас просто игнорируют. Но мы руки не опускаем. Будем биться до последнего. Иначе какой смысл в адвокатуре, в судебной системе и, вообще, в праве?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter