Рус
Eng
Сгруппировались

Сгруппировались

7 апреля 2016, 00:00
Общество
Надежда Пастухова, Мария Константинова
На следующей неделе сотрудники управления Следственного комитета по Курской области допросят депутата местного парламента Ольгу Ли по делу об экстремизме и клевете. Об этом «НИ» рассказал адвокат депутата Роман Лызлов. Он напомнил, что Ольга Ли обвиняется в разжигании ненависти по отношению к социальной группе, в котор

Допрос курского депутата Ольги Ли должен был состояться в среду, однако его отложили до 14 апреля из-за того, что сама фигурантка дела не смогла на нем присутствовать. Напомним, ранее против Ли возбудили уголовное дело о клевете. Причиной стала статья, подписанная Ли и опубликованная в местной газете «Народный журналист». В ней Ольга Ли потребовала привлечения к уголовной ответственности прокурора Курской области за злоупотребление служебным положением. В частности, депутат рассказала о якобы неправомерном аресте журналистки, обвиненной в нарушении порядка проведения одиночного пикета. Также в статье сообщалось о коррупции в прокуратуре.

Несколько дней назад СК РФ по Курской области возбудил в отношении Ольги Ли второе уголовное дело, на сей раз – по части 1 статьи 282 УК РФ. Речь идет о возбуждении ненависти по признаку принадлежности к какой-либо социальной группе. Поводом для преследования стало выложенное в Сеть видеообращение депутата с критикой власти. По мнению правоохранителей, размещенная в открытом доступе видеозапись содержит высказывания, направленные «на унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе представителей власти, в частности сотрудников правоохранительных органов и судебной системы», а также на «возбуждение ненависти и вражды к деятельности всех должностных лиц вышеуказанных институтов государственной власти как преступной и вредной для общества и государства».

Адвокат Роман Лызлов считает, что «разжигание ненависти» в отношении чиновников не может считаться преступлением: «Это абсолютно неправомерно, нигде, ни в постановлениях Европейского суда, ни в действующей судебной практике не прописано, что должностные лица определенного уровня вроде судей или прокуроров являются отдельной социальной группой».

Ранее за Ольгу Ли вступились в информационно-аналитическом центре «Сова»: эксперты центра выступили за исключение из состава «экстремистской» статьи 282 «неясного понятия «социальная группа», которое очень часто трактуется именно как группа представителей власти или правоохранительных органов, хотя антиэкстремистское законодательство, по сути, должно быть направлено на защиту уязвимых групп, а не должностных лиц, которые находятся под защитой других законов». Специалисты центра сослались также на постановление пленума Верховного суда от 28 июня 2011 года. Согласно этому документу, «политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики» и могут быть подвергнуты этой критике, поэтому она «не должна рассматриваться как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц».

Напомним, в Ростовской области продолжается суд над жительницей Таганрога Елизаветой Цветковой, которую обвиняют в возбуждении ненависти и вражды к социальной группе «сотрудники полиции» за листовки с критикой правоохранительных органов, которые она расклеила на остановках и фонарных столбах. Защита Цветковой обратилась за экспертизой к социологу Владимиру Козырькову из нижегородского госуниверситета, который подтвердил, что стражи порядка никакую социальную группу не образуют, однако его заключение «следствие восприняло критично». Зато штатные сотрудники экспертного центра МВД согласились, что их коллеги являются социальной группой.

Много шума наделало уголовное дело против жительницы Екатеринбурга Екатерины Вологжениновой, которую приговорили к обязательным работам за репосты «экстремистских» материалов. По версии следствия, Вологженинова разжигала «ненависть к социальной группе россиян-ополченцев, воевавших в Донбассе, и даже «национальную ненависть и вражду по отношению к органам государственной власти».

При этом еще несколько лет назад следователи обычно соглашались, что представителей власти критиковать можно. Так, в 2012 году в Челябинске было закрыто уголовное дело против журналиста Андрея Ермоленко, который в своих публикациях выступал за народный суд над следователями, сотрудниками МВД, депутатами Госдумы. Социологу из МГППУ Евгении Борисовой удалось убедить следствие, что те, кого Ермоленко в своих статьях обидел, никакой социальной группы не составляют. По той же причине в 2012 году было прекращено и дело против активистов арт-группы «Война» – в их случае следователи усмотрели ненависть к представителям власти в акции с переворачиванием полицейской машины возле Михайловского замка в Санкт-Петербурге. Следствие было вынуждено согласиться с выводами социологов, что полицейские не являются социальной группой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter