Рус
Eng
Депутат Госдумы Максим Шингаркин

Депутат Госдумы Максим Шингаркин

6 ноября 2013, 00:00
Общество
Беседовала Анна АЛЕКСЕЕВА
За последние два месяца только в московском парке Сокольники от отравленных приманок погибли восемь собак, последняя из которых скончалась 1 ноября. Об этом заявила на днях руководитель зоозащитной организации «Зооправо» Анастасия Федюнина. Возмущение зоозащитников вызывают не только догхантеры, но и законодатели, пред

– Максим Андреевич, зоозащитники обвиняют вас в том, что вы лоббируете разрешение умерщвлять нежелательный приплод у животных. Что вы можете на это ответить?

– Я не вносил в законопроект никаких своих личных суждений, это документально подтверждается отсутствием в нем каких-либо моих поправок. Я лишь осуществляю технологический процесс принятия законопроекта. Кроме того, мои личные взгляды на проблему обращения с безнадзорными животными и регулирования их численности, какими бы они ни были, в соответствии с регламентом нашей рабочей группы ни в коей мере не носят довлеющего характера при доработке законопроекта.

– А каковы ваши личные взгляды на эту проблему?

– В среднем 60 человек в день в Москве обращаются за медпомощью после укусов собак. Я как депутат Госдумы обязан соблюдать Конституцию, в которой написано, что главной ценностью является жизнь и здоровье человека. Что бы кто ни думал, любой закон должен защищать жизнь и здоровье в первую очередь человека.

– Но бездомных животных не обязательно убивать, можно стерилизовать.

– Стерилизация, результатом которой будет выпуск собак назад, количества бесхозных собак не уменьшает. От того, что собака, покусавшая ребенка, стерилизованная, ребенку отнюдь не легче. Собачьих стай на территориях крупных муниципальных образований быть не должно. Это очевидное требование, опирающееся на конституционную гарантию обеспечения защиты жизни и здоровья человека. Будут ли собак стерилизовать или умерщвлять – это вопрос поправок, которые внесет правительство.

– Законопроект «Об ответственном обращении с животными» был принят в первом чтении еще в марте 2011 года, и в Госдуме до сих пор ждут отзыва на него из правительства. Вам этот документ достался уже после первого чтения. Как вы его оцениваете?

– У меня много претензий к качеству проекта. Когда я впервые увидел этот законопроект, я обратился к комитету (по природопользованию. – «НИ») с просьбой вернуть его в нулевое чтение и переписать, но комитет коллегиально принял решение дорабатывать этот закон. Мы сейчас получим из правительства закон, обладающий существенными несовершенствами. Депутаты, конечно, внесут в него поправки, но в целом он только частично описывает отношения между человеком и животным. Потребуется еще серия подзаконных актов. Какие бы мы ни приняли в рамках действующего закона поправки, в городе будут гибнуть люди, покусанные собаками.

– В чем, на ваш взгляд, недостатки этого законопроекта?

– Мы, к сожалению, пока имеем законопроект о содержании ряда животных, как правило, в городах. Называть его широко «Закон об ответственном обращении с животными» нельзя. Первая рабочая группа не потрудилась даже записать всю систему взаимоотношений с животными, им хотелось написать большой закон с красивым названием. Подпадает сейчас под действие их закона маленький медвежонок, которого нашли в лесу, кормили, и теперь он живет во дворе в железной клетке? Нет. Хотя медвежонок и в неволе, но не относится к животным-компаньонам. Овчарка, обеспечивающая выпас стада овец, относится к животным, по отношению к которым регламентировано ответственное обращение в этом законе. Получается теперь, что, согласно законопроекту, от пастуха требуется, чтобы собаки выгуливали овец в наморднике. Этот закон не будет работать для сельского округа, особенно удаленного.

– У многих вызывает недоумение список потенциально опасных пород собак, который есть в законопроекте: говорят, что это не собаки опасны, а их хозяева.

– Причиной опасности животных в городе являются владельцы или бывшие владельцы собак – это факт. Список, касающийся пород животных, целиком и полностью, без всяких изменений пришел из того самого законопроекта, который был подготовлен и принят еще первой рабочей группой. Так что тут вопрос не ко мне.

– Защитники животных утверждают, что к работе над законопроектом привлекаются псевдозоозащитные организации, сочувствующие живодерам. Так ли это?

– Законопроект, который сейчас есть, разработан целиком и полностью при участии возмущающихся сейчас зоозащитников. Избрали новую Думу, и другие зоозащитные организации также захотели принять участие в разработке законопроекта. Комитет, а не я, коллегиальным решением формирует новый список участников. Вопрос, как одни зоозащитники характеризуют других, меня не интересует.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter