Рус
Eng
Руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова

Руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова

6 июля 2015, 00:00
Общество
Анна АЛЕКСЕЕВА
На минувшей неделе в Госдуму были внесены законопроекты, предлагающие расширение полномочий полицейских и сотрудников ФСБ. Поправки разрешают правоохранителям применять оружие и спецсредства в людных местах «с учетом создавшейся обстановки, характера и степени опасности действий лиц». Месяцем ранее в Госдуму поступил з

– Сначала ФСИН, теперь МВД и ФСБ. Как, по-вашему, наблюдается ли некий тренд с расширением полномочий силовиков?

– Поправки, касающиеся закона «О полиции», возникли не вдруг. Они тщательно прорабатывались на протяжении года. Это не та история, когда депутаты, соревнуясь в идиотизме, предлагают какие-то нелепые законопроекты.

– Но законопроекты направлены в Госдуму фактически в одно время. Это совпадение?

– С точки зрения логики это понятно. Если в закон «О полиции» вносится поправка, разрешающая применять оружие в общественных местах, аналогичные поправки должны быть и в законах, регулирующих деятельность других правоохранительных ведомств. У меня не было возможности посмотреть поправки, предлагаемые для ФСБ, но в поправках о полиции уточняется, что если речь идет об освобождении заложников или о предотвращении теракта, то стрелять можно. Проблемой терроризма у нас ФСБ занимается в первую очередь. Поэтому аналогичные поправки объясняются попыткой уравновесить российское законодательство.

– А поправки, расширяющие полномочия ФСИН?

– Я оцениваю их отрицательно. В закрытых учреждениях нужно повышать гарантии обеспечения права на жизнь, запрета пыток. Должны быть гарантии того, что уполномоченные органы будут проводить расследования во всех случаях чрезмерного или непропорционального применения силы в зарытых учреждениях.

– То есть, по-вашему, только расширение полномочий ФСИН может привести к произволу на местах?

– Не только. Поправки в закон «О полиции» также несут большие риски. Они сформулированы так, что у граждан фактически пропадают какие-то разумные аргументы в случае отстаивания своих прав. Например, применение оружия в случае угрозы теракта. Вы находитесь в людном месте, на фестивале, например. Откуда вы знаете, что здесь существует террористическая угроза? Оперативная информация засекречена. Вы не можете скорректировать свое поведение, не можете вовремя уйти. Дальше применяется оружие. Это риски. Кроме того, в других ситуациях, применяя оружие, можно задним числом объяснить это угрозой теракта и его предотвращением. Снова риск. Напомню, что под оружием у нас понимается не только огнестрел, но и средства, которые используются как оружие, или нечто конструктивно похожее на оружие.

– Могут ли подобные нормы применяться с целью разгона митингов, например?

– В поправках говорится о рисках, связанных с терактами, взятием заложников и охраной спецобъектов. У меня не возникло впечатления, что их будут использовать в случае массовых беспорядков. Если правоохранители сочтут, что массовые беспорядки превратились в вооруженное нападение, то да. Я хочу сказать, что полиция сейчас вряд ли бросится стрелять по толпе. Каждое применение оружия полицейским – неизбежные, очень серьезные проверки. Не так все просто.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter