Рус
Eng

Драма Екатерины К.: за врачебную халатность во время операции никто отвечать не хочет

Драма Екатерины К.: за врачебную халатность во время операции никто отвечать не хочет
Драма Екатерины К.: за врачебную халатность во время операции никто отвечать не хочет
6 апреля, 20:48Обществофото: rscf.ru
В судах Москвы и в Твери слушается резонансное дело о компенсации морального вреда молодой женщине, которая после обращения в Тверской онкодиспансер стала недееспособным инвалидом. Эта драматичная история вышла далеко за пределы области и поставила вопрос о качестве оказания медицинской помощи онкобольным в целом.

Ирина Мишина

У Екатерины К. жизнь разделилась надвое. До 31 года она была красивой и счастливой женщиной, у которой было все: любимая работа, муж, двое детей. Но в 31 год ей поставили страшный диагноз. Онкологическое заболевание было выявлено у женщина в самой начальной стадии, поэтому врачи давали ей шансы на полное выздоровление. Но всё обернулось иначе...

Вместо раннего лечения - ранняя инвалидность

После подтверждения диагноза в апреле 2016 года Екатерину положили в стационар Тверского онкодиспансера, где ей было проведено несколько операций.

Сейчас Екатерина сидит, а точнее, лежит дома, находясь полностью на иждивении мужа. А еще она пытается отсудить у Тверского онкодиспансера, который сделал ее инвалидом, деньги за ущерб, нанесенный ее здоровью. Но в клинике отвечают, что им самим денег не хватает. Не до Екатерины. Кассационный суд Москвы 5 апреля также отказал Екатерине в присуждении ей 5 миллионов рублей в качестве морального вреда для восстановительного лечения. До этого решением Тверского областного суда ей был присужден 1 миллион рублей компенсации. Соизмеримо ли это с тем, что женщина пережила и чего лишилась?

Операция в Тверском онкодиспансере стала той чертой, которая разделила жизнь Екатерины К. пополам: до инвалидности и после нее. После операций, проведенных в стационаре Тверского областного онкодиспансера, у женщины началось заражение – перитонит, потребовалось переливание крови, а затем и еще одна операция по выведению кишечника в бок. Но и это был еще не предел мучений женщины.

«Допущенные в Тверском онкодиспансере ошибки - это не замеченное хирургом ранение сосуда, поздняя операция по его перевязке, критическая кровопотеря, геморрагический шок 3-4 степени и еще несколько тяжелых увечий, в результате которых пациентка получила пожизненное нарушение в функционировании нескольких внутренних органов», - рассказал «НИ» представитель страховой компании «Капитал-МС», доктор медицинских наук, профессор Алексей Старченко. (автор не называет точные медицинские термины в силу этических причин - ред.)

По мнению независимых экспертов, иначе как халатностью во время проведения операции обьяснить последствия хирургического вмешательства невозможно.

Спустя некоторое время после выписки из больницы Екатерине снова стало плохо, ее госпитализировали в урологическое отделение. Там выявили, что для спасения почки необходимо выводить нефростому. И снова операция…

Екатерину направили в федеральный центр «НМИЦ колопроктологии имени А.Н. Рыжих», где была проведена 7-часовая операция, а впоследствии, при повторной госпитализации еще одно восстановительное хирургическое вмешательство.

Мы обратились в Тверской областной онкодиспансер с просьбой разъяснить произошедшее и ответить на вопрос, почему это медучреждение не хочет в полном объеме компенсировать вред, нанесенный здоровью Екатерины К. Но по телефону главного врача онкодиспансера Оксаны Андреевны Комаровой неизменно отвечал автоответчик. На редакционный запрос ответ получен не был. Если он все же поступит, непременно его опубликуем.

При этом министр здравоохранения Тверской области Сергей Евгеньевич Козлов заявил нам, что ничего не знает о ситуации, произошедшей с Екатериной К. в Тверском онкодиспансере. Однако добавил, что в сложных случаях сотрудники онкодиспансера должны советоваться с онкологами из Тверского медицинского университета.

Мы обратились на кафедру онкологии Тверского государственного университета Минздрава России.

«Люди запуганы, никто не хочет рисковать своим местом, поэтому все молчат, не хотят рисковать. Я беседовал с сотрудниками кафедры онкологии. Некоторые говорят, что указывали главврачу Тверского онкодиспансера на многочисленные нарушения клинических рекомендаций в ее медучреждении, но она их игнорировала. В ответ слышали, что она «сама разберется» и «учить ее не надо», - рассказал «НИ» зав. кафедрой онкологии факультета дополнительного профобразования Тверского медицинского университета, доктор медицинских наук Максим Рыков.

Онкобольные - это "кошелек" здравоохранения?

Самое циничное в этой ситуации то, что при рассмотрении дела в суде Тверской онкодиспансер долгое время отказывал в выплате компенсации молодой женщине, которая по вине медучреждения превратилась в недееспособного инвалида на иждивении мужа. В ноябре 2020 года пострадавшей было направлено исковое заявление в районный суд г. Твери с просьбой взыскать с ГБУЗ «Тверской областной клинический онкологический диспансер» компенсацию морального вреда в размере 5 млн рублей. В июне 2021 года районный суд Твери вынес решение о взыскании с онкодиспансера в пользу пациентки - 500 тыс. руб. Однако онкодиспансер не согласился с этим решением и направил в областной суд апелляционную жалобу, попросив отказать истице в удовлетворении исковых требований. Медорганизация полностью отрицала свою вину в нанесении вреда здоровью. Одним из доводов в отказе выплаты была якобы недостаточность денежных средств в учреждении для возмещения заявленного изначально морального вреда…

Для справки: Министерство здравоохранения Тверской области получило в 2021 году только по ОМС 1 миллиард 826 миллионов 617 тыс. рублей. То есть ежемесячно медучреждения области получали по ОМС финансирование в объеме 152 миллионов рублей. Но денег почему-то все равно "не хватало"...

«Женщина получила в ходе операции увечья, практически не совместимые с жизнью. Мы будем помогать ей добиваться выплаты полной компенсации заявленного ею ущерба вплоть до Верховного суда. У нас, к сожалению, на онкопациентов вообще смотрят как на "кошелек", исходя из принципа "все равно они умрут". На них получают солидные средства по ОМС, плюс нередко тянут из них деньги, а лечением занимаются постольку-поскольку, считая их "смертниками"», - заявил «НИ» доктор медицинских наук, профессор, член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Алексей Старченко.

Но на самом деле куда значительнее вред, который нанес Тверской онкодиспансер самой идее раннего лечения онкобольных. Ведь онкологи всех стран предупреждают: при раннем обращении и раннем выявлении рака он излечим на 95-100%. Екатерина обратилась к онкологам именно на ранней стадии, и у нее были все шансы выжить и выздороветь. Но операция с медицинскими ошибками поставила крест на ее будущем.

Каждый год в нашей стране 300 000 человек умирает от рака. Из них 54% — мужчины, 46% — женщины. Причинами высокой смертности является поздняя диагностика опухолей из-за того, что пациент боится обращаться к врачам. Не исключено, что у нас к врачам боятся обращаться не столько из-за личных страхов, сколько из-за неверия в конечный результат.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter