Рус
Eng
Белый фрак для священника. За что РПЦ осуждает Владимира Головина

Белый фрак для священника. За что РПЦ осуждает Владимира Головина

6 февраля 2018, 20:17ОбществоВеста Боровикова
Владимира Головина обвинили в любви к фракам, театральности, пиаре себя через интернет и продвижению услуги по молитве по соглашению через соцсети.

Веста Боровикова

На сайте Правмира, ведущем информресурсе РПЦ, на днях был опубликован доклад протоиерея Александра Новопашина «Коммерческо-религиозный проект Владимира Головина», в котором порицается деятельность священника из Татарстана. Доклад был перепечатан и другими православными ресурсами, например, «Русской народной линией».

Головина обвинили в любви к фракам, театральности, пиаре себя через интернет и продвижению услуги по молитве по соглашению через соцсети. Главным обвинением было создание секты. На фоне этого остальные обвинения - например, любовь к белым фракам, в которых отец Владимир был запечатлён в момент празднования своей серебряной свадьбы, вообще меркли. Где кончается община и начинается секта, вопрос сложный, видимо, там, где люди, по словам очевидцев и сторонников батюшки, начинают «реветь на его проповедях».

Сторонники татарского настоятеля не заставили себя ждать, сплотили ряды и двинули войска в защиту настоятеля. Письмо руководителя фонда «Юный рыцарь» Александра Усанкина, выдержданное в стилистике исковых заявлений об оскорблении чести и достоинства, сторонникам подверженного остракизму батюшки удалось опубликовать на сайте Новосибирской епархии. Также у нас оказалось письмо молодёжного православного активиста Максима Волкова, в котором он утверждает, что годы, проведённые в общине Головина, были лучшими в его жизни. Сторонники опального священника пишут о его любви к театральности, которая, в частности, и вылилась в празднование серебряной свадьбы во фраке, что является вопросом вкуса. Автору этих строк, как человеку творческому, священник–театрал, с эпатажем и фрачным прикидом, импонировал бы больше, чем суровый аскет. Батюшки, как известно, бывают великопостные, и пасхальные. То есть суровые и радостные. Они же тоже люди.

Что такое секта? Посмотрим на дело с чисто практической точки зрения. Как формируется любое сообщество людей? По любви и душевной потребности. В Татарстане вокруг Головина образовалось такое сообщество. Все эмоционально на одной волне, рыдают, ликуют. Всё это напоминает общину Святого праведного Иоанна Кронштадского. Там тоже были массовые слезы покаяния (исповедь была прилюдной и коллективной), свита из горячих поклонниц, которые задаривали отца Иоанна какими-то несусветными шубами, и на эти шубы ему тоже пеняли.

Теперь о молитвах по соглашению через интернет. Вообще, речь идет о том, чтобы читать Псалтирь по живым и мертвым 24 часа в сутки. Обычная монастрыская практика. Но «пресс-служба» Головина опубликовала тарифы на эту требу в соцсетях, и страница была перепечатана Правмиром.

Берут ли плату за свои религиозные услуги православные оранизации как на территории России, так и на территории СНГ? Да. Цены фиксированы или по договорённости? Фиксированные, но всё зависит от степени знакомства заказчика и исполнителя. Каким образом заказчик узнаёт о тарифах? Приходит в Храм, подходит к свечной лавке и читает прейскурант. Или спрашивает лично у работника лавки. Везде действует подобная практика. Автор этих строк видела исключение в двух местах - Сергиево-Посадской Лавре, конкретно - в Храме , где покоятся мощи Сергия Радонежского, где записки об упокоении и здравии (то есть просьбы о коллективных молитвах, говоря мирским языком) можно кидать просто в щель в ящике, а пожертвование - кидать или не кидать в другую щель, и в заштатном монастыре во имя святого праведного Иоанна Кронштадского Алтайской епархии в селе Кислуха при бывшей игуменье Феодоре. Из этого не следует, что во всех остальных местах прейскурант есть. Но там, где автор была, он имеется.

То есть настоятеля из Татарстана обвинили только в том, что он модернизировал процесс получения платы. Вместо работницы и свечного ящика он использовал для продвижения своих услуг и оглашения прейскуранта Интернет.

Может быть, православное сообщество не любит Интернет? Тут есть две точки зрения. По одной, мировая Сеть - это дьявол. Но Правмир, например, – это сетевое СМИ, значит, там придерживаются другой точки зрения. Следовательно, батюшку публично высекли за то, что не спросил разрешения.

У кого–то есть вопросы к тому, что отпеть, повенчать, помолиться за живых и мёртвых можно с помощью священника только платно? У меня - нет. Священник - тот же человек, ему надо зарабатывать и кормить семью, а семьи у священников большие, детей много. Зарплаты же в регионах низкие, а епархиальные поборы высокие. Это знают все. Есть в этом нечистота и скверна? Думаю, никакой. Человек, кстати сказать, работает тяжело. Утренняя служба начинается в 8, длится 4 часа. Вечерняя начинается в 17 и длится 2 часа. Шесть часов на ногах. Между службами – те самые требы, тоже на ногах и часто с выездом к просящему. Есть люди, которые это делают бесплатно? Есть. Низкий им поклон. Наносит их прямое следование мотивировке Христа не торговать в Храме тень на всех остальных? Нет. Не всем же быть бессребрениками, ими надо родиться.

Так ли одинок священник из Татарии в своем желаниии поднять трафик прочтения прейскуранта молитвы по соглашению, чтобы его публично сечь на всю страну, немолодого уже человека? Нет. Второго февраля ко мне пришла очередная рассылка из православных Елиц - предалагают за сумму, выше, чем у Владимира Головина, оптом помолиться о моей грешной душе в нескольких монастырях сразу. Иное дело, есть ли толк в таких молитвах. Я, например, уверена, что никакие платные молитвы не имеют отношения к спасению души, и весь рынок молитв - это сеанс психотерапии. Заплатил батюшке, тот помолился за близкого, тебе стало легче. А тому, о ком ты молишься, помогла бы твоя личная молитва, пусть своими словами, корявая, неумелая, впервые произнесенная, но горячая. От любви и жажды спасти.

В средние века ходовым товаром были индульгенции. Ну, любит человек заключать товаро-денежные отношения со своей совестью. И с Господом Богом. Что по сути одно. Так ему кажется надежнее, чем просто помолиться самому. Тогда зачем вдруг публично пороть за то, чем занимаются все, одного человека? Чтобы остальные опомнились и спрятали прейскуранты подальше с глаз? Удалили рассылки с предложением молитвы за деньги (это называется "рекомендуемый размер пожертвования")?

Патриарх уже публично «сёк» игуменов, веля им снять золото с посохов. Может быть, это только начало? Все игумены и настоятели слезут с майбахов и начнут, как епископ Томский Ростислав, ездить по городу на общестенном транспорте? И последуют принципу: «Храм не строй, сироту пристрой»? Тогда принесение в жертву одного настоятеля можно оправдать. Во имя великих свершений.

Примечание:

Мнения авторов не всегда совпадает с позицией редакции. В данном случае "НИ" не считает возможным ни осуждать, ни поддерживать священника - "диссидента". Это - внутреннее дело самой РПЦ. Статья же интересна тем, что показывает характерное смятение в умах прихожан, которым столкновение ортодоксальных правил и традиций с веяниями 21 века представляется трудноразрешимой проблемой.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter