Рус
Eng

«Новая газета»: через пытки прошли многие жители Ингушетии

«Новая газета»: через пытки прошли многие жители Ингушетии

«Новая газета»: через пытки прошли многие жители Ингушетии

6 февраля 2017, 12:45
Общество
Виктор Левин
Арест начальника Центра по противодействию экстремизму открыл ящик Пандоры: через пытки в ЦПЭ прошли очень многие жители Ингушетии, выяснила «Новая газета» в публикации за 6 февраля.

На прошлой неделе Магасский городской суд (судья Калиматова) продлил содержание под стражей начальника ингушского управления Центра по противодействию экстремизму Тимура Хамхоева. Против него и троих его коллег, включая заместителя, возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий». Одному из оперативников вменяют еще и убийство. Речь идет о том, что сотрудники Центра «Э» пытали людей.

Вот цитата из материалов дела: «Предварительным следствием установлено, что 15 июля 2016 года в административном здании Центра по противодействию экстремизму МВД по Республике Ингушетия сотрудники Центра, совершая действия, явно выходящие за пределы их должностных полномочий, применили физическое насилие в отношении Долиевой Марем Мажитовны и ее супруга Долиева Магомеда Мухарбековича, требуя от них признания в организации и совершении разбойного нападения на дополнительный офис Ингушского регионального филиала АО «Россельхозбанк» в городе Сунжа. В тот же день, примерно в 19 часов, Долиев М.М. скончался, находясь в служебном кабинете Центра по противодействию экстремизму МВД по Республике Ингушетия».

Арест фигуры такого масштаба, как Тимур Хамхоев, — беспрецедентное событие, в котором многие ищут политическую подоплеку. Центр «Э» в Ингушетии (да и в целом на Кавказе) является мощнейшей и фактически никому не подконтрольной силовой структурой. Говорят о том, что его разгром — якобы следствие межклановых разборок.

Ингушские адвокаты свидетельствуют о нескончаемом потоке заявителей, которые теперь хотят припомнить Хамхоеву и его команде собственные пережитые пытки. Люди достают фотографии близких — посмертные и прижизненные — с наглядными свидетельствами пережитого. «Прежде никто не верил в то, что сотрудников Центра «Э» можно привлечь к ответственности, но теперь, после этих арестов, люди поняли, что такое возможно. Приходят, составляют заявления. И таких много», — говорит адвокат Тома Цечоева.

Полная версия материала - по этой ссылке.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter