Рус
Eng

"Ну какой страны мы агенты?!" Чайлдфри и феминистки не хотят быть "экстремистами"

"Ну какой страны мы агенты?!" Чайлдфри и феминистки не хотят быть "экстремистами"
"Ну какой страны мы агенты?!" Чайлдфри и феминистки не хотят быть "экстремистами"
5 октября, 16:50ОбществоФото: TelegramВ Варшаве проходит выставка известных феминисток России
Глава комиссии по защите детей от деструктивного контента при Роскомнадзоре Андрей Цыганов выступил с новой инициативой признать ЛГБТ, радикальный феминизм и чайлдфри экстремистской идеологией. Это, по мнению охранителя, защитит детей от «плохого» контента в Интернете.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Ольга Шнырова возглавляет организацию, которой присвоено звание иностранного агента. Вот уже больше двадцати лет в Иваново существует и работает Центр гендерных исследований. Ученые проводят социологические опросы и выпускают статьи и книги о взаимоотношении полов, восприятии себя современными женщинами и мужчинами, и о социальном положении и о многих других темах. Например, о чем охранители и сторонники «нового средневековья» предпочитают не говорить: разрыв в заработной плате между мужчинами и женщинами в России составляет 30% - естественно, не в пользу женщин. Или о том, что пандемия серьезно ухудшила положение женщин, в общем, и ситуацию женщин в семье. Мало того, что большое количество женщин потеряло работу, а у тех, кто ее сохранил, квартира превратилась в рабочее место, и нагрузка на них увеличилась. Сейчас начальники легко могут позвонить работницам домой и потребовать выполнить какую-то работу в 8 часов вечера.

- Это не только российский тренд, но и глобальный. Она ухудшила ситуацию женщин в семье. Увеличилось домашнее насилие, потому что люди заперты в 4-х стенах, и понятно, что это может привести к конфликтам. - рассказывает Ольга Шнырова.

Феминистки и чайлдфри, не говоря уже об ЛГБТ, рассуждения защитника детей от деструктивного контента воспринимают более чем серьезно. После новости о том, что всех «инаких» нужно объявить экстремистами, в чатах и на страницах социальных сетей наступило молчание. Всех «других» просто оторопь взяла. Все уже привыкли к журналистам-иноагентам или нежелательным правозащитникам, но чтобы целые социальные страты ставить практически вне общества и закона?

«Видать, скоро введут статус-приписку «запрещённый в Российской Федерации человек», - горько шутит одна из самых известных в стране феминисток Залина Маршенкулова в своем телеграм-канале «Женская сила». «Самые умные, образованные, талантливые и пассионарные люди - как всегда не нужны этому государству. История повторяется».

«Без пяти минут» нежелательные в сети кричат: сволочи, скажите, какой страны мы агенты?

В ответ появляется еще более примечательное интервью с Андреем Цыгановым. Сначала защитник детей хотел присвоить экстремистский статус только радикальным феминисткам. Теперь дорога в тюрьму грозит всем:

- Феминизм, как явление, в нашей стране мутировал от классического, который сводился к защите прав женщин, к нынешней стадии, которая заключается в мужененавистничестве, детоненавистничестве и всяких антисемейных и антидемографических установках, - заявил Цыганов в интервью «Фонтанка.ру»

Цыганов уверен, что феминистки – это малопривлекательные женщины, не могущие выйти замуж и иметь детей. Беда большинства феминисток в том, что они не замужем, никогда там не были, и, судя по всему, у них немного шансов. Их можно только пожалеть. Но зачем же свои комплексы размазывать по всем остальным и заражать их своей негативной энергией? – задается вопросом Цыганов.

Залина Маршенкулова, замужняя женщина с ребенком, не устает удивляться, насколько невежественными могут быть люди, влияющие на принятие решений в стране.

«Некоторые ноют, что «левацкая диктатура» хочет на всех писать доносы и сажать за слова. Тем временем доносы пишут кто угодно, только не леваки! Наоборот правые и пишут, как правило. На меня дважды писали.Сажают людей за слова пока что самые что ни на есть традиционалисты», - пишет Залина Маршенкулова.

Такие гонения связаны с тем, что российское государство стало традиционалистским, считает Ольга Шнырова. Оно опирается, в том числе, и на патриархальные ценности. Феминизм – это идеология, которая выступает противовесом патриархальной:

- Феминизм выступает за партнерскую семью, а не за патриархальную, где муж - глава и хозяин, за право женщины распоряжаться своим телом, в том числе, решать, сколько детей она хочет иметь или вообще не хочет, это собственно, и чайлдфри касается. Вероятно, это рассматривается как угроза демографической политике, но и государственной политике в целом, в том числе.

- Динозавры погибли потому, что у них была слабая чувствительность к разнообразию, говорит академик академик РАО, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова Александр Асмолов. - Когда общество отказывается от разнообразия, а вместе с ним и всех «иных», оно неизбежно дрейфует в сторону ксенофобии, которая может принимать разные формы – от расизма, кавказофобии, антисемитизма до отторжения любых других по установкам сообществ.

Это, по мнению академика, относится к ЛГБТ, это относится к движению чайлдфри – все, что не вкладывается в те или иные жесткие нормы, все, что оказывается за прокрустовым ложем так называемого канона, должно быть подвержено элиминации, уничтожению. Поэтому в культуре мы имеем два полюса – полюс толерантности, где ключевая норма – норма поддержки разнообразия и тем самым иных. Второй полюс – это полюс ксенофобии, где ключевая норма – это элиминация разнообразия, это его стирание. Как только в культурах начинает стираться чувствительность к разнообразию, культуры эволюционно обречены на гибель.

Страх перед «иным» приводит к тому, что появляются новые «стены» и границы, на которых стоят идеологические пограничники, лозунг которых – держать и не пущать.

Кроме того, в определенной степени, в России в жесткой форме реализуется конфликт «отцов и детей». Молодежные группы иногда эпатажно, иногда жестко нигилистично говорят: мы не хотим быть такими, как вы, утверждает педагог и психолог Александр Асмолов. Государство или тоталитарные родители хотят заставить детей жить, как они хотят. Дети хотят проживать свою собственную жизнь.

Культурное многообразие обогащает общество и способствует его развитию. Совсем недавно Ольга Шнырова и ее коллеги проводили опрос «Провинциальная маскулинность» среди молодых людей в Иваново. С 2005 года исследователи замеряют, как меняются представления о мужественности и отношении молодых мужчин к женщинам.

- У нас среди участников был мальчик-геймер. Он играет в компьютерные игры, где гендерные роли равноправные. Во время интервью он сыпал терминологией, как хороший гендерный исследователь. Есть ребята, которые смотрят ютуб-каналы, слушают подкасты. При этом они выбирают себе героев, которыми они интересуются, которых трудно отнести к «Мужскому государству». - уверена Ольга Шнырова.

Если раньше феминизм и чайлдфри как формы эпатажа можно было отыскать только в столицах, то теперь интерес к гендерным темам просыпается по всей стране. Исследователей из Иваново приглашали с лекциями и выступлениями в Барнаул, Владимир, Вологду во вновь открытые феминистские дискуссионные клубы.

Желание с помощью запретов сохранить патриархальное устройство общество приводит к печальным последствиям. Российский религиозный и общественный деятель Андрей Кураев предупреждает, что поиск « чего бы запретить» приводит к нормализации зла:

- Когда среди запрещённых вещей находятся вовсе не преступные, а просто спорные, полемичные, но не преступные ни в коем случае, то в этом случае возникает вопрос: может быть и другое, что в этом списке значится, возможно не так страшно? А это – нормализация зла, и очень печально, что таким путём всё идёт.

Боятся ли те чиновники и депутаты, которые принимают закон о просветительской деятельности или множество других сходных по духу законодательных актов, как говорит Александр Асмолов, или они просто хотят дырочку для ордена просверлить, поэтому прыгают и говорят – я на страже, как считает Андрей Кураев, по большому счету, не так важно. Ясно то, что охота на ведьм не ушла в прошлое.

- Знаете, у нашей с Вами власти горячка. Помните такого рода явление? Подобного рода горячка становится симптомом не только алкоголиков, а синдромом власти, которая боится сама себя, а тем самым боится всего, что происходит вокруг, и в ответ выдает только логику репрессивных действий, - говорит Александр Асмолов.

Для российской власти единомыслие – благо. Государство стремится через единомыслие обрести устойчивость. Но ученые говорят – в обществе, в котором нет инициативы снизу, не развивается. Тем не менее, Ольга Шнырова настроена оптимистично:

Среди известных феминисток - Зарина Маршенкулова
Фото:Telegram

- Я не думаю, что консервативные течения или православные адепты доминируют, хотя у них лучшие условия для развития. В общем и целом, вы не можете остановить процесс модернизации. В крупных городах даже экономика так развивается, что патриархат работать не будет, потому что она рассматривает выход женщины на рынок и ее достаточно активную позицию в жизни.

Тем временем в Варшаве, в католической Польше, где не утихает борьба за право женщин на аборты, проходит выставка «Лидерки перемен». На плакатах – портреты россиийских женщин, которые сделали борьбу за свои права делом своей жизни. Татьяна Никонова, Pussy Riot, Татьяна Никонова, Юлия Цветкова… Среди них – Залина Маршенкулова. «Для меня большая честь быть в такой крутой компании!» пишет она в Телеграме.

Жалко, что выставка проходит не в России, и героини они там. Здесь они – экстремисты. «Без пяти минут».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter