Рус
Eng
«Мы фактически бомжи!»

«Мы фактически бомжи!»

5 апреля 2016, 00:00
Общество
Анастасия Зотова
В городе Новый Уренгой (Ямало-Ненецкий автономный округ) участились случаи пожаров в ветхих домах. Об этом «НИ» рассказали местные жители и активисты, которых давно вынуждают покинуть аварийное жилье. Однако, как показывает опыт их земляков, никакого жилья взамен людям могут не дать. Из расселенного фонда люди либо пер

В прошлом месяце, 9 марта, в Новом Уренгое сгорел деревянный дом на улице Южная, 52а. До этого полыхали строения на улицах Таежная и Звездная. Местные жители считают участившиеся пожары странными: дома были обесточены, поэтому пенять на проводку не приходится, поясняет «НИ» местная гражданская активистка Жанна Белик.

Дома были признаны аварийными в конце девяностых, а расселение началось только в 2008 году. Тогда в городе развернулось активное строительство. Несмотря на это, некоторые из жильцов «аварийки» в результате расселения попросту оставались на улице.

Римма Зинатова с 2008 года жила с двумя сыновьями в доме № 2б по улице Газовиков. В ноябре 2010-го ей предложили выехать в квартиру в микрорайоне Строителей. Увидев дом, Римма пришла в ужас. «Трещины на несущих стенах, заражение плесенью и грибком. На четвертом этаже дышать нечем, вентиляция не работает. Канализация воняет, жить там невозможно!» – рассказала г-жа Зинатова в комментарии «НИ».

О том, что дом непригоден для проживания, чиновники хорошо знали. Новостройка не прошла госприемку, а о многочисленных нарушениях говорится в резолюции новоуренгойской прокуратуры, принятой 4 июня 2010 года – за полгода до того, как суд принял решение о переселении семьи Зинатовой в эту постройку. Застройщик был ликвидирован решением Арбитражного суда Тюменской области еще в 2011 году.

Несмотря на это, в департаменте городского хозяйства Нового Уренгоя на запрос «НИ» ответили, что заселение дома проводилось в установленном законодательством порядке «в связи с вводом в эксплуатацию данного дома и включением его в реестр муниципальной собственности». Заключения уполномоченных органов о несоответствии дома санитарно-техническим требованиям в департаменте отсутствуют.

В итоге выезжать из предыдущей квартиры Зинатова отказалась и прожила там еще полтора года. Однако в июле 2012 года дом начали разбирать. «Я только уехала в отпуск, и нам сразу же отключили все коммунальные услуги: воду, электричество», – рассказала Римма Зинатова. Потом дом отрезали от газоснабжения, с крыши начали снимать шифер.

Содержание дома было признано нецелесообразным, пояснили «НИ» в департаменте городского хозяйства. «По завершении работы по расселению граждан… дома подлежат отключению от систем коммуникаций и сносу», – говорится в сообщении ведомства. В этом случае управляющая организация предупреждает об этом заблаговременно и неоднократно, подчеркнули чиновники.

Дом Риммы Зинатовой был окончательно снесен 27 сентября 2012 года – не были вынесены даже мебель и вещи. С тех пор Римма Зинатова вынуждена снимать квартиру. «Договор соцнайма не расторгнут, но мы с сыновьями теперь фактически бомжи!» – жалуется женщина. В октябре 2014 года ей через суд удалось доказать, что дом в микрорайоне Строителей, который ей предлагали, не соответствует нормам. В администрации тогда же обещали предоставить другую квартиру, но так до сих пор этого и не сделали.

Фактически без жилья остался и погорелец Арсентий Чапрыкин. Ему предложили взамен сгоревшего дома комнату в общежитии – сослались на то, что квартир в распоряжении города нет. Жанна Белик утверждает, что в администрации лукавят: «У нас есть реестр – какие квартиры числятся за администрацией города, даже с нумерацией и квадратными метрами… Не знаю, кому эти квартиры даются».

Подобной участи боится и пенсионерка Надежда Каштанова. Она отказывается покидать свое единственное жилье в квартале СМП-700 в доме 47, хотя суд уже вынес решение о выселении. «Я вынужденная переселенка из Казахстана, у меня трое детей, я ветеран труда и почетный донор – и меня выкидывают на улицу», – пожаловалась она «НИ». Дело в том, что, как заявлял ранее заместитель главы администрации Нового Уренгоя Андрей Мартынов, Надежда Каштанова вселилась в квартиру на основании ордера неустановленного образца, выданного предприятием. Потому она и не попала под программу расселения. Единственным доступным для нее вариантом в администрации считают комнату в общежитии. «Но мне скоро 60 лет, не так-то просто в таком возрасте работать», – рассказала Каштанова.

В департаменте городского хозяйства пояснили «НИ», что такие вопросы решаются через суд. «В случае проживания граждан в муниципальных жилых помещениях на основании «ведомственных» ордеров неустановленного образца… вопрос о выселении граждан без предоставления или с предоставлением иного благоустроенного жилого помещения подлежит разрешению исключительно в судебном порядке», – говорится в ответе на запрос «НИ». Впрочем, г-жа Каштанова дошла со своими жалобами аж до Верховного суда РФ.

Сейчас в аварийных домах, как и ранее в жилище Риммы Зинатовой, начали отключать воду и электричество. «Мы осенью 2015 года лежали на трубах, чтобы их не перерезали, а теперь дежурим, чтобы не было поджога», – рассказывает Каштанова.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter