Рус
Eng
Ипотечная петля. 10-й год семья Хандамовых бьется за свою квартиру

Ипотечная петля. 10-й год семья Хандамовых бьется за свою квартиру

4 октября 2016, 21:25
Общество
Сергей СЕНИН
В Мосгорсуде в ближайшее время состоится рассмотрение кассационной жалобы по одному из самых громких и нашумевших историй квартирного мошенничества в столице.

Речь о деле москвича Степана Хандамова - инвалида 2-ой группы, потерявшего свое единственное жилье в результате жульнических схем финансовых структур. Благодаря пристальному вниманию СМИ, в том числе и газеты «Новые Известия» («Ссудный день», «Коллекторы в законе», «Кто здесь власть» в «НИ») эта история получила широкую огласку.
 
Однажды Степан Хандамов признался, что самым худшим в своей жизни считает тот день, когда переступил порог известного столичного финучреждения. Поддавшись обаянию и велеречивым обещаниям менеджеров крупного банка, он оформил на себя ипотеку под залог единственной квартиры. Как часто бывает, бизнес прогорел, а партнеры еще до окончания договора займа каким-то образом сумели переоформить на себя залоговую квартиру.

Степан Фризович не раз обращался в суд, пытаясь доказать, что с ним поступили нечестно. Поскольку проценты по кредиту он исправно выплачивал. Действительно, на тот момент, когда у него забрали жилье, он все обязательства перед банком продолжал выполнять. Однако тягаться с крупной финансовой структурой у него силенок не хватило.

Спор о праве на четырехкомнатную квартиру в Митино длится с июля 2007 года. В ЗАО «Ипотечный брокер» (аффилированная с банком компания, через которую оформлялся кредит), предлагали разные варианты разрешения ситуации. Переговоры же от ее имени проводили за все это время более 40 разных представителей.

Это одна из банальных историй, о которых мы слышим на каждом шагу. Но после известного обращения Владимира Путина по защите собственников жилья от недобросовестных структур на проблему обратили внимание пресса и телевидение. В квартиру Хандамовых нагрянула целая группа телевизионщиков. По нескольким каналам тогда рассказали подробно о существующих мошеннических схемах кредитных учреждений по отъему квартир у пожилых граждан.

Видимо, испугавшись публичного скандала, ипотечники тогда согласились подписать с Хандамовым договор купли-продажи, которая давала шансы на возвращение квартиры хозяевам хотя бы в обозримом будущем. Но официальную перерегистрацию жилья назначили на лето 2014 года.

«Такое условие продиктовал сам банк, - рассказала «НИ» адвокат Елена Азарко. - А мои доверители согласились, устав от многолетнего противостояния. - В последующие 5 лет семья спокойно проживала в своей квартире, ожидая окончания условленного срока переоформление прав собственности».

По словам адвоката, никто им не мешал, не тревожил. Летом 2014 года, как и договаривались, Хандамов приехал в банк и напомнил о том договоре и об обязательствах сторон. Ответ сотрудников буквально ввел его в ступор: якобы они не в курсе, где сейчас находится «Ипотечный брокер» и вообще не знают такую компанию.

Хандамову пришлось самому провести целое расследование по их розыску. Последовательные обращения в Следственный комитет и прокуратуру, в столичную и районную полиции ни к чему не привели. Только местный участковый сообщил, что по указанному в документах юридическому адресу фирмы действительно нет.

Степан Фризович обратился в Тушинский районный суд г. Москвы с иском о понуждении второй стороны к регистрации Договора купли-продажи. Запросил выписку из Единого государственного реестра права на недвижимость. Вот тогда и стали понятны причины туманного поведения ответчиков.

Оказывается, за это время квартира каким-то образом перешла в собственность банка, затем ее передали снова в ЗАО «Ипотечный брокер», но уже на условиях ипотеки. Об этом обременении есть запись в ЕГРП.

Случившееся стало тяжелым ударом для всей семьи Хандамова, у которой больше ничего нет, кроме этой единственной квартиры. И потерять ее, означает для них - лишиться элементарно крыши над головой.

Хандамов был вынужден начать новый виток судебных тяжб, которые не лучшим образом отразились на его здоровье. По словам Елены Азарко, многолетние хождения по судам и психологическое напряжение буквально надломили здоровье уже немолодого человека. Особенно после того, как бывший генеральный директор ЗАО «Ипотечный брокер» Акопов Д.Л., которого все же удалось найти, отказался признавать предыдущую сделку. Якобы почерк на документе не его, а по сему договор нельзя считать действительным.

Судья Тушинского суда Самохвалова на тот момент приняла единственно правильное решение – отправила его подпись на экспертизу. Казалось бы, дело сдвинулось с места и полученные результаты позволят поставить точку в этом запутанном и сложном споре. Но проведение экспертизы затянулось на долгих шесть месяцев. Как объяснили в суде: по причине отсутствия образцов для почерковедческого анализа. Представить же их должен был именно гендиректор ЗАО «Ипотечный брокер», казалось бы, больше всех заинтересованный в прояснении ситуации с подписью.

Такое отношение могло бы вызвать у суда подозрения в преднамеренном затягивании экспертизы со стороны Акопова и ко. Ведь для подачи нужных образцов не требуется несколько месяцев, тем более полгода. Но как ни странно, суд крайне лояльно отнесся к данному вопросу.

Вообще, с какого-то времени процесс пошел как-то веселее и успешнее для оппонирующей стороны. Судья Самохвалова признала-таки, что подпись не принадлежит Акопову. Причем, в отсутствие Хандамова, который не имел возможности ознакомиться с выводами эксперта. В это время у него случился острый гипертонический криз. Пришлось даже вызывать неотложку. Но в данном случае суд оказался не столь лоялен - предынфарктное состояние не сочли достаточным основанием для переноса заседания. Защита Хандамова подала апелляцию, параллельно инициировав проведение повторной почерковедческой экспертизы.

Результаты нового анализа оказались довольно любопытными. В своем отчете эксперты независимого агентства подробно и убедительно доказывают, что подпись на договоре купли-продажи принадлежит именно Акопову. Более того, главный специалист, проводивший доскональную экспертизу, проявил готовность приехать на судебное заседание и с документами в руках отстаивать свою правоту.

«Я глубоко убежден, что Тушинский суд сделал необоснованные выводы, – уверен Степан Фризович. – Они не могут быть объективными хотя бы потому, что приняты, исходя из доводов одной стороны. А как же наши доводы? Их разве не должен суд учитывать?»

Противостояние сторон в ближайшее время продолжится в Мосгорсуде. Рассмотрение кассации намечено на середину октября с.г. Как признался в разговоре с журналистом Степан Хандамов, сил сопротивляться «большим деньгам» и процессуальным  проволочкам у него предостаточно. 

Стоит напомнить, что в июле текущего года начался 10 год борьбы за единственное жилье Хандамовых. За это время изменилась позиция государства по вопросам защиты граждан от недобросовестных кредиторов и коллекторов. Судя по всему, не успела перестроиться только судебная система.
 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter