Рус
Eng
SOS из Чемала: ипотека погибшего отца делает двух малышей и их мать бездомными

SOS из Чемала: ипотека погибшего отца делает двух малышей и их мать бездомными

4 сентября 2019, 16:05Общество
Дикая история: в Чемальском районе республики Алтай двое детей восьми и десяти лет 1 сентября пришли в школу в статусе ... бездомных. Их жилье ушло банку за долги по ипотеке, взятой умершим отцом.

Людмила Бутузова

Мать Олеся Брызгалина не справилась с выплатами. И теперь у семьи нет еще и своего дома - по решению суда заложенная недвижимость отошла кредитору – ПАО Сбербанк. Дом выставлен на продажу. На руках у семьи есть постановление судебных приставов о выселении. Другого жилья нет, зима на дворе. И куда ей с двумя детьми?

Олеся Брызгалина - мать двоих детей и вдова, оставшаяся с долгами мужа

Соцсети негодуют: почему молчит опека? Где власти,обязанные защитить семью от обнаглевшего Сбербанка? Что это вообще за суды, позволяющие кредитору обобрать до нитки вдову и несовершеннолетних детей? Негодующие вопросы возникают всегда, как только случается очередная «долговая история» - стоит только примерить ее на себя… Весь ужас в том, что ипотечное болото может засосать каждого.

С Брызгалиными такого не должно было случиться. Молодые, энергичные, . успешные... Жили и работали в Новосибирске, там же и детей завели. На Чемал каждое лето ездили отдыхать... Места здесь крутые – горы, тайга, Катунь – самое то для любителей настоящей природы.Появилась идея перебраться сюда на постоянное место жительства. Семья мечтала о большом доме, в котором они могли бы жить и под той же крышей иметь собственное дело – гостиницу для туристов. В 2013 году их мечта осуществилась. Они переехали в Чемальский район, купили дом в ипотеку за 7,5 млн рублей. По словам Олеси, на тот момент муж хорошо зарабатывал, рассчитывали, что закроют долг за 5 лет. Судьба распорядилась иначе.

Семья прожила в доме всего лишь четыре месяца, как с Андреем произошло несчастье. Вроде бы, безобидная травма, но она привела к тяжелым последствиям – две недели в реанимации, врачи оказались бессильны, и Андрея не стало.

Стоит ли говорить, каким потрясением для семьи была смерть отца. Все рухнуло. Рушилось и дело, которое они затеяли, чтобы обеспечить будущее своим детям. Дом уже фактически стал гостевым, в него хорошо вложились – номера для туристов со всеми удобствами, благоустроенная территория, кухня, все новое. Люди поехали… Оставшись одна, Олеся не бросила предприятие, оно кормило семью и позволяло погашать долги перед банком. Других источников дохода не было.

Всю тяжесть положения Олеся оценила, когда среди документов Андрея на кредит не оказалось полиса страхования его жизни. Есть такая услуга для заемщиков - страховать жизнь при ипотеке. Услуга дорогая и вроде бы не совсем обязательная, но если она оплачена, то в случае потери здоровья или смерти, страховая компания по закону возмещает банку долги своего клиента, и тем самым наследники освобождаются от ипотечного бремени.

Все вроде бы об этом знают, но у одних нет денег, чтобы, взяв взаймы под безумные проценты, платить еще и страховщикам, другие успокаивают себя, что уж с ними-то – молодыми и здоровыми - ничего не случиться. Что тогда имел ввиду Андрей Брызгалин, уже не спросишь… Но ему было тридцать лет – полон сил, здоровый, спортивный, и деньги были нужны совсем на другое.

Олеся должна была платить по ипотеке по 100 тысяч рублей в месяц. Какое-то время ее спасали накопления, но они скоро закончились. Еще и кризис "помог", разразившийся в стране в 2014 году, накопления практически сгорели, а кредит, разумеется, нет.

- Когда я поняла, что в следующем месяце уже не смогу оплатить полную сумму, обратилась в Сбербанк, объяснила свое положение,- рассказывает женщина. - Сначала мне показалось, что меня услышали. Сотрудники банка обещали подготовить мировое соглашение, но вместо этого обратились в суд.

Позднее, по словам Брызгалиной, Сбербанк все-таки пошел на то, чтобы пересмотреть график платежей и сделать его плавающим, но только на ближайший год. Потом – как обычно - 110 тысяч рублей каждый месяц.Олеся не могла принять такие условия, понимая, что через год окажется в еще более затруднительном положении.

В конечном итоге судебные тяжбы продолжились. В декабре прошлого года дом перешел на баланс Сбербанка и уже выставлен на продажу. Чемальский райсуд вынес решение о выселении семьи.

Сторонники Олеси Брызгалиной почем зря клянут и Сбербанк, и районные власти, и судью, отказавшую семье в защите. При этом все знают, что маневренного фонда в Чемальском районе нет, районный бюджет – только мышей разводить, но просто бесит, что на вопрос опеки к суду: "Куда выселять будем, на улицу?" судья равнодушно пожала плечами.

«Новые Известия» дозвонились в администрацию Чемальского района: а вот правда, есть ли какой-то выход из тупиковой ситуации? Чем власти могут помочь вдове с двумя детьми, если они окажутся на улице.

- Ой-ой-ой!, - заголосила чиновница на том конце провода. – Нас уже со всех сторон терроризируют: решайте вопрос! Как? Сбербанк нам не подчиняется, социального жилья в районе нет. Глава говорит: придется нам, девчата, самим сбрасываться, иначе разгонят за бездушие.

Уполномоченная по правам ребенка в Республике Алтай Надежда Манзырова только недавно из соцсетей узнала о ситуации с семьей Брызгалиных. Там же сообщила, что планирует встречу с представителями Сбербанка и надеется, что в свете «некоторых обстоятельств» она будет плодотворной. «Обстоятельства», на ее взгляд, весьма существенные. Буквально на днях в Иркутске, Владимир Путин критиковал Сбербанк за равнодушие к чужим бедам: «Плохо, что они отказываются идти навстречу людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Для банка с такими доходами - рекордными в целом по стране - это вообще несерьезный вопрос».

Воспитательные меры, предпринятые президентом, пока никак не сказались на судьбе Брызгалиных. С ними банк продолжает ту же процедуру по выжиманию долгов, что и с другими должниками. Раскатавшим губы, там же, в соцсетях строго ответила пресс-служба ведомства Грефа: «Сбербанк всегда индивидуально подходит к решению проблем каждого клиента. На досудебном и судебном этапах сотрудники неоднократно встречались с клиентом и предлагали индивидуальные схемы урегулирования задолженности: была проведена реструктуризация, в дальнейшем предложено заключение мирового соглашения. Необходимо отметить, что в такого рода ситуациях важен конструктивный подход и со стороны клиента. По данному кредиту все мероприятия по взысканию задолженности и реализации объекта проводятся в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации".

На запрос «Новых Известий» на автоответчике пробубнили то же самое.

Но что-то подсказывает: не все так безнадежно. Бывали случаи – и «НИ» о них рассказывали, когда Сбербанк вволю построжившись, опускал занесенный меч. Похожая история была в прошлом году с семьей врачей из г. Пушкино. Оба родителя умерли, многомиллионную ипотеку взвалили на двух несовершеннолетних детей, и тоже дошло до их выселения из квартиры. Все обошлось – немножко помогли друзья отца, немножко уступил банк.

У Олеси Брызгалиной оставшийся долг 2,5 миллиона рублей – не такая уж заоблачная сумма, чтобы Сбербанк из-за нее стал портить себе репутацию. Кроме того, женщина пустила шапку по кругу – просит помощи у друзей-туристов для выкупа у банка своего дома - он ведь и им тоже не безразличен. В шапку уже набросали некоторую сумму. Банк как бы в курсе - страничку Олеси во «ВКонтакте» тщательно изучают. Возможно поэтому ее дом, с зимы выставленный на продажу, еще не продан, его как бы придерживают, несмотря на толпы желающих.

Еще один знак. На днях прошло заседание Апелляционной коллегии Верховного суда Республики Алтай по делу о выселении из дома Олеси Брызгалиной и ее несовершеннолетних детей Ульяны и Федора. Представители истца - то есть ПАО Сбербанк, не явились. Не было и уполномоченной по защите прав детей в республике. Боимся сглазить, но возможно, портфели брата и сестры все же полегчают. Тяжеловато им таскать в школу ипотечные долги.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter