Рус
Eng
Смерть в режиме онлайн

Смерть в режиме онлайн

4 августа 2016, 15:31
Общество
Дина Карпицкая
Недавно ООН признал наличие в России крупнейшей в мире эпидемии ВИЧ, и это бедствие продолжает стремительно распространяться. Судя по докладу ЮНЭЙДС (Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу), по этим печальным темпам мы обогнали Мозамбик, Кению, Зимбабве и ряд других далеко не развитых стран. Вместе с тем в Рунете появ

Всемирный заговор, убийцы в белых халатах, ядовитые таблетки... Такими страшилками ВИЧ-диссиденты объясняют и себе, и другим, что вирус иммунодефицита – выдумка, выгодная некоему мировому правительству и международным фармацевтическим компаниям.

Очень агрессивные сообщества

Например, если забить в поисковике одной из популярных соцсетей запрос «СПИД-центр Курск», то вы с огромной долей вероятности попадете на страницу ВИЧ-диссидентов. И это в крупном регионе, где живут больше миллиона человек, и среди них – тысячи носителей вируса иммунодефицита. Один из лидеров СПИД-диссидентов Алексей Старостенко с гордостью заявляет, что это его рук дело...
 
В группе «Движение против аферы ВИЧ, СПИД» так сразу и написано, что «фальшивая эпидемия ВИЧ/СПИД прекратится, когда в этой группе будет 1 000 000 участников. Присоединяйся и пригласи друзей!». На данный момент здесь около 5,5 тыс. человек. Большинство из них – носители вируса. В группе они ставят друг другу диагнозы и ругают медицину на чем свет стоит.
 
На страничке полным-полно таких сообщений: «ВИЧ в природе не существует! ВИЧ – крупнейшая фальсификация ХХ века, на нем зарабатывает целая индустрия. И не вздумайте принимать препараты от ВИЧ – они токсичны!».
 
«А что, ВИЧ можно уже заразиться?! Вируса же нет! Как можно заразить тем, чего нет?». Такова реакция участников сообщества на новость в прессе о том, 26-летний рэпер из Новосибирска Дмитрий М. чуть не заразил ВИЧ 14-летнюю девочку. При этом сам музыкант буквально за несколько дней до задержания полицией хвалился в группе: «Хочу сказать одну вещь: за последние полгода после развода у меня было порядка 37 девушек, 9 из них проверялись на ВИЧ (дурочки) – ни у кого из них анализ не был положительным, при всем при том, что я-то с «+». Так вот, даже если у вас «+», занимайтесь сексом спокойно. ВИЧ – это бред».
 
И только одна девушка рискнула возразить: «Не важно, веришь ты в ВИЧ или не веришь. Но вступая в связь, не предупреждать о своем диагнозе нельзя». На нее тут же обрушилась страшная критика со всех сторон: «Да ты, видимо, подкупленный спидозниками агент!».
 
«Я знаю о своем диагнозе с 2001 года, – рассказала «НИ» 35-летняя Светлана из Санкт-Петербурга. – Тогда вопрос о терапии даже не стоял, врачи просто сказали мне, что жить буду 5-6 лет, не больше. Я принимала наркотики и, услышав такую новость, ударилась во все тяжкие. Но мне повезло. Штамм, носителем которого я являюсь, пожирает иммунитет медленно. Наркотики бросила давно, наблюдалась у инфекциониста, ничего не принимала, так как назначений не было».
 
Прошлой зимой Светлана стала сильно болеть, вообще еле ходила. Тогда выяснилось, что у нее уже глубокий СПИД. После того, как назначили терапию, она полезла в Интернет в поисках информации о том, кто и что принимает. Первая же группа, на которую девушка наткнулась, и была диссидентская, хотя она не сразу поняла, куда попала.
 
Ей посоветовали не «жрать терапию – это яд», а лучше искать реальные болезни. И в личку сразу несколько человек написали. Одна из диссиденток рекомендовала Ольгу Ковех. «Мол, эта врач ей помогла, надо только анализы ей скинуть, и та все скажет».
 
Ольгу Ковех в соцсети уже прозвали «доктор смерть». В режиме онлайн она якобы лечит всех и особенно будущих мамочек с ВИЧ. В группах пользуется авторитетом также известный профессор космической медицины, который заявляет, что рака и СПИДа в действительности нет.
 
«Самое страшное, конечно, то, что мамочек они обрабатывают технично, – продолжает Светлана. – Женщинам ставят диагнозы в женской консультации – конечно, они напуганы, не знают, что делать и куда бежать. Пытаются найти информацию, ну и попадают на диссидентов. А те начинают давать им материалы, где утверждается, что ВИЧ нет. Естественно, люди цепляются за эту мысль и верят им. У них в группах выложены формы отказов от тестирования, отказы от лечения, отказы от профилактики, всякие юридические ссылки».
 
От переписки молодых матерей, родивших инфицированных малышей, волосы встают дыбом. Как орлицы, женщины защищают своих детей (многие из которых явно уже в стадии СПИД и не вылезают из больниц) от врачей и от любого анализа крови.
 
Одна из самых активных диссиденток хвалилась тем, как ее мама прямо вырвала у врачей пробирки с кровью дочери, взятой на анализ, и вылила их в раковину: «Эти спидюки не получат моего ребенка!.. Пусть лечат от реальных болезней, а не от мифического ВИЧ. Самое главное – отказаться от лечения в письменной форме и заверить печатями. Я вышла на тропу войны и никогда не пойду уже на мировую – это исключено. Когда я родила, мне запретили ребенка кормить грудью. Это преступление, и я буду мстить «врачам» за это».
 
История Татьяны, написавшей это, и ее дочери Лизы печальна, как и многие здесь. Женщина узнала о своем диагнозе в женской консультации, куда пришла вставать на учет по беременности. После обнаружения ВИЧ от нее отвернулись многие, в СПИД-центре, по ее словам, разговаривали «как с наркоманкой и зечкой какой-то». А в диссидентской группе, куда женщина попала уже после рождения дочки Лизы, все ее виртуальные друзья были добрыми и ласковыми.
 
Татьяна написала отказ от наблюдения в СПИД-центре, ребенка водила к частным врачам и гомеопатам. В детский сад Лиза не ходила, а когда пришло время оформлять медицинские документы в школу, Татьяна опять же все сделала через частных врачей. Таким образом, ВИЧ+ статус дочери на бумаге «потерялся».
 
До поры до времени все шло неплохо. Лиза нормально развивалась, ходила на танцы, хорошо училась и т.д., мама Татьяна часто заходила в социальные группы, рассказывала новичкам свою историю и подчеркивала, что все у них с дочерью благополучно, призывая новичков, столкнувшихся с проблемой ВИЧ, следовать ее примеру.
 
Но начиная с лета-осени 2012 года из сообщений Татьяны становится понятно, что со здоровьем у Лизы появились проблемы. Сначала «энтерит», который женщина связывала с непереносимостью ребенком еды из школьной столовой, а потом решила, что это целиакия (непереносимость глютена). Потом эпизоды высокой температуры, пневмония.
 
Татьяна писала, что дочь попала в больницу и несколько дней провела в реанимации, где ей устанавливали подключичный катетер и лечили мощным антибиотиком, а также капали витамины и питательные смеси. Впрочем, писала как бы вскользь, мол, было и прошло: «Заболела-выздоровела и вновь пошла в школу. А врачишки – идиоты и ничего не понимают, зря только антибиотики кололи».
 
В начале мая 2013 года в группе «ВИЧ-СПИД – величайшая мистификация XX века» было размещено следующее сообщение с криком о помощи: дочь Татьяны находилась в тяжелом состоянии, весила 14 кг в 10 лет, у нее выпали волосы, она перестала развиваться, больше шести месяцев не прекращается жидкий стул, повышение температуры тела до 39 градусов.
 
Но соратницы Татьяны по несчастью – такие же мамы-диссидентки – продолжали ее ободрять и писать, что СПИДа нет и что все это вымысел. Судьба Лизы неизвестна, так как Таня Ж. удалила свой аккаунт и перестала с кем-либо общаться.
 
Кое-кто утверждает, что сейчас мать и дочь принимают антиретровирусную терапию. Но почему-то не хотят в этом признаваться своим бывшим друзьям. Посты Татьяны, призывающие не сдавать анализ и ни в коем случае не пить «этот яд», все еще украшают группы диссидентов.

Как умирал ребенок: дневник отчима

С группой «ВИЧ-СПИД – величайшая мистификация XX века» ведет интернет-войну другая группа – «ВИЧ-диссиденты и их дети». Ее организовала группа врачей-энтузиастов. Они не называют своих имен и не дают контактов – так безопаснее. Врачи собирают всю информацию по больным «диссидентам», ведут список погибших и умерших.
 
«Это многих отрезвляет, понимаете, – пишет корреспонденту «НИ» один из них. – Ведь в группах диссов такая информация строго подчищается. Там вы не найдете ничего о том, например, что «икона диссидентов» – 10-летний мальчик Даня – умер. Последняя информация о нем – поздравление с днем рождения в 2014-м. Мало кто знает, что через два месяца он скончался».
 
Даниил родился в Курганской области 17 апреля 2003 года от ВИЧ-инфицированной матери. Известно, что каким-то непостижимым образом он был снят с учета в Курганском областном центре СПИД и вместе с матерью и отчимом переехал в Челябинск. По мнению диссидентов, стоит только скрыться от СЦ, избежать прессинга со стороны медицинских работников, и СПИД не наступит никогда...
 
В возрасте 8-9 лет у Даниила начались серьезные проблемы со здоровьем. В нескольких частных медицинских центрах ему диагностировали всевозможные заболевания от гельминтоза до сахарного диабета. Лечение не дало результатов, и в сентябре 2013 года с приема педиатра на скорой Данила доставили в реанимацию детской инфекционной больницы.
 
В начале октября 2013 года после обследования мальчика на ВИЧ-инфекцию поставили диагноз – СПИД. Показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки поражали даже видавших виды врачей. Ребенку по жизненным показаниям назначили терапию. Вопреки отказам матери, в стационаре Данила получал необходимое лечение. Мальчику полегчало. После выписки врачи также велели продолжить прием АРВТ-терапии дома. Но родители не стали этого делать.
 
«Опять все плохо, – пишет отчим ребенка Максим. – Это мразь (заведущая) каким-то способом прочухала, что мы не даем химию, и приставила надзирателей, чтобы при медперсонале давали ребенку гребаные таблетки (с утра отбились, за вечер переживаю)... После того, как жена мне это сообщила, я по телефону разнес нач. меда. Предупредил, что если будут нам мешать, расхерачу бошки всем...»
 
Все свои посты отчим подкрепляет видео – на нем совершенно безжизненный мальчик, еле выговаривающий слова, худой как скелет, глаза испуганные, лицо пепельное. От этих кадров просто кровь стынет в жилах. А участники группы буквально в прямом эфире смотрят, как мучительно умирает ребенок, и бурно аплодируют: «Даня молодец – борец. Выглядит сегодня гораздо лучше, чем вчера. А его папа вообще герой».
 
«Пока врачи боролись за жизнь мальчика, Максим бегал с жалобами по всем возможным инстанциям. – рассказывают врачи из противоборствующей вич-диссидентам группы. – Было чудом, что Даня вообще выжил. Но Максима уже было не остановить. Он стал диссидентским героем, вел подробный дневник умирания пасынка, а Даня был провозглашен «иконой группы». К обсуждению ситуации подключилась и «доктор-смерть» Ольга Ковех, рекомендуя лечиться аспирином. В частности, уже после выписки мальчика из больницы она советовала, как нужно отменять терапию и вообще всячески поддерживала родителей в этом. Впрочем, после смерти Дани Ковех открестилась от участия, переведя стрелки на лечащих врачей. Ребенок продолжал угасать дома, периодически у него поднималась температура, были судороги, молочница, пневмония. Родители считали, что мальчик страдает из-за антиретровирусной терапии в больнице».
 
Даниил умер 14 июня 2014 года. Возбужденное уголовное дело по факту оставления ребенка в опасности вскоре было прекращено.
 
В мае 2016 года умерла и мать мальчика Полина. Информация пришла «диссидентской почтой» и передавалась «диссидентами» по личкам. Один из участников группы поделился ею с нами. Обстоятельства смерти не ясны. Но доподлинно известно, что два года назад (осень 2014-го) у Полины был очень низкий иммунный статус. Никаких публичных комментариев со стороны мужа Полины Максима М. информация о смерти не получила. В личке он никому не ответил. Более того, прекратил общение в диссидентских группах, удалил свою продиссидентскую группу «Реальные истории», удалил записи со своей стены и фотографии.

Боялась в 25 умереть от таблеток, в итоге в 23 умерла от СПИДа

Так же мучительно на глазах у всех «диссидентов» умирала и 23-летняя Юля Я. Девушки уже нет в живых, а ее посты в диссидентской группе остались до сих пор.
 
«Всем привет. Ох, не знаю, куда мне деваться, то одно, то теперь другое. Вот как такое может быть, в октябре того года зрение было 100%, а теперь вижу на 60%. Постоянная слабость, сонливость. Мучаюсь с высыпаниями на теле уже год, не могу ни юбку носить, ни кофты с коротким рукавом, да и вообще стараюсь не выходить на улицу. Сил нет на все это, мне только 23, а я чувствую себя на все 60. Уже не знаю, что мне и делать. Простите, что пишу сюда, больше некуда», – сообщения датированы позапрошлым годом.
 
«Зрение – это сосудистое. Попей витаминчики, спортом займись, – советуют Юле коллеги-диссиденты. – Только химию не ешь, а то хуже будет».
 
«Юля много раз писала, что не хочет в 25 умереть от побочек терапии. А в итоге в 23 умерла от СПИДА, – комментирует врач из другой группы, также занимающийся обличением отрицателей СПИДа. – Мы много раз пытались связаться с девушкой и уговорить ее начать принимать терапию. Но в ответ – только агрессия. Родные также настаивали на лечении, в августе терапия была назначена, Юля взяла было препараты, но, несмотря на мамины слезы, принимать их отказалась».
 
Врач продолжает: «В мае 2013-го Юля пишет, что замучил кандидоз и что врачи настаивают на приеме АРВТ, помимо всего ей назначена профилактика от туберкулеза, что говорит о том, что у девушки иммунный статус явно менее 200 клеток/мкл, то есть уже стадия СПИД. Да и глядя на фото Юли понимаешь, что со здоровьем у девушки явно плохо – кожные высыпания не удается скрыть даже под толстым слоем косметики, цвет лица землистый. 6 мая 2015 года Юля умерла».
 
Причина смерти – менингит, и подозрения на нейроинфекцию, осложненную отеком головного мозга, подтвердились. По словам медиков, менингит/менингоэнцефалит при СПИДе – довольно частые осложнения. Протекают тяжело и весьма скоротечно, что подтверждает и случай Юли – ушла за пять дней.
 
У девушки остался крошечный ребенок, она родила его буквально за два месяца до смерти. На счастье семьи, малыш родился с отрицательным статусом.

«В 2009 году я еще был дураком, сдавал на ВИЧ»

Один из самых рьяных «диссидентов» – житель Курска Алексей Старостенко. Именно он перекупил домен курского СПИД-центра. Он публично отрицает ВИЧ и утверждает, что является гражданином СССР, а не России.
 
«Я стал задумываться о том, что ВИЧ – это мистификация, еще в 2008-м, – рассказывает историю своего становления диссидентом Алексей. – Почему сделал такой вывод? Исходя из собственных умозаключений. А в 2009 году моей жене поставили диагноз ВИЧ. Ну, я ей объяснил, конечно, что все это лохотрон. Жена рожала сына сама, а не с помощью кесарева сечения, как рекомендуют врачи. Мы тут же написали отказ от обследования ребенка на инфекцию. В семье растут два мальчика».
 
«А вы сами сдавали когда-нибудь анализ на ВИЧ?» – интересуюсь я.
 
«Сдавал году в 2009-м по дурости. Ничего не нашли, конечно же, отвечает Алексей. – Да если бы и нашли, мне все равно вообще. Хотя я приравниваю диагноз ВИЧ к террористическому акту. Людей так запугивают, что многие, услышав такое, буквально умирают от страха без всяких таблеток. А тех, кто не умер, добивают этой терапией».
 
«Вы знаете, что эту так называемую болезнь навязали нам из Америки? – спрашивает Алексей. – Это заговор. Есть у нас и контакты организации этой, и всех врачей. 19 июня 2015 года наша организация (созданный Старостенко фонд «Выздоровление», который сегодня уже не существует. – «НИ») написала официальный запрос в прокуратуру по этому поводу. И мы получили официальный ответ – якобы согласно Конституции нормы международного права выше законов РФ».
 
По мнению Старостенко, ВОЗ – никакая не врачебная организация, а такой же фонд, как и его «Выздоровление». «Они навязала нам законы, которые нас, россиян убивают, – утверждает Алексей. – А наши давай всех лечить за бюджетный счет... Но сейчас я занимаюсь уже не СПИДом, а более масштабной проблемой – хочу восстановить СССР. Ведь юридически он жив, и живы все министерства. Надо только заполнить их людьми. Люди в этих министерствах буду работать бесплатно, за деньги трудятся только негодяи».
 
В тюменском центре по профилактике и борьбе со СПИДом хорошо знают эту диссидентскую идеологию.
 
«У нас наблюдаются порядка 3,5 тыс. человек, – рассказал «НИ» заместитель главного врача центра Андрей Мельников. – Отказников в год – где-то пять-шесть человек. Часто среди них беременные женщины. Меня всегда приглашают к таким пациентам для разъяснительной работы, и я слышу эти вот доводы, что СПИДа нет, вирус не найден, и никто в глаза его не видел, а все лечение на самом деле происки фармкомпаний».
 
«К сожалению, отрицание болезни – это можно сказать естественная реакция психики, – говорит г-н Мельников. – Тем более, ВИЧ первое время протекает практически бессимптомно, что помогает людям верить во все эти байки. Мы не имеем права обязать будущую мать принимать профилактику – согласно законам РФ, еще не рожденный ребенок не является субъектом права, а, значит, никого нельзя привлекать за опасность заражения его инфекцией ВИЧ».
 
Доктор Мельников предупреждает: «Насколько мне известно, еще ни одна женщина не получила наказания за то, что заразила ребенка. А между тем, если беременная принимает терапию, то вероятность заражения снижается до 0,1%. Если не принимает – уже 30%. Грудное вскармливание увеличивает риск инфицирования до 50%».
 
Врачи напоминают, что штамм ВИЧ – самый изученный на сегодняшний день вирус. Терапия приближает сроки продолжительности жизни инфицированных людей к срокам здоровых. Прием антиретровирусных препаратов значительно снижает риск заражения половым путем. Вот только в открытых группах ВИЧ-диссидентов эта информация остается закрытой…
 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter